Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

«Проекты противоречат друг другу»: кандидат географически наук о планах властей по реконструкции Перми

«Проекты противоречат друг другу»: кандидат географически наук о планах властей по реконструкции Перми
В ближайшие годы Пермь ждет большая реконструкция. Программа минимум городских и краевых властей — привести в порядок набережную Камы, Компрос, эспланаду и Пермскую. Программа максимум — начать реализацию проекта «Пермь — 300 лет на Каме». Мы решили посмотреть на эти проекты с точки зрения социально-экономической географии и поговорили с кандидатом географических наук, заведующим лабораторией «Регион» Естественнонаучного института при ПГНИУ Вячеславом Столбовым.

— В каком направлении, на ваш взгляд, Перми стоит двигаться с точки зрения благоустройства и развития общественных пространств?

— Начнём издалека. Перми исполняется 300 лет. Это достаточно большая дата. Но прежде чем-что то делать, нам нужно понять, что такое город Пермь. Чем он стал, чем он будет спустя десятки лет, как он будет позиционироваться в жизни страны и мира?

— А сейчас не понятно каким будет наш город?

— Да. Мы не можем себя определить с точки зрения даже функций. Раньше мы были индустриальным гигантом. Городом, который определял обороноспособность страны, городом-заводом. Потом мы попытались себя позиционировать как город культуры в эпоху Чиркунова, вместе с этим упустили момент стать памятником города-завода, как это сделал Екатеринбург, сохранив Верх-Исетский завод в качестве музейного памятника. У нас фактически от той эпохи остался один из цехов Мотовилихинского завода. Поэтому, прежде чем принимать решения по развитию Перми в плане благоустройства, нужно понять кто мы такие.

Отсутствие единого взгляда на город проявляется даже в проблеме Пермской агломерации. Сейчас в стране тенденция делать упор на крупные агломерации, развивать их, чтоб они тянули за собой страну как локомотив. Пермская агломерация в этом плане практически не развивается.

— И что же мешает Пермской агломерации?

— Во-первых, для развития ей нужен транспорт, который бы позволял этой агломерации спокойно функционировать как единому целому. Считается, что город может быть целостным, если есть транспорт который позволяет за полтора часа добраться от одного его конца до другого. Агломерация же объединяется временной доступностью от центра в полтора часа. Есть у нас такой транспорт? Нет. Кроме того, агломерация должна расти, и чем больше ее жителей живет за пределами города, тем лучше. У нас же все переезжают в Пермь, а власти упорно развивают только центр города, когда во всём мире наоборот — из центра бегут.

— Каким на ваш взгляд должен быть центр города?

— В развитых странах центр — самое непривлекательное для постоянной жизни место: много людей, непрекращающийся шум, свет, много офисов и машин. Жить там можно только на большой высоте, если вам позволяют деньги. Наша модель развития больше напоминает Латинскую Америку, Африку и Турцию, когда город растет за счет притока сельских жителей, которые переезжают и заселяют районы вблизи центра, чтобы быть ближе к работе.

На мой взгляд, нам не нужно застраивать центр жилой недвижимостью. Он должен быть совсем другим. В нем должны быть сосредоточены театры, музеи, рестораны и кафе, заведения культуры, образования и управления, а не жилые дома.

— Но с другой стороны застраивать окраины тоже не выход. Есть мнение, что со временем они превращаются в трущобы. Например, застроили Кондратово, людей и машин стало больше, получили транспортную проблему.

— Так это и нужно решать, определившись с концепцией развития города. Он должен быть комфортным для людей, а если мы с вами застроим центр, то транспортную проблему тем самым мы не решим.

Вообще наша главная проблема — транспортная связка двух берегов. В определенной степени помочь решить ситуацию может водный транспорт, ведь раньше (в советский период — Properm.ru) от Перми-1 до Закамска регулярно ходила «Ракета» — 30 минут и вы у ДК им. Кирова. Также поможет перенос Транссибирской магистрали за пределы города. Во-первых, это будет правильно с точки зрения безопасности города, а во-вторых даст возможность развить движение скоростных трамваев по имеющимся железнодорожным путям. У нас в городе есть десятки подъездов промышленных предприятий, бывших и действующих, к Транссибу. Они есть в большинстве районов на обоих берегах. Их нужно использовать. Также нам нужно развивать пригородные электрички. Если мы посмотрим расписание 60-х годов, то увидим, что они ходили в несколько раз чаще. В результате, добившись того, что люди смогут за 30–45 минут из любой части города добираться на работу в центр, отдаленные районы и пригороды Перми получат новый импульс к развитию.

— Продолжим. Если, на ваш взгляд, развивать нужно переферию города, то какой она должна быть в плане застройки: квартальной или микрорайонной?

— Эти концепции не противоречат друг другу. Можно использовать любой вариант. Главное, чтобы создавались единые дворовые пространства, которые мы потеряли. Ведь двор — это этап социализации человека. У нас же сейчас дети минуют эту часть и попадают сразу из дома на улицы, попадая в агрессивную уличную среду. Кроме того двор — это место отдыха для пожилых людей и территория для занятий спортом у молодежи.

— Каким должен быть двор? С машинами или без? Сейчас 99% пермских дворов — это одна большая парковка.

— Видите, какая ситуация. Без подземных или надземных парковок эта ситуация не решаема. Поэтому, разумеется они должны быть предусмотрены в планах развития территорий. Необязательно, чтобы у каждого дома была своя. Например, может быть надземная парковка в несколько этажей, где бы могли оставлять машины жители нескольких домов. Тогда у нас получится создать дворовые пространства без автомобилей.