Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
55054 +96
Выздоровели
49790 +123
Умерли
3435 +9
Properm.ru
Пермский «Левиафан». Нефтяники вынуждают жителей Адищево сносить дома Внезапно выяснилось, что дома и дачи жителей деревни на берегу реки Чусовая оказались вне закона. Жилища попали в «охранную зону» нефтепровода, и теперь подлежат сносу. На этом настаивает, обращаясь в суд, компания, которой принадлежит «нефтяная» труба.

Пермский «Левиафан». Нефтяники вынуждают жителей Адищево сносить дома

9 февраля 2015, 09:05

Пермский «Левиафан». Нефтяники вынуждают жителей Адищево сносить дома
Внезапно выяснилось, что дома и дачи жителей деревни на берегу реки Чусовая оказались вне закона. Жилища попали в «охранную зону» нефтепровода, и теперь подлежат сносу. На этом настаивает, обращаясь в суд, компания, которой принадлежит «нефтяная» труба.

Свой участок, несколько соток в деревне Адищево, Илья Миков купил 17 лет назад. Регистрация прав собственности, строительство дома — все прошло без проблем. Первый «звоночек» поступил в июне 2013 года. Илье пришло уведомление из Росреестра: в отношении его участка зарегистрированы ограничения.

Спустя полтора года Илья случайно узнал о том, что должен явиться в суд в качестве ответчика. Выяснилось, что нефтяная компания хочет через суд заставить мужчину снести все, что находится на его участке, даже забор. В аналогичной ситуации оказались еще несколько человек — соседи Ильи.

Дом Ильи в Адищево. В его строительство вложены несколько миллионов рублей и, конечно, время и силы.

Землю Илья купил в 1997 году, тогда на нее были оформлены и участок, и дом. Никаких проблем с оформлением документов в администрации Добрянского района не возникло. Предупреждений о том, что на участке не должно быть строений, (нефтяники выступают даже против забора, не говоря о капитальных зданиях — Properm.ru) не было, рассказывает Илья.

Илья Миков:

В 2001 году, если не ошибаюсь, начали строить этот подводный переход (участок нефтепровода — Properm.ru) через Чусовую. Тогда этот переход и весь нефтепровод принадлежал «Лукойлу». Построили быстро, за год все протянули.

Как мне сказали мои «нефтяные» знакомые, года два или три назад «Лукойл-Пермь» передал этот нефтепровод «Транснефти». Я так понимаю, все дело завертелось из-за того, что новый хозяин стал разбираться со своим владением.

«Участок предоставить. Строительство дома разрешить»

— В 2013 году мне пришло по почте уведомление о том, что по требованию организации «Северо-западные магистральные нефтепроводы» на мой участок наложено обременение, связанное с охранной зоной нефтепровода «Каменный лог-Пермь». Как мне теперь юрист сказал, моя ошибка была в том, что я сразу не стал оспаривать (это обременение — Properm.ru). Я человек далекий от юриспруденции, другое образование и профиль деятельности. Тем более это пришло уже в виде уведомления из кадастровой палаты.

— Вы не придали этому значения?

— Да, не придал. Нельзя взрывные работы проводить, ну и бог с ними. Я и так не собирался.

О том, что Илья должен явиться в суд, он узнал случайно. В конце января 2015 года ему позвонила соседка, чей дом также находится в Адищево.

Илья Миков:

29 января 2015 года состоялось первое слушание и, похоже, последнее. Судья сказала, что решение будет вынесено в следующую пятницу. Я на предварительном слушании лично не присутствовал. Как мне рассказал мой юрист, у компании «Северо-западные магистральные нефтепроводы» вообще отсутствуют документы, разрешающие строительство подводного перехода.

Татьяна Проценко купила участок в деревне Адищево в 2008 году за 1 млн рублей, дом зарегистрировала в 2009 году, с мая 2014 года живет в нем постоянно. По словам женщины, если бы не обременение магистральным нефтепроводом, ее участок с домом и всеми постройками стоил бы около 7–8 млн рублей. Именно Татьяна позвонила Илье и рассказала об исковом требовании ОАО «Северо-западные магистральные нефтепроводы».

Татьяна Проценко:

Я смотрела данные на портале суда и случайно узнала, что выступаю ответчиком по иску компании «Северо-западные магистральные нефтепроводы». Посмотрела соседей, чьи фамилии знаю — они тоже выступают ответчиками.

Всего в судебных тяжбах участвуют четыре жителя Адищево. Владельцы еще двух участков, по словам Микова, просто не оформили право собственности, поэтому им повестка в суд не пришла. Всего в зоне «сноса», по примерным подсчетам Татьяны, оказалось около 40 участков, а то и больше.

1. Участок Ильи Микова

2. Границы охранной зоны магистрального нефтепровода «Каменный Лог-Пермь» (по данным компании «Северо-западные магистральные нефтепроводы»).

3. Зона минимально-допустимых расстояний магистрального нефтепровода (по данным компании). Между линиями, отмеченными цифрами «2» и «3», не должно быть никаких построек.

4. «Насосная станция» компании «Северо-Западные магистральные нефтепроводы»

— Судя по документам искового требования, нефтепровод находился там с 1962 года. Когда вы покупали участок, там были установлены опознавательные знаки? Предыдущий собственник говорил вам что-то об этом?

— Нет. Нефтепровод — понятие растяжимое. Он идет на сотни километров. Возможно, сам нефтепровод в какой-то части действительно с 1962 года. Но конкретно этот фрагмент, я помню, строился значительно позже. Когда я покупал участок ничего там, естественно, не было, и у меня все документы на землю есть, там ни о каких обременениях речи не шло.

1997 год — это еще предание старины далекой, тогда и GPS не было. Спустя несколько лет приезжали землемеры с GPS и установили точные границы моего участка, поставили его на кадастровый учет. Но и тогда не было речи ни о каком обременении.

— Когда вы запрашивали разрешение на строительство вам не говорили, что там находится нефтепровод и строить дом нельзя?

— Нет. Это было в 1997 году, там еще не было никакого нефтепровода.

Свидетельство о государственной регистрации прав. 2009 год.

«Они поставили знак "Огнеопасно" где-то летом 2012 года. После этого я оформляла еще один участок. Выкупила его по купчей у администрации. В документах на этот участок у меня было написано, что это охранная зона магистрального нефтепровода. Поэтому там я не возвела ни ограждения, ни сооружения. У меня там дети играют в футбол, волейбол», — рассказывает Татьяна.

Бетонный забор на заднем плане скрывает за собой «насосную станцию», которая по словам Ильи Микова, появилась в Адищево примерно в 2001 году. «Сначала были просто трубы с вентилем, потом поставили забор из бетонных плит».

— Где проходит нефтепровод и сколько составляет его охранная зона?

— Я так понял, что этот нефтепровод проходит где-то посередине (Илья указывает на охранную зону на схеме), рядом с дорогой. Я не знаю, где точно, да и они, по-моему, сами не знают. Когда его (нефтепровод — Properm.ru) прокладывали, меня не было, но мои родственники общались со строителями. По поводу нашего участка они сказали: «У вас как раз. Это расстояние нас устраивает, так что живите спокойно».

— Но сейчас по документам, которые предоставила компания, выходит, что практически весь участок находится в охранной зоне?

— В документах есть даже требование, что должна быть стометровая зона. По одним нормам 100 м, по другим — 125. Но если зона стометровая, тогда в ней окажется большее количество участков.

При прокладке нефтепровода строители сказали: «Это расстояние нас устраивает, так что живите спокойно».

— Илья, вы утверждаете, что представители компании «Северо-западные магистральные нефтепроводы» подделали какие-то документы. Расскажите об этом подробнее.

— В исковом заявлении, в материалах дела есть очень интересный акт — акт замеров расстояния от моего участка до охранных зон. Фактически он составлен в мое отсутствие, но я в нем фигурирую. Непонятно, как они меня узнали, ведь «Паспорт не предъявил, находился в состоянии алкогольного опьянения, шатался, речь бессвязная» — и так далее.

Это, видимо, у них типовая форма отписки в отсутствие владельца. Приехали 26 сентября, мы уже фактически сезон закрыли. Померили, что-то надо было написать. Они не стесняются писать такие вещи. При том, что я с алкоголем практически никак не связан — не того человека назвали алкоголиком. Сам подход, когда компания не стесняется заведомо ложные документы подавать в суд, для меня является странным.

— Зачем им так подставляться?

— Сложно сказать. Мой юрист говорит: «У вас тут такие места. Цель просто отжать землю». С другой стороны, что тут отжимать? У меня всего восемь соток. Я склонен думать, что это просто механизм бюрократический. Пришла некая новая собственность, и большой начальник дал среднему начальнику задание привести все в порядок, и завертелись эти колеса юридические.

«Паспорт не предъявил. Был пьян»

— Илья, если по закону на вашем участке не может размещаться ни дом, ни забор, что там может быть?

— Трава. Можно пасти овец (улыбается).

— Вы уже обращались в администрацию Добрянского района?

— Пока нет. У нас идет судебное разбирательство. Администрация заявлена, как третья сторона. Насколько я знаю, на судебном заседании их представителей не было.

— Представим такой вариант: нефтяники действительно правы, и по законодательству на вашем участке не может находиться никаких строений. Тогда вам придется снести свой дом. К кому вы будете обращаться за компенсацией?

— Мне сложно давать какие-то оценки, я не специалист.

— Что говорит ваш юрист?

— Юрист пока сосредоточен на том, чтобы в имеющихся обстоятельствах отстоять нашу правоту. Меня «статус кво» устраивает. Моя цель — добиться того, чтобы от меня не требовали снести мой дом, в который я вложил столько сил. Если решение (суда — Properm.ru) нас не будет устраивать, будем подключать и администрацию.

Собственники участков настроены решительно. В суде они намерены доказать свою правоту и готовы идти до последнего. В своей правоте они уверены, как и в том, что строительство нефтепровода должны были согласовать с ними. Ведь раньше к их домам не было вопросов.

— Татьяна, как развиваются события по вашему делу?

— У меня возникают большие вопросы именно по оформлению данного магистрального нефтепровода. Если зайти на публичную кадастровую карту, можно увидеть участки, которые они себе отвели под нефтепровод в нашей деревне. С нашими участками они никак не пересекаются. Кроме этого в своих исковых заявлениях они ссылаются на СНиПы (строительные нормы и правила — Propem.ru) 1985 года о строительстве магистральных нефтепроводов. В этих же СНиПах четко прописано, что этими строительными правилами нельзя руководствоваться при прокладке таких сооружений в населенных пунктах. Для населенных пунктов идут другие СНиПы.

Если они проложили нефтепровод в населенном пункте, заведомо зная о том, что это населенный пункт, они нарушили эти СНиПы. Но если они все-таки проложили нефтепровод в населенном пункте, то они неправомерно заявляют свои требования об охранных зонах.

Право собственности на нефтепровод ОАО «Северо-Западные магистральные нефтепроводы» оформило 25 января 2012 года. Земельный участок под нефтепроводом находится в аренде у компании с 24 сентября 2008 года по 28 ноября 2055 года.

— Вы рассчитываете отстоять свой дом в суде?

— У нас все-таки есть закон в России, у меня есть законные права. Здесь у нас большая корпорация «Транснефть» считает, что тут всякие мыши у них под ногами путаются, а они такие звезды.

Попытаюсь каким-то образом донести до суда, что они неправы. К сожалению, у нас основная масса решений по гражданским делам основывается на личном мнении судьи, исходя из тех доказательств, которые представляются сторонами. Поэтому чем дело закончится не знаю.

Если проиграю — пойду «этажом выше», они проиграют — они, скорее всего, пойдут «этажом выше». Эта тяжба у нас года на два-три, не меньше. Если они не сделают шаг назад и не отзовут исковые заявления.

В производстве Добрянского районного суда находится три гражданских дела по искам ОАО «Северо-западные магистральные нефтепроводы» к собственникам земельных участков в деревне Адищево. Все исковые требования о сносе построек на участках были поданы в декабре 2014 года, сообщили Properm.ru в суде. До этого подобных требований в суд компания не предъявляла.

Заседания по всем трем делам пройдут в Добрянском районном суде сегодня, 9 февраля.


Оцените материал