Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
9523 +75
Выздоровели
6556 +48
Умерли
442 +6
Properm.ru
«У нас Черняевский лес воспринимают как шашлычную или стадион». Интервью с экоактивистом Еленой Плешковой Пермская зеленая коалиция годами борется с желанием застройщиков и властей отхватить кусочек от городских лесов. Сейчас вызов общественникам бросила корпорация РЖД и федеральный проект «Формирование комфортной городской среды». Президент фонда культурного и природного наследия «Обвинская роза» Елена Плешкова рассказала Properm.ru об ошибках градостроителей и предложила свой путь развития Перми.

«У нас Черняевский лес воспринимают как шашлычную или стадион». Интервью с экоактивистом Еленой Плешковой

10 сентября 2020, 15:41
интервью

«У нас Черняевский лес воспринимают как шашлычную или стадион». Интервью с экоактивистом Еленой Плешковой
Фото: Кирилл Козлов для Properm.ru
Пермская зеленая коалиция годами борется с желанием застройщиков и властей отхватить кусочек от городских лесов. Сейчас вызов общественникам бросила корпорация РЖД и федеральный проект «Формирование комфортной городской среды».

Президент фонда культурного и природного наследия «Обвинская роза» Елена Плешкова рассказала Properm.ru об ошибках градостроителей и предложила свой путь развития Перми.

— С момента публичных слушаний о судьбе участка за ДКЖ прошло около трех недель. Какое-то общение с властями или РЖД после этого было?

— Мы написали обращение в адрес врио губернатора и главы города с предложением взять ситуацию на контроль и провести переговоры с РЖД о возможной замене участка на более удобный для всех вариант. Никто не отрицает, что им нужен этот учебный центр, но не такой ценой для города.

Вообще история с Черняевским лесом — очень значима для Перми. Это объект не только природного, но и культурного наследия, особенная ценность для пермяков. В 2009 году, когда готовилась концепция культурного развития Перми, нижегородский центр проводил социологическое исследование. Тогда эксперты выяснили, что пермяки имеют интересную особенность. Они воспринимают среду вокруг комфортной, когда в ней есть природный компонент. Это был очень нехарактерный для городов-миллионников срез. Этим пермяки отличаются от остальных. Для нас природная составляющая является показателем качества городской среды, потому что мы привыкли, что у нас в шаговой доступности есть лес или долина реки. Во многих городах такого нет.

— Как давно вы отправили письмо главе региона?

— На следующий день после слушаний, но ответа на него мы еще не получили. Думаю, что где-то на следующей неделе, когда пройдут положенные для ответа 30 дней, мы пойдем на встречу к Дмитрию Махонину и будем говорить о судьбе Черняевского леса. Ведь ему грозит опасность не только от РЖД. Серьезный вред может нанести благоустройство парка «Балатово». Это чудовищный проект, который противопоказан лесу, потому что его концепция — парк культуры и отдыха.

— Но ведь «Балатово» это и есть парк культуры и отдыха.

— Мы как раз и предлагаем пересмотреть подход. Сегодня тренд развития современных городов — сохранение природных территорий и создание природоподобных зон. Именно они дают жителям возможность, проживая в городской среде, восстановить иммунитет и снять стресс. Поэтому лес в черте города — величайшая ценность с точки зрения сохранения здоровья жителей. Нужно максимально отойти от концепции благоустройства в том виде, как у нас его понимают.

— То есть вы предлагаете отказаться от развлекательной функции парка?

— Не только. Кафе и аттракционы — первая проблема. Вторая — огромные площади асфальтирования. Третья — стандартное освещение, которое используется на улицах города. Оно противопоказано для обитателей леса и вызывает «световое загрязнение».

Концепция парка, который сопряжен с особо охраняемой природной территорией, совершенно естественно и логично должна готовить человека ко входу в Черняевский лес, а не как сейчас — шум и гам, кругом асфальт, шашлыком пахнет. В такой среде у человека не возникает ощущения, что он из города попал в лес.

Балатовский парк — не единственная зона, которая быстро деградирует. «Золотые пески» и «Лесная поляна» тоже превратились в зону шашлычно-пивного отдыха. Люди, которые живут напротив леса, летом задыхаются от шашлычного дыма. Мы с проклятьем ждем хорошей погоды в выходные дни, потому что понимаем, что будем вынуждены закрывать окна, чтобы не задыхаться. Эти шашлычные зоны больше похожи на резервации, которые мы создаем для тех, кто пришел поквасить в лесу. Нормальные люди туда не пойдут. Мы о ком заботимся в итоге?

— Я правильно понимаю, что вы хотите предотвратить застройку и благоустройство в лесу за ДКЖ, чтобы не появилась еще одна пивная и шашлычная зона?

— Да, если не остановить РЖД в их желании сделать нам благоустройство, то мы будем наблюдать здесь то же самое, что сейчас происходит в парке «Балатово» и на «Золотых песках». На картах, которые показывают проектировщики, может показаться, что речь идет о небольшой территории, но это не так. Участок железнодорожников с двух сторон огибает дворец культуры — до границы с домами на Боровой и Малкова и стадионом Локомотив.

— То есть место, где мы сейчас говорим, тоже станет частью благоустроенного пространства?

— Да, она должна стать урбанизированной территорией, но проблема здесь в другом. Зона воздействия посетителей парка культуры отдыха на окружающую среду будет становиться больше. Сейчас же человек попадает в этот лес, переходя дорогу как некую границу, поэтому иначе воспринимает территорию.

В парке «Балатово» люди этой границы не видят. Там нет визуального восприятия, что ты из городского общественного пространства попадаешь в особо охраняемую природную территорию. Поэтому они и ведут себя так, поскольку не понимают, что лес — другая территория и здесь другие правила поведения.

— И вы предлагаете изменить концепцию реконструкции Балатовского парка, чтобы изменить поведение пермяков?

— Именно. Балатовский парк должен стать экопарком. Нужно спасти его от создания так называемой «комфортной среды», потому что благоустройство, которое делается городом — тотальная экологическая и биологическая неграмотность. Они хотят, чтобы было лучше, но делают хуже, потому что не понимают, что своими действиям разрушают природную среду. Одни только асфальтные дорожки нарушают гидрологический и температурный режимы, и создают в лесах беспорядок. Поток посетителей увеличивается. Прогуливаясь по этому асфальту, они разбрасывают мусор. Им кажется, что они все еще в городе, и за ними кто-то уберет.

Наши зеленые территории можно использовать как образовательные просветительские площадки — организовывать лекции и проводить экскурсии. Например, в Чехии в национальном парке для этого создана вся инфраструктура и даты мероприятий расписаны на год вперед. Детские сады, школы и вузы стоят в очереди, чтобы провести занятие, и они за это платят. Поэтому мы говорим, что нам сам Бог велел на месте Балатовского парка создать такую же инфраструктуру.

Но одного желания сделать лучше недостаточно, нужны профессионалы и большая подготовительная работа. Посмотрите хотя бы на то, как благоустроили экологические тропы в наших лесах. Посмотрите на эти конструкции. Есть хорошая идея сделать прогулочную тропу, которая рассказывает о лесе и ее обитателях. Но как это реализовано? Сразу видно, что здесь не работал ни архитектор, ни дизайнер. Как они расставлены, чем они наполнены? Есть определенные правила восприятия информации, которые здесь не соблюдаются. Когда я подхожу и начинаю читать, то у меня, взрослого человека, который изучает научную литературу, возникает ступор. Для кого это написано?

— Но ведь благоустройство зеленых зон, которое вы критикуете, получает положительный отклик от жителей города.

— Если человеку не покажут другой вариант и не расскажут о нем, то вы никогда и не получите другой запрос. Люди должны сравнить и выбрать, чего они хотят: жарить шашлык и мешать местным жителям, ездить на велосипеде и сбивать пешеходов или просто наслаждаться лесом.

Ситуация с велосипедистами также требует отдельного решения. У Черняевского леса огромный потенциал, он может принести пользу многим людям своей природной составляющей. Не нужно превращать его в трассу. Пусть велосипедисты ездят по асфальтовым дорожкам по периметру леса. Но зачем в лесу асфальтировать дорожки?

У нас пытаются сделать всем хорошо, а потом удивляются, почему люди конфликтуют. Яркий пример, когда по тропинкам зимой прокладывают лыжные трассы и на пешеходов начинают кричать: «Ты чего по трассе ходишь? Уйди отсюда». А куда ему идти? Или история с велосипедистами, которые на огромной скорости несутся по этому асфальту. Вообще-то здесь люди с детьми гуляют и домашними животными.

Получается, что у нас Черняевский лес воспринимают как шашлычную или стадион — две ипостаси, а самое большое богатство остается на последнем месте. В итоге человек, который приходит в лес, чтобы снять стресс или просто погулять, вынужден шарахаться то от одних, то от других.

— В мае один из лидеров экологического движения в Перми Дмитрий Андреев стал начальником городского управления по экологии. С тех пор что-то изменилось?

— Это здорово, что специалист, который давно занимается экологией, стал руководителем профильного управления, но ему нужна помощь. Одному не удастся переломить ситуацию. Управление по экологии должно играть очень серьезную роль, чтобы вернуть Перми природу. Это задача сложная и длительная, не одного года или двух-трех лет. Нужно, чтобы произошло изменение в сознании людей. Для этого нужна массированная просветительская работа с населением. Запрос на среду должен идти от жителей.

— В июне Дмитрий Махонин поручил краевому министерству природы разработать закон об охране зеленых насаждений. Прошло лето. Вам известно о состоянии этого проекта?

— Знаю, что работа ведется. Управление по экологии свои предложения направило. Мы тоже включались работу. Подготовка этого документа — трудоемкий процесс. Законопроект нужно со многими актами скоординировать. Но мы также считаем, что после завершения работы будущий закон нужно публично обсудить, чтобы до его принятия можно было внести правки.

— Но ведь и с долинами малых рек тоже постоянно все обсуждается. В марте был большой круглый стол, потом создали проектный офис. Что в итоге вышло?

— Там просто вакханалия сейчас. Все говорят «зеленый каркас», но каждый понимает это по-своему. На том круглом столе власти показали нам свое видение благоустройства долин малых рек — какие-то каменные надолбы. На что мы начали говорить: «Ребят, вы что творите? Остановитесь немедленно».

Это даже смешно. Мы очень долго ждали, когда администрация ответит на призыв разговаривать о развитии малых рек, а нам на круглом столе показали такое. Прежде чем что-то делать в долинах, нужно провести исследование, а нам предложили сразу начать благоустройство.

— Вам не кажется, что изменить подход может политическая воля Дмитрия Махонина? Он уже запретил вырубать липы, а назначение Андреева в администрацию Перми многие также связывают с решением врио губернатора.

— Если Дмитрий Махонин возьмет на себя такую смелость и изменит тренд его предшественников, когда решения принимались в угоду экономике и в ущерб экологии, то ему нужна будет помощь высококвалифицированных специалистов и ученых. В этом вопросе не должно быть ручного управления, как в истории с липами. Один человек не может за всем уследить. Поэтому нужно просвещать людей: как жителей, так и ответственных чиновников. Все должны понимать, что такое «зеленый каркас» города. Это ведь не просто посадить больше деревьев.

— Несмотря на важность экологии, города и экономика все равно должны развиваться. Каким вы видите это развитие?

— Решения о развитии и строительстве должны приниматься не потому, что у девелоперов есть куски земли. Нам нужно сейчас провести диагностику города с точки зрения ветровых нагрузок и температур. Есть специальные сервисы, которые позволяют это сделать. Например, ENVI-met. Эта программа может моделировать климат в городской среде и оценивать влияние на нее атмосферы, растительности, архитектуры и материалов, которые используются в благоустройстве и строительстве.

Буквально два-три месяца и у нас будет полная картина того, как на самом деле выглядит город. Где есть у него узкие места, где есть тепловые острова, которые формируются, потому что там нет продуваемости или зеленых насаждений в нужном количестве. Тем более сейчас настал период актуализации генплана. Это наилучший момент, чтобы подойти к проблеме развития города на более высоком технологическом уровне. Я говорила об это Андрееву, писала Самойлову и буду говорить об этом Махонину.

— Каким вы видите выход из текущей ситуации? Как Перми стать экологичной и прогрессивной?

— Первое, что нужно сделать, — обучить всех чиновников и представителей бизнеса, которые принимают участие в жизни города и формировании его среды. Важно провести специальные ознакомительные семинары с экспертами, которые смогут объяснить и рассказать, что такое «зеленый каркас», как нужно подступаться к его формированию и реконструкции.

Также нужно провести диагностику климатического состояния города и заняться экологическим просвещением населения. Это длительная компания на много лет, которая должна проводиться на постоянной основе. И чем дольше мы медлим, тем больше мы теряем возможность вернуть природную среду в город. Благоустройство, что ведется по федеральной программе, просто убивает Пермь.


Оцените материал