Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

30 августа 2012, 10:34

Реваз Шенгелия Виктору Басаргину: Необходимо выйти и поддержать нас

Реваз Шенгелия Виктору Басаргину: Необходимо выйти и поддержать нас
Генеральный директор ЗАО «Центральный рынок» Реваз Шенгелия объяснил Properm.ru, что необходимо для сохранения спокойствия на рынке, чем пермским предпринимателям может помочь Виктор Басаргин и рассказал, где в Перми ведется незаконная торговля.

Застройка центрального рынка продолжается уже несколько лет, но в 2012-м году этот процесс должен выйти на финишную прямую. Как уже сообщал Properm.ru, по закону №271, рынок, таким как его помнит большая часть пермяков — бесконечные ряды полиэтиленовых палаток — уходит в прошлое. На месте палаток должны появиться торговые центры, в которых и разместятся предприниматели. В противном случае им придется искать другое место для торговли.

Бессменный руководитель ЗАО «Центральный рынок» Реваз Шенгелия убежден, что этот процесс не пройдет безболезненно — под угрозой около 700 рабочих мест. Поэтому разговор с Properm.ru о строительстве нового торгового комплекса на территории рынка превратился в беседу о будущем рыночных предпринимателей.

Экскурсию по стройке для Properm.ru провела заместитель генерального директора ЗАО «Центральный рынок» Вера Артемихина. Осмотр начался с уже готовых торговых комплексов — павильонов «Центральный №1» и «Центральный №2». В них уже переехала часть предпринимателей, до этого торговавших под открытым небом.

Вера Артемихина: В соответствии с ФЗ №271, с 1 января 2013 года в городах с населением более 500 тыс. человек торговля на розничных рынках должна осуществляться в капитальных зданиях и сооружениях. Поэтому я нашу встречу начала с осмотра этого торгового центра (Центральный №1 — Properm.ru). Мы сюда переводим наших арендаторов.

Вера Артемихина: Не все предприниматели с улицы могут «зайти» в капитальные сооружения — затраты на аренду в помещениях вынудят их сделать наценку на товар. В такой ситуации не ясно, как это отразится на их бизнесе. Многие решили стоять под открытым небом до 31 декабря, что будет с ними дальше - неизвестно. Но пока у нас достаточно свободных площадей, чтобы арендаторов сюда пригласить.

Алексей Лучников, Properm.ru: С 31 декабря все палатки с центрального рынка исчезнут?

Вера Артемихина: Есть исключения, например, шатры, которые появляются при проведении ярмарок, не относятся к центральному рынку. Поэтому при оформлении соответствующих документов можно торговать в некапитальных сооружениях.

Торговый комплекс «Центральный №1». Далеко не все торговые места заняты арендаторами.

Алексей Лучников: Какие у предпринимателей есть варианты работы по окончании 2012 года?

ВА: Они могут остаться в торговых комплексах на территории центрального рынка, могут пойти в любые торговые центры Перми. Могут уехать работать в другой город. Мы готовы предоставить места всем желающим. Мы входим в положение арендаторов и предоставляем им временные скидки по аренде.

Экскурсия закончилась в кабинете директора ЗАО «Центральный рынок» Реваза Шенгелия.

Реваз Шенгелия: Сейчас в Государственной думе рассматривается законопроект, который позволит региональным властям самостоятельно принимать решение — переводить палатки в капитальные сооружения или нет. Мы хотим теперь через вас этот вопрос поднять.

ВА: Срок перехода в капитальные здания установлен 1 января 2013 года. Но ряд депутатов «Единой России» подготовили проект закона в Госдуму, который вносит изменения в федеральный закон и предоставляет право субъектам РФ самостоятельно устанавливать сроки перевода в капитальные сооружения розничных рынков. То есть, в Рязани это может быть 1 января 2013 года, а в Перми, может, это будет реально в 2015-м, или в 2016-м году. Регулирует он и процент предпринимателей, которые работают в зданиях и под открытым небом. В Перми совсем не обязательно всех предпринимателей переводить в здания именно в этом году.

АЛ: Но пока не принят этот законопроект, по факту говорить не о чем.

Реваз Шенгелия: Вы, видно, не знаете, о чем мы сейчас говорим, и не понимаете, что в конце года если, например, не будет капитальное здание построено, то 700 человек останутся без работы. Понимаете? Они куда пойдут? Эти люди не приходят к государству и не просят ничего, они сами себе зарабатывают, чтобы прокормить себя и свою семью.

РШ: Говорить есть о чем, потому что первоначально срок законодатель закладывал на 2010-й год, потом, естественно, вся страна ополчилась, и депутаты дважды переносили сроки. Вы, кстати, ознакомились с итогами 100 дней Виктора Басаргина на посту губернатора Пермского края?

АЛ: Насколько я помню, он не касался вопросов развития Центрального рынка.

РШ: Центрального рынка нет, но там речь шла о расслоении людей, о большой разнице между доходами населения. А мы об этом и говорим: рынок рассчитан на разные социальные категории, и к нам сюда идет категория малообеспеченная. Хотя за элитным продуктом, который есть в первом павильоне — мясо, молочная продукция - идут все жители Перми.

АЛ: Но до тех пор, пока Госдума не рассмотрит предложение депутатов по передаче полномочий регионам, нам говорить об этом вопросе смысла нет, поправки могут принять, а могут и отклонить.

РШ: Это вы не видите, потому что вы, видно, не знаете, о чем мы сейчас говорим, и не понимаете, что в конце года если, например, не будет капитальное здание построено, то 700 человек останутся без работы. Понимаете? Они куда пойдут? Эти люди не приходят к государству и не просят ничего, они сами себе зарабатывают, чтобы прокормить себя и свою семью.

Поэтому очень важно довести до сведения депутатов и губернатора, что сегодня принять такое решение и продлить на год хотя бы этот срок, чтобы рынки смогли встать на ноги и построили капитальные здания.

АЛ: Что изменится за год?

РШ: К концу 2013 года мы планируем ввести в эксплуатацию еще одно здание, которое сегодня строится на территории рынка. Хотя бы те же финансовые средства мы должны получить. Мы даем информацию, чтобы вместе с вашей помощью довести это до сведения депутатов. Цель-то какая? Не только жареное чтобы было, правильно? Но обычно вообще-то ваш брат любит жареное, но, к сожалению, на рынке пока все спокойно, начиная с национального вопроса, кончая всеми делами, тьфу-тьфу, не сглазить бы. Знаете, как говорят, если на рынке все в порядке, то и в городе тоже все хорошо. Рынок — это барометр государства.

АЛ: Давайте поговорим о том, какие, на ваш взгляд, действия должен принять Виктор Басаргин и его администрация для того, чтобы 700 предпринимателей не потеряли свои рабочие места.

РШ: Речь идет о том, чтобы власть понимала: чтобы сохранить спокойствие на таком крупном объекте, как Центральный рынок, нам нужно время. И поскольку сейчас субъекты федерации получают право продлить срок вступления в силу закона, который нас обязывает прекратить торговлю вне капитальных сооружений, на территории нашего региона этот срок должен быть продлен. Руководители рынков в других городах выходят с такими предложениями, и их поддерживают и администрации, и депутаты.

АЛ: В каких регионах?

РШ: В Татарстане, в Краснодарском крае, в Волгограде, в Ростове-на-Дону все выходят с предложениями пересмотреть сроки. И мы обращаемся с просьбой к депутатам. Чтобы сэкономить средства на строительство торговых центров, мы должны повысить аренду, но мы ведь этого не делаем.

АЛ: Что должен сделать губернатор Басаргин?

РШ: Добиться изменения сроков, которые прописаны в ФЗ №271. Необходимо выработать решение, выйти и поддержать нас. У нас же есть депутаты. Необходимо до принятия этих поправок в Пермском крае сформулировать свою точку зрения и уже в Государственной думе принять ее.

После этого заявления Реваз Шенгелия встал и прошелся по кабинету. Он открыл шкаф и достал оттуда пластиковую икону.

РШ: Вы верующий человек? Православный? Вот икона, пускай Вас хранит на долгие годы в связи с приходом на Центральный рынок.

АЛ: Спасибо.

РШ: У нас тут на территории рынка есть часовня. Вы заходили туда?

АЛ: Нет.

РШ: Рекомендую поставить свечку.

ВА: В часовню приходят молиться наши частные предприниматели, потому что их государство ни в чем не поддерживает. Они не стоят в центре занятости на учете, не получают никаких субсидий. Они продали, условно, курточку, чулки, носки, белье — сегодня у них есть деньги на хлеб.

АЛ: Давайте поговорим про бизнес. Здания, которые построены на территории рынка, в чьей собственности находятся?

РШ: ЗАО «Центральный рынок».

АЛ: На какие средства они построены?

РШ: На средства тех, кто участвует в этом акционерном обществе.

АЛ: Кто участники?

РШ: Эти данные вам необязательно знать.

АЛ: Почему?

РШ: Да потому, что есть люди, которые не хотят рассказывать о своих финансовых вложениях. Может, вам еще ключ от сейфа?

АЛ: Я правильно понял, что часть средств управляющей компании, часть — частных лиц?

РШ: Да, конечно.

АЛ: Какая доля управляющей компании, какая частных лиц?

РШ: 50 на 50.

АЛ: В отношении объектов, которые сейчас строятся, это соотношение справедливо?

РШ: Да. Может быть, там будет частных лиц даже больше, потому что в основном они инвестируют в эту стройку.

АЛ: Эти лица занимаются частным предпринимательством на территории рынка? Это ваши арендаторы?

РШ: Да. Строительство еще не завершено, процентов 40 уже набрали людей, которые желают внести свою лепту. Мы не можем взять деньги и не знать окончательный результат. Вы же знаете, какие у нас сроки строительства. Пока идет работа в этом направлении, и до Нового года известно будет, какова доля инвесторов в строительство.

Реваз Шенгелия открыл ящик стола и достал оттуда отпечатанную на принтере фотографию. Вот она.

РШ: Вот надо чем заниматься! Смотрите! Это недалеко от рынка. Разве можно вести такую торговлю? Я звоню начальнику отдела потребительского рынка Управления потребительского рынка администрации Перми Лежневой Ольге Петровне и говорю: «Это что такое? Вы здесь работаете или как? Вы что устраиваете лавки-прилавки вокруг рынка, когда у меня 120 мест подготовленных?»

Такие вещи запретить надо. Еще я разговаривал с начальником отдела потребительского рынка администрации Ленинского района Вахрушевой Татьяной Вячеславовной. Она «набрала» людей — «Иванова, Петрова, Сидорова», как будто на аукционе они выиграли эти места, и заключила с ними договора. А мы подойдем туда — там стоят таджики да узбеки. А здесь на рынке зайдешь к нам — медицинская книга должна быть, лаборатория должна посмотреть, откуда эта продукция поступила. У нас сегодня две лаборатории! В России наш — единственный рынок в городе Перми, который имеет независимую лабораторию и государственную лабораторию.

Губернатор говорит о том, что надо закрывать неорганизованную торговлю, но он же не может все вопросы решить. В то же время, перед носом у рынка устраивают такие базары и говорят: «Мы — столица».

АЛ: Такие продуктовые палатки расположены по всему городу, суть в том, что…

РШ: Суть в том, что на Центральном рынке по закону порядок, а рядом с Центральным рынком — те, кто хотят к нему примазаться. Вот такой развал.

Рынок — это только то, что находится на территории его периметра. Торговля вокруг рынка и на улице Эпроновской не имеют к нам отношения. Там вообще никто не имеет права торговать. Мы на это обращаем внимание главы администрации Ленинского района, но дальше этого ничего не идет.

По словам Реваза Шенгелии, эта палатка возле универсама «Семья» на ул. Борчанинова — еще один пример торговли без разрешения. Руководствуясь такой логикой, любую палатку в Перми можно объявить вне закона.

АЛ: Вы оценивали объем средств, которые потратили для возведения двух торговых павильонов, сколько потребуется еще?

РШ: Потратили много и еще много нужно будет. Вас устраивает такой ответ?

АЛ: Нет. Это не предметный разговор.

РШ: Да нет у меня цифр, к сожалению. Проектные работы на три участка строительства обошлись уже приблизительно в миллионов 20.

АЛ: Где эти участки находятся?

РШ: Есть на территории рынка, есть в Мотовилихинском районе, там тоже есть рынок, наш филиал.

АЛ: Назовите общую площадь зданий и сооружений, которые будут построены?

РШ: Мы хотим построить до шести тыс. кв. м.

АЛ: На территории центрального рынка?

РШ: Да.

АЛ: А в Мотовилихинском районе?

РШ: 1 400.

АЛ: Сколько уже торговых павильонов сегодня на территории рынка построено?

РШ: Построен торговый комплекс «Центральный №1» на территории рынка, там 6 000 кв. м. Еще 1 200 в торговом комплексе «Центральный №2».

АЛ: И еще один павильон в Мотовилихе у площади Восстания объемом в 1 400 кв. м?

РШ: Да.

АЛ: Земля, на которой ведется строительство, в собственности у Центрального рынка?

РШ: Частично в собственности, частично нет. Это не принципиально.

АЛ: Сколько всего торговых павильонов вы планируете построить на территории центрального рынка ?

РШ: Их будет столько, насколько хватит возможности. Пока строить больше возможности нет.

АЛ: Кто застройщик?

РШ: Застройщик всех наших торговых комплексов компания «Стройвест». По-моему, достаточно, Алексей, информации.

АЛ: Высота торгового центра сколько составит?

РШ: По нормам, можете не сомневаться (смеется). Я думаю, что в городе Перми было бы красиво и хорошо строить многоэтажные дома. У меня был когда-то проект 32-этажного здания на рынке. Он сейчас лежит, к сожалению, неутвержденный. А там все было, вплоть до посадочных площадок для вертолета. Так что на этом закончим, а?

АЛ: Воля ваша.