Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
36292 +297
Выздоровели
29714 +291
Умерли
2303 +22
Properm.ru
Как заставить администрацию отремонтировать свой дом? Пермская история успеха Жительница Рабочего поселка Анастасия Мальцева уже 10 лет занимается капитальным ремонтов домов в своем районе. Properm.ru встретился с правозащитницей и узнал, как правильно судиться с городской администрацией, что делать, если власти отказываются исполнять решение суда, а также, каких подрядчиков предоставляют для ремонта домов.

Как заставить администрацию отремонтировать свой дом? Пермская история успеха

15 декабря 2016, 17:58
инструкция

Как заставить администрацию отремонтировать свой дом? Пермская история успеха
Фото: Ирина Молокотина для Properm.ru
Жительница Рабочего поселка Анастасия Мальцева уже 10 лет занимается капитальным ремонтов домов в своем районе. Properm.ru встретился с правозащитницей и узнал, как правильно судиться с городской администрацией, что делать, если власти отказываются исполнять решение суда, а также, каких подрядчиков предоставляют для ремонта домов.

Вчера, 14 декабря, на сайте госзакупок появился аукцион на ремонт двух домов по ул. Индустриализации, 4, 6. Эти дома ранее стали поводом для возбуждения уголовного дела в отношении начальника департамента жилищно-коммунального хозяйства Николая Уханова. Работы по капитальному ремонту пройдут в рамках исполнения решений судов, вступивших в законную силу.

Согласно техническому заданию, исполнитель будет обязан до 20 декабря 2017 года привести в нормативное состояние дома по вышеуказанным адреса. На выполненные работы будет действовать гарантия 60 месяцев. Сумма двух контрактов составила 44,6 млн рублей. Заявки принимаются до 16 января 2017 года

Мы встретились с Анастасией Мальцевой, правозащитницей, председателем Непосредственного управления и местной жительницей. Анастасия рассказала, как ей удалось добиться ремонта уже четвертого дома, и почему подрядчики, которых предоставляет городская администрация ни на что не годны.

***

— Анастасия, как давно вы занимаетесь правозащитной деятельностью в сфере ремонта домов?

— С 2006 года. Тогда был введен новый Жилищный кодекс, который предписал нам выбирать форму управления многоквартирными домами, соответственно — перекладывать все существующие проблемы на плечи собственников. В 2006 году мы провели собрание, на котором выбрали форму непосредственного управления, потому что понимали, что под любой другой (формой — прим. Properm.ru) нам жить не удастся. Это будет очень дорого, а УК и ТСЖ не подъемно. Но мы тогда понимали, что кровлю и стены в 1928 года постройки мы своими усилиями не починим. Согласно закону о приватизации, нам должны передавать квартиры в домах ненуждающихся в капремонте или отремонтированных.

— Когда состоялся первый суд и по какому дому?

— Все началось с Циолковского, 9. Процесс по первому суду длился четыре года. Дело мы проиграли в Мотовилихинском районном суде, второй раз мы выиграли — но краевой суд отменил решение, в третий раз нас оставили без рассмотрения — мы пошли в Лениниский районный суд. Провели экспертизу и выиграли. После этого еще год шло исполнительное производство.

— Власти быстро начинают реагировать на судебное решение?

— Не получится просто так уговорить нашу администрацию делать капремонт по выигранному суду. «Не важно, что вы выиграли, — сказали нам тогда в юридическом отделе. — Мы никому подобного не делали и вам не будем». Сити-менеджером был Анатолий Маховиков. Исполнительное производство я довела до того, что ему предъявили уведомление о возбуждении против него уголовного дела. Все как рукой сняло.

«В августе 2013 года начался ремонт нашего дома и в декабре 2014 года закончился. Сейчас уже много состоявшихся решений суда».


— Что делать пермякам? Как бороться за право на капремонт?

— Здесь все просто. Если дому в 1991 году (на дату вступления в силу закона о приватизации — прим. Properm.ru) приходится 20 лет первое, что необходимо — найти в доме собственника, который приватизировал свое жилое помещение не позднее чем три года назад, чтобы не заработать срок исковой давности.

— Куда идти лучше идти, чтобы найти собственника?

— Прежде всего, по соседям. Может оказаться, что все жильцы приватизировали квартиры давно, а один нет. Тогда ему нужно успеть, например, до марта 2017 года приватизировать квартиру и идти в суд Ленинского района. Это нелегкий процесс.

Прежде всего необходимо подать иск, провести во время судебного следствия строительно-техническую экспертизу. Она, скорее всего, подтвердит, что определенные конструкции свой ресурс выработали и необходимо их заменить. Суд после этого оценить заключение экспертизы и вынесет решение.

— И все?

— После чего начинается процесс исполнительного производства. На этом этапе необходимо предъявить лист судебным приставам и часто к ним ездить, поскольку на каждого пристава в среднем приходится по 3–4 тысячи исполнительных производств. Если вы к нему ходите каждую неделю и они вас знают в лицо, процесс будет быстрее. Главное упорство.


По исполнительному производству собственник — взыскатель. Администрация обязана выполнить капитальный ремонт. Если она добровольно этого не делает включается механизм принудительного исполнения.

Администрацию дважды штрафуют, на третий раз штраф накладывается на руководство ведомства, четвертый — на главу администрации города Перми, а дальше привлечение к уголовной ответственности.

— Городская администрация не хочет восстанавливать дома в мирном порядке?

— Власти собираются ввести лимит на проездные студентов, о чем может быть речь? Мы живем не по средствам. Дома на Индустриализации я целый год заставляла выставить на аукцион уже с имеющимся решением суда на руках. Эти дома в ассоциации нашего управления — жильцы к нам пришли, и мы тоже пошли судиться. Дело сдвинулось во многом благодаря началу уголовного дела в отношении Николая Уханова. Но сейчас процесс приостановлен, поскольку ремонт идет.

— Что сделали по суду?

— Починили фасад — он стал неузнаваемым. Положили кровлю, поменяли чердачные перекрытия, гидроизоляцию фундамента. Дома откопали, закачали смолистый раствор.

Откапиталили подъезды. Самая большая проблема домов 90-ых годов — в них практически не было комплексных капитальных ремонтов. Мы выиграли дом ученых на Компросе, 43. Дом специалистов — Уральская, 77, который имеет статус памятника архитектуры. (Разрабатывали его конструктивисты ленинградской школы «Баухауза», — прим. Properm.ru).

В наших домах даже окна поменяли в соответствии с требованиями об организации ремонта в домах культурного и архитектурного наследия Перми. Окна не пластиковые, как хотел поставить подрядчик, а в стиле конструктивизма.

— Что-то во взаимотношениях с органами власти изменилось, после того как вы выиграли первые суды?

— Нет. Каждый дом по-прежнему приходится отстаивать по-новому. Схема не работает. Например, очень долго отрабатывали механизм выставления на конкурс. Суд вынес решение — поменять деревянные перекрытие.

Предствьте у вас это пол, между ними перекрытие, на котором для соседей снизу это потолок. Получается. что нужно поменять и то и другое. В судебном решение будет написано — «замена перекрытия». Администрация долго пыталась понять, что под этим подрузамевается. Есть СНиП ВСН 8–88 согласно которому выполняется капремонт. Если в решении суда написано — замена перекрытий небоходимо открыть этот ВСН, где указаны все сопутствующие виды работ. В Администрации же говорят, что они не поняли решение суда.

К тому времени мы уже с Самойловым играли в игру «Давай мы против тебя будем дело возбуждать». Когда приставы принесли ему бумагу о том, что он будет участником уголовного дела, он не стал ее подписывать. Зато смогли выставить в конкурсе несколько домов.

Ремонтируя в 2014 году этот дом (Циолковского, 9 — прим. Properm.ru), мы ходили за разъясениями суда по Уральской, 77. Хотя решения выданы идентичные. В конечном итоге нам написали, что все системы неделимы. Нельзя сделать ремонт куска системы отопления и считатать, что сделал ремонт всей системы. К тому времени мы уже с Самойловым играли в игру «Давай мы против тебя будем дело возбуждать». Когда приставы принесли ему бумагу о том, что он будет участником уголовного дела, он не стал ее подписывать. Зато смогли выставить в конкурсе несколько домов.

— Удалось пройти суды, добиться решения о проведении конкурса на ремонт, что дальше?

— Это только 50% от проделанной работы. После этого Администрация ищет нам подрядчика. Казалось бы, можно выдохнуть, но нет. Придется контролировать каждый вбитый гвоздь, каждый мазок кисти. Работы на Уральской, 77 и Циолковского, 11 выполняет контора, в которой учредитель, он же гендиректор — «бомж из Кировского района». И если на Уральской домом мы еще доделаем, то на Циолковского будем расставаться с подрядчиком. Некоторые думают, что могут битой помахать, поджечь мою машину и сделать все по-своему. Но не вышло. Делать плохо мы им не даем, красть не даем, они нас ненавидят, но не уходят.

— Как так получилось?

— Изначально участвовали пять контор. Но отдел под руководством Чепкасова (Роман Чепкасов, начальник управления муниципального заказа г. Перми — прим. Properm.ru ) всех поснимал, оставив этого (подрядчика из Кировского района — прим. Properm.ru) — как самого умного. Только он подал правильно оформленные документы. Предлог для снятие остальных был такой — не верно указан индекс пенетрации битума, или, не верно указан остаток песка на сите.

— Дальше?

— Если будет плохо сделано, есть исполнительный лист, который можно вновь предъявить, в том случае если мы его не подписали. Подрядчикам с нами очень тяжело — все соседи уже знают как делать ремонт. Только подумайте, они кладут окно на пену, а сверху кирпичи. Мы приходим и при технадзое разбираем эту «конструкцию». Подрядчик не получит деньги, если что-то сделано плохо.

Дома на Индустриализации, которые отремонтируют в 2017 году.

— Как быть с теми, кто включен в региональную программу капремонта?

— Здесь сложнее, но тоже через суд. Такие дома обычно под управлением УК, где наладить рычаг контроля трудно. Если наши дома принимает муниципальный технадзор, который не заинтересован делать плохо — это бюджетные деньги. Те дома принимает частный. Самое неприятное, что собственники не могут вмешаться в процесс: не они определяют подрядчика, не они определяют качество материалов, они не могут проконтролировать технадзор и сами работы. Есть конечно сильные люди, которые добиваются своего, но их всего пара человек в Перми. Остальным скажут: «Ты чего пришел?». Если это спецсчет в ТСЖ, если оно неплохое, то они свои деньги не дадут растащить.

— Выбора нет. Если не ездить по всем инстанциям, ремонт будет стоять.

— Что в планах?

— Нам нужна отлаженная рабочая схема. Решение суда — исполительное производство — обследование проектно-сметной документации — конкурс — ремонт. Так все работает, но на каждом этапе что-нибудь происходит. Появляется «умная пыль», которая забивается в шестеренку и приходится в ручную проворачивать это колесо из раза в раз. Это тяжело, но работает. Хочется реконструировать микрорайон Рабочий поселок, чтобы он был красивым и ухоженным культурным наследнием, восстановить Яблоневый Сад и Фонтан. Соседи не возражают, главное закончить капитальный ремонт домов.


Оцените материал