Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Аркадий Кац: По наиболее знаковым проектам Генплана надо проводить референдумы

10 февраля 2012, 12:09

Аркадий Кац: По наиболее знаковым проектам Генплана надо проводить референдумы
Первый заместитель председателя Пермской городской думы поговорил с корреспондентом Properm.ru как один из разработчиков генплана, житель Перми и ресторатор.

Аркадий Кац рассказал Properm.ru о том, как легитимизировать Генплан, кто будет покупать квартиры в домах высотой 4-6 этажей и какой вопрос встанет ребром после досрочного ухода Олега Чиркунова. Помимо этого начинающий ресторатор провел работу над ошибками, которые были допущены при открытии «Форшмака».

— Аркадий Борисович, объясните, почему именно «Форшмак»?

— Появилось желание сделать ресторан, в котором будут присутствовать дух, культура, идея, меню, музыка, имеющие отношение к еврейству. Есть понимание того, что рынок общепита в Перми развитый и конкурентный и чтобы занять в нем место, надо иметь свою нишу, которая станет нашей «темой», потому что мы в ней будем чувствовать себя более комфортно.

Название обсуждали очень долго командой человек из десяти — близких, друзей и знакомых нашей семьи. Надеюсь, версия «Форшмак» победила не потому, что я ее предложил. Во-первых, «Форшмак» — очень узнаваемое слово на разных языках. Во-вторых, это очень еврейское слово. Форшмак, пожалуй, самое известное блюдо еврейской кухни для любого человека, даже для того, кто специально эту кухню не изучал. Наконец, это просто вкусно.

— В каком сегменте работает «Форшмак»?

— Я бы не сказал, что мы сейчас на уровне «премиум». Очень многие наши друзья, особенно московские, открывая меню полушутя замечают: «тут, по-моему, нуля не хватает».

— Сколько составляет средний чек?

— 700 — 800 рублей. «Форшмак» — это, конечно, бизнес-проект. Но при этом мы делали его так, чтобы создать место, где уютно и комфортно. Это не сетевой проект, не опыт для тиражирования.

— Озвучьте объем инвестиций.

— Это наш с супругой семейный проект. Источник инвестиций — наши семейные накопления. Для нашего бюджета вложения получились большие, Примерно пять тысяч евро на одно посадочное место. Это много. Конечно, мы допустили определенные ошибки, но они наверно были неизбежны. Уверен, тем не менее, эти деньги окупятся.

— Давайте проведем работу над ошибками.

— Во-первых. Если все-таки еще раз придется повторять этот опыт, мы больше не пойдем в жилой дом. Размещение ресторана в жилом доме — непростая история, связанная с массой дополнительных ограничений и затрат. Трудности самые разнообразные, они связаны с процедурой согласования проекта с жильцами: необходимо провести собрание ТСЖ, получить все необходимые разрешения и допуски. Дополнительные издержки связаны с шумозащитой, вытяжкой. Не стоит забывать о том, что дом новый, как только мы обустроились, жильцы начали делать ремонт.

Во-вторых, мы очень долго были убеждены в том, что шеф-повар нужен приглашенный, поэтому много сил потратили на поиск профессионала, на отработку формата взаимодействия с ним, на составление меню. Как оказалось, местный повар, который работает в Перми постоянно и понимает специфику национальной кухни, может лучше донести ее до пермского потребителя. К этому мы пришли еще до открытия и, в итоге, открывались с пермским шеф-поваром.

Третья ошибка связана с хозяйственными вещами — с разработкой проекта, стройкой, спецификой — решением всех этих вопросов мы тоже уже «наелись». Сейчас уже видно: тут можно было сэкономить, тут сделать по-другому. Я считаю, что мы набили хорошие шишки, но только так можно чему-то научиться.

— В конце 2011 года комиссия по землепользованию и застройке приняла проект ограничения этажности в Перми. Ограничение высотности коснулось тех зон, где предполагается строительство многоквартирных жилых домов. Что это означает?

— Одновременно с внесением изменений в Правила землепользования и застройки, устанавливающих базовую максимальную высотность жилых домов до шести этажей, принято еще несколько решений, о которых мало говорится, но обсуждать их нужно, потому что они должны работать в совокупности.

Во-первых, принято решение о том, что в местах уже сложившейся застройки остается застройка высотой в 35 метров. Таких районов много: Парковый, Садовый, район Уральской-Ким, Балатово — куча районов, причем в них есть белые пятна, на которых можно строиться без ограничения в сроках.

Во-вторых, есть зоны, в которых предполагается высотность 50, 100 и 150 метров — это уровень 50-ти этажного здания. Для принятия решения о возведении объектов такой высоты следует разработать документацию по планировке территории, после чего будет ясно, где эти здания можно возвести без нарушения прав третьих лиц. Каждый год в Перми возникает очередной скандал, связанный со строительством высоток в том или ином районе. Единственный способ прекратить это безобразие — сделать базовые ограничения точечной застройки. Но если инвестор пришел с комплексным проектом застройки какой-либо территории или квартала, с пониманием того, как там все будет организовано, тогда под этот проект в ПЗЗ будут вноситься изменения в 30-дневный срок.

Никто из разработчиков мастер-плана не говорит о том, что надо запретить любые виды строительства, кроме предусмотренных этим документом. Но давайте хоть где-то начнем строить жилье другого типа. Сегодня в городе купить качественную просторную квартиру в пяти-шести этажных домах невозможно. Давайте строить и такое жилье тоже. Рынок покажет, как быть дальше, люди сделают свой выбор.

Приведу один пример. Когда я работал в администрации, общался с руководителями различных предприятий, которых иногородние собственники направили работать в Пермь по контракту. К моему удивлению, многие из них месяцами жили в гостиницах, в лучшем случае в съемных квартирах, не покупая жилье, хотя контракты имели не на один год. На вопрос, почему так, люди отвечали: «Не можем найти жилье, подходящее по качеству и за разумную цену. Пермское элитное жилье реально таковым не является. В высотках жить не хотим, жилья меньшей этажности, комфортного, из хороших строительных материалов, с нормальным благоустройством двора, нет».

— Не все строительные компании готовы согласиться с тем, что строить надо дома не выше 4-6 этажей. У застройщиков экономика не сходится — затраты на землю-материалы-работы и выгода от реализованных квартир не совпадают.

— В Перми выдано разрешений на строительство 129 домов общей площадью 1,4 млн кв. м и ещё более 200 градостроительных планов земельных участков на высотки общей площадью ещё 2,5-3,3 млн кв. м. Это уже выданные разрешения, держатель имеет право продлевать их несколько раз. И уж точно будет переходный период, в течение которого лицо, обладающее градпланом земельных участков, при обращении в органы власти имеет право получить разрешение на строительство.

Процесс строительства и реализации жилья, которое построят в рамках этих разрешений, займет 5-7 лет. Я уверен, что те строительные мощности, тот тип жилья, который возводят пермские застройщики — «эконом-класс», панельное жилье — будет востребован. Я очень хорошо ощущаю и понимаю эти процессы. Риска не вижу, вижу конкуренцию, рост предложения, а для жителей города это всегда хорошо.

— Но даже через 5-7 лет придется решать этот вопрос. В чем вы видите компромисс между застройщиками, разработчиками генерального плана и покупателями квартир?

— Если бы я знал ответ на этот вопрос, я был бы самым счастливым человеком. Речь идет об определенных обязательствах, о доверии, о взаимодействии и совместном принятии решений. Это необходимое условие. Главная ценность любого городского решения состоит не в том, что оно идеально продумано. Если это проект одного человека, то в городском пространстве он не устоит, так как не является общепринятым. Необходимо совместное принятие этого документа. Я уже начинаю думать, что по наиболее знаковым проектам надо проводить городские референдумы. Если мы поймем, что это очень громоздкое мероприятие, которое не сработает — откажемся от этой идеи.

Генплан это качественный, хороший документ, в нем есть ценности. Предложить людям эти ценности нужно в виде готового решения, которое уже можно попробовать. Например, это проект концепции пяти городских улиц — Комсомольского проспекта, газеты «Звезда», Сибирской, Ленина и Советской. Кроме этого, кроме больших проектов типа квартала № 179, нам нужны и небольшие, осязаемые людьми, например, реконструкция городских скверов.

— Каким будет следующий шаг в реализации генплана?

— Необходимо договориться о том, какие маленькие, но ощутимые, понятные и значимые изменения в городе должны произойти. Договориться и сделать их в этом году. К примеру, на проекте «Лица улиц», который предполагает голосование пермяков за понравившиеся им проекты, можно отработать технологию взаимодействия с общественностью при реализации генплана. Мы хотим делать город для людей, а делать это без участия жителей — самообман. Поэтому мы и ищем реальную возможность соучастия общества в этих процессах.

— Олег Чиркунов заявил о готовности покинуть пост губернатора после того как будет принят федеральный закон, устанавливающий выборность глав регионов. При этом, злые языки утверждают, что он оставляет после себя управляемую Пермскую городскую думу и краевое заксобрание. Вы верите в готовность губернатора оставить исполнительную власть?

-Кем же управляемую, если он уйдет?! Для меня очевидно, что Олег Анатольевич не примет участия в выборах губернатора. При этом сами по себе выборы губернатора, сам факт их проведения — это очень важное событие. Чем бы выборы ни закончились, они изменят ситуацию в обществе, характер отношений жителей и власти.

— Даже после ухода губернатора, во власти остается немало его единомышленников.

-И хорошо. Но, повторюсь, не это сейчас главное. Я слышу то, что говорит Олег Анатольевич, следующим образом: «Сегодня гораздо большей ценностью является не то, что мы делали или еще можем сделать важного для Пермского края. Важно не количество проектов, а качественные изменения. Но качественные изменения придут только в том случае, если у них будет широкая поддержка населения». Делу конец, если мы считаем, что все должно удержаться на людях, которые останутся ставленниками губернатора. А поддержка населения может быть реализована только через процедуры реального волеизъявления, прежде всего выборов.

Проект закона о возврате прямых выборов глав регионов пока только внесен. Выборов губернаторов, о которых мы говорим, юридически нет. Ключевой вопрос — после досрочного ухода Олега Анатольевича у нас будут выборы или процедура назначения? И это важнее, чем все остальное, чем любые возможные фамилии, которых, наверняка, будет достаточно как новых, так и широко известных.