Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку


Раздел Банки
20 декабря 2011, 13:00

Аркадий Берещук: «О своей репутации должники думают все реже и реже»

Аркадий Берещук: «О своей репутации должники думают все реже и реже»
Работа коллекторских агентств становится более сложной и творческой. Теперь им приходится иметь дело с заядлыми должниками и крупными долгами.

По словам Аркадия Берещука, руководителя офиса юридической компании «Интеллект-С» в Перми, работа коллекторов подвергается серьезным изменениям. С одной стороны коллекторов поджимают банки, создающие компании по взысканию долгов и усиливающие службы безопасности. С другой - сами коллекторы вынуждены отказываться от такого сотрудничества, потому что процент возврата просроченных кредитов стремится к нулю. Но не смотря на это, средние суммы передаваемых взыскателям займов увеличиваются, а максимальные достигают нескольких сотен миллионов рублей.

— Аркадий Вячеславович, в последнее время и Роспотребнадзор, и Федеральная антимонопольная служба заявляли о том, что будут обращать пристальное внимание на деятельность коллекторов. Роспотребнадзору не нравятся методы работы агентств, включающие запугивание и унижение, а ФАС, в свою очередь, намерена запросить множество документов у компаний об основных показателях деятельности. Эти проверки повлияют на работу рынка?

— Запредельных методов работы на рынке уже нет. Кто работал в большей степени как бандит либо ушел с рынка, либо «его увели». С другой стороны, сегодня требуется ввести и обеспечить соблюдение мер по безопасности, ведь через коллекторские агентства проходит множество персональных данных и такая информация не должна находиться в открытом доступе. Поэтому такие проверки смогут упорядочить рынок

— Как меняются сами должники?

— В последнее время многие из них поняли, что могут вполне комфортно существовать и не отдавая долги. Конечно, им придется от чего-то отказаться, например, они не смогут отдохнуть за границей или оформить кредит. Кроме того, они будут постоянно находиться в ожидании нежданных гостей в лице судебных приставов. Но многие привыкли к такой жизни.

Но после кризиса 2008 года все поменялось. Раньше должников волновало, что думают о них, и они, в свою очередь, беспокоились о своей репутации. Теперь об этом думают все реже и реже.

— Тогда как сейчас строится работа коллекторских агентств, становится ли она сложнее?

— Раньше коллекторские услуги, процесс взыскания долгов можно было сравнить с работой конвейера. Был банк, его портфель и должники, у всех примерно одинаковая сумма долга, похожая ситуация и проблемы. Сейчас пакетные должники практически исчезли и коллекторам приходится с каждым должником работать индивидуально, креативно, более творчески.

— В чем творчество?

— Во-первых, работа становится сложнее и требует больше временных затрат и человеческих ресурсов. Во-вторых, мы стараемся понять должника. Узнать, почему он не платит и что может его побудить вернуть долги.

— Такая работа стоит дороже?

— Конечно. Именно поэтому мы стали уходить от схем, когда работаем только за процент от взысканных долгов. Сегодня мы берем с клиентов и предоплату. А чаще всего, и вовсе отказываемся от работы с банковскими заемщиками.

В целом среди наших клиентов банков становится все меньше. Кто-то сам прекратил сотрудничество, с кем-то мы разорвали отношения, потому что качество передаваемых в работу долгов становилось все хуже и хуже.

— Что вы хотите этим сказать?

— В первую очередь, они становятся старше. Во-вторых, по ним уже работали и пытались взыскать. Например, сначала вернуть деньги с должников банк пытался самостоятельно, силами собственной службы безопасности, затем долги были переданы аффилированным карманным коллекторам, и вот уже потом они добираются до нас.

В результате оказывается, что одна часть должников уже не проживает в Перми, по другой — даны недостоверные, устаревшие контакты: например, заемщики уже поменяли номер телефона, место жительства или сменили работу. Таким образом, сил и времени на розыск таких должников тратится гораздо больше, а процент взыскания долгов оказывается меньше.

— Раньше вы работали с такими портфелями или также отказывались?

— Работали, но именно сейчас процент таких долгов в передаваемых портфелях зашкаливает и с ними становится невыгодно работать.

— Если не все коллекторы берут в работу банковских заемщиков, то как с ними справляются кредитные организации?

— Часть банков, особенно федеральных, работают с крупными столичными федеральными агентствами, другие пытаются самостоятельно взыскивать долги, а уже потом отдавать коллекторам.

— Значит, кто-то еще выкупает такие кредиты?

— Конечно, но с хорошим дисконтом. То есть они покупают пакет долгов банка за 5% от передаваемой суммы долгов, например, задолженность в размере 5 млн рублей приобретается коллекторами за 250 тыс. А дальше все зависит от работы коллекторов: чем больше они взыщут долгов по этому портфелю, тем больше заработают.

— Суммы долгов увеличиваются?

— Еще 5 лет назад 100 тыс. рублей казались крайне серьезным долгом. А сейчас миллионы и даже десятки миллионов рублей не удивляют. С чем это связано? Сложно объяснить.

— Какова средняя сумма задолженности, с которой вы сейчас работаете?

— Мы начинаем работать со 100 тыс. рублей, средний показатель — 1 млн рублей. А вот максимальные суммы превышают и 100 млн рублей.

— Большое распространение на рынке сегодня получают микрофинансовые организации, которые готовы предложить клиентам займы от 1 тыс. до 10 тыс. рублей под большие проценты. Обращаются ли подобные компании к вам?

— Пока нет. Сейчас в основном мы работаем с юридическими лицами (оптовыми компаниями, поставщиками). Другая большая категория клиентов — физические лица, которые дали в долг другому частному лицу по договору займа.

— В перспективе насколько сложно работать с должниками микрофинансовых организаций?

— Считается, что чем меньше долг, тем проще его взыскать. Конечно, в передаваемом пакете найдутся «мертвые» должники, но будут и другие. По пакету, состоящему из мелких долгов, мы можем спрогнозировать процент взыскания и, тем самым, понять, какая будет прибыль.

В любом случае, 10 тыс. рублей — это не такая большая сумма, которую нельзя найти, поэтому ее практически всегда реально взыскать.