Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Наши там: С чего начинается Австрия

28 октября 2013, 10:00
наши там

Наши там: С чего начинается Австрия
Запускаем серию спецпроектов о путешествиях. Герои - пермяки, которые покинули родной город в поисках лучшей жизни. И нашли ее. Или потеряли. Первая в списке - Наташа Бердникова, обжившая Австрию.

С какими знаниями мы возвращаемся из зарубежного отпуска? Потолкавшись по «золотому кольцу», в которое входят музеи, соборы, памятники и кафе, мы выходим на работу с парой сотен фото, не почувствовав и половины подлинной жизни другой страны. Каково это, работать русскоязычным гидом в Малайзии, где найти лучший блошиный рынок Австрии, что едят на завтрак рядовые чиллийцы, какой самый ходовой товар в Израиле? В спецпроекте «Наши там» мы разбираемся, почему пермяки уезжают жить в другие страны, и что они там находят.

Согласно распространенному мнению, россияне уезжают за границу, чтобы оказаться подальше от страны, в которой «пицца приезжает быстрее, чем «скорая помощь», книга стоит дороже бутылки водки, а за кражу в супермаркете дают срок больше, чем за педофилию». Другими словами, от ужасающих условий жизни на родине, которые мы так часто лайкаем в демотиваторах соцсетей.

Наташа Бердникова собирала документы на студенческую визу в Австрии не потому, что ей надоело в России. В Перми у нее было все — друзья, работа, уютная крыша над головой и любимые пейзажи за окнами. Но не было ничего, что намертво бы привязывало ее к себе.

— Расскажи, как ты уехала из Перми?

 — Я планировала встречать осень 2011 уже на новом месте. У австрийцев на этот счет оказалось другое мнение. пришлось несколько месяцев ждать приглашения в посольство. У меня уже все закончилось: страховка на машину, срок аренды квартиры, даже зубная паста. Поэтому, когда пришло «добро!» из посольства, все получилось быстро. Это было 4 декабря 2011. В этот день я продала машину, собрала три пары туфель, книги, пермские конфеты, проголосовала на выборах в Госдуму и тем же вечером улетела. Я очень люблю Пермь, я никогда не думала, что так уеду. А теперь вот живу в Вене с сыном и мужем.

 — Каким было первое впечатление от Австрии?

 — Огромное количество мусульманок в платках, индусов в чалмах и собак в колясках, не хуже детских. На улице в декабре зеленела травка, но жарко не было. Единственный каприз венской погоды — ветер. В -5 вроде бы не холодно, но сыро и зябко. В Перми в -15 приятнее. В остальном, что бы природа ни выдумала — город только краше. Сильнейший дождь — через 15 минут вся вода стекает по стокам и снова чисто. А уж снег выпадет — хватай, а то убежит. Поэтому светлые замшевые туфельки тут не роскошь, а средство передвижения.

С тремя месяцами до начала учебы (летний семестр стартует в марте), я приступила к синхронному освоению велосипеда и округи. В округе оказалась вереница рождественских рынков. Пришлось отдаться в объятия пунша и огней.

Первое рождество встречали по местным традициям, 24 декабря. Ходили в церковь, пели песни, жгли свечи. Зато новый год провели с русскими салатами и президентом, впервые за много лет.

После Нового года начинаются балы. Мы были на балу в Хофбурге (зимняя резиденция австрийских Габсбургов и основное местопребывание императорского двора в Вене. Всего в Хофбурге 2600 залов и комнат — Properm.ru). Если платье обнажает икры девушки, в зал не пустят. Мужчинам предписано быть во фраке и с бабочкой. Студенческие балы открывают пары, которые учились танцевать вальс всю осень. Девушки в белых платьях, с цветами, молодые люди — в смокингах. В награду они получают 2 входных билета. Остальные копят на билет заранее. Говорят, самое дорогое удовольствие здесь — русский бал.

Когда мы в первый раз навострили лыжи в местные горы, оказалось, что они действительно ооочень крутые. В самом прямом из смыслов.

Не успев толком распродать, раскупить и съесть рождественские звезды, австрийцы начинают развешивать на каждом кусту пасхальные яйца.

Церковь Святого Карла (Karlskirche) — одна из немногих в Вене, с кассой на входе. Если очень хочется увидеть фрески Роттмайра бесплатно, нужно почувствовать себя католиком и прийти в воскресение на службу.

Фото автора

В марте началась учеба, а вместе с ней новые знакомства и новые истории. На одном из семинаров «Искусство. История. Политика» презентацию делали в виде театрального представления. Был профессор, он говорил на диалекте так, что сидящие рядом немцы тоже мало что понимали, так что я не отчаивалась. До сих пор поражаюсь, как сдала этот экзамен.

Удивило большое количество семинаров про Россию, там было очень много австрийцев, которым и правда интересно что же будет с нашей родиной. Потом появился Николай.

— В России всем рожать страшно.

 — Слово «роддом» меня пугало с детства. Всегда представлялся желтый кафель, песочные клеенки, железные кровати и мамаши в растянутых рубахах, шаркающие тапками «абибас». В местной больнице оказались цветы на окнах, шведский стол вместо каши-размазни, меню на выбор. Посетители-поздравители приходят в уличной обуви и одежде в палату.

В первую очередь ребенку здесь покупают не коляску, а автомобильное кресло. Как приехали домой, начали открывать прелести местного коммунального безбарьерного рая.

Мне трудно представить, что мамы делают в России. Тут жизнь с появлением ребенка не меняется. С коляской везде можно пройти и проехать, в нее все можно сложить. Надо будет всерьез задуматься о втором, к тому времени, как первый от коляски откажется.

Бензин дорогой, поэтому лучше передвигаться пешком.

Фото автора

— Назови три плюса и три минуса жизни в Вене.

 — Красиво, комфортно, интресно. Про красиво расписывать не буду. Можно просто ходить по улицам и разглядывать.

Слово «комфортно» звучит «по-пенсионерски», но как уж есть. Здесь освоение бытовухи — цепь неожиданных приятностей. По одному читательскому билету можно посещать все библиотеки города. Можешь взять книгу в одной, а сдать ближе к дому, в другой. Здесь обалденная библитека в университете, как в фильме про «Гарри Поттера» — зеленые лампы, стеллажи с книгами «уходят» под своды старинного здания. По одной карточке за 19 евро можно посещать в течение месяца все бассейны города — зимние, летние, семейные, открытые. И хоть живи там! Австрийцы знают секрет, как можно купаться без справки, без шапочки.

Пробежаться в парке вокруг гитлеровских железобетонных страшилищ — бесплатно.

Фото автора

Здесь очень интересно. Первые выходные месяца — день открытых дверей во многих музеях. Интересно бывает не только что выставляют, но и как постороена выставка. Сейчас, например, можно посмотреть картины Матисса и фовистов, фотографии Линды Маккартни или велосипеды разных времен и народов. Летом проходят фестивали кино под открытым небом. Здесь не модно считать источником всех бед современное искусство. Недавно напротив одной из центральных церквей надули огромную сферу. Посмотрим что они с ней будут делать. Интересно.

Поездка в одну сторону (если нужно, с пересадкой) стоит 2.10 евро. Годовой проездной на все виды транспорта — 365 евро.

Фото автора

В минусах удаленность от родных и друзей. Таких людей, как в Перми здесь нет.

Как нет и любимых кафе, парков, Лицея №2. Нет воспоминаний, которые с ними связаны. Но продолжается это не долго. В жизни появляются новые люди, каждый со своей историей. Например, парикмахер Василий. В родной Украине он учился на цирюльника и работал. Надоело. Уехал в Европу. Пока он учился в Германии на психолога, параллельно подзарабатывал, боксируя на ринге. Получив два диплома слависта и психолога, он приехал в Вену и решил учить теологию. Теперь на досуге стрижет. Причем, стрижет он меня дешвле и лучше, чем если бы я это делала в Перми. Тут очень много людей с самыми разными историями. Русские в Вену просто так не попадают.

Средняя «такса» на аренду однокомнатной квартиры — около 500 евро.

Вода очень дорогая, но ее можно пить из крана, и не надо ходить на улицу к будочке.

Дорогой хлеб. Буханка 750 грамм от 1,2 до 2 евро. Другие продукты стоят не дороже, чем в Перми. Кафе есть дешевые, есть дорогие. Одежда и обувь тут точно дешевле, чем в России.

Средняя зарплата около 1500 евро.

Фото автора

Я не из тех, кто рвался уехать. Мне в Перми было хорошо. Но и остаться я тоже особо не рвалась. Мне не кажется, что все «европейское» однозначно лучше нашего. И мы не станем кривиться, если появится возможность вернуться.

Но пока для нас получается так: жить на родине, как жить с родителями. Кому-то приходится, кому-то нравится, потому что удобно. А нам, уехавшим — сплошные поводы порадоваться. Однажды приехать на пироги — за счастье. А как уезжать пора — еще лучше.

 — Где вы проводите свободное время?

 — Очень приятно играть в туриста с фотоаппаратом, но без гонки за всеми церквями/парками/кафе, которые толком рассмотреть планируешь дома на экране монитора.

По субботам с утра — на блошиный рынок. Правда, тот, что на Naschmarkt в центре — только поглазеть. За действительно стоящими вещами лучше ехать в деревню на рынки, которые организуют местные католики.

Потом с друзьями в кафе на завтрак. Наш любимый — арабский, где на тарелке палитрой выложены хумус, долма, фалафель, козий сыр, баклажанный и йогуртовые соусы с оливками, свежими помидорами, огурцами и с теплой лепешкой.

Чего не хватает, так это хороших чаев. Австриец на вопрос «чай будешь?» ответит «я что, болен?». Первой в дом покупается кофемашина. Совсем вышла из обихода гречка. Ну не едят они ее, и все тут. За суп тоже иногда приходится бороться.

На блошином рынке можно купить часы Rolex за 30 евро.

Фото автора

 — Русскому есть чему поучиться в Австрии?

 — Патриотичности. Они не берут в магазине немецкое масло, хоть оно и дешевле. Исключение делается, разве что, для голландской «гауды». А так, строго смотрят, чтоб на всем стоял родной двуколор. Когда мы приезжаем в Пермь, тоже выискиваем все местное.

 — Переехав жить в Австрию, ты получила больше чем ожидала?

 — Да. Настолько многого я не ожидала.

 — Что сегодня ты больше всего вспоминаешь из жизни в России?

 — То же, что многие вспоминают и не уезжая — детство в государстве, которого больше нет. Для многих европейцев Советский Союз — как страшилка на ночь. А я уверена, что детства, счастливее, чем у нас, и быть не могло.

 — Где ты будешь через 5 лет?

 — Мы не исключаем, что будем в России. Не исключаем вообще ничего, мы можем оказаться хоть в Японии. Посмотрим.