Posted 14 мая, 05:12

Published 14 мая, 05:12

Modified 16 мая, 12:57

Updated 16 мая, 12:57

Бюджеты растут, а кадров не хватает. Интервью с главврачом ГКБ №4 Андреем Ронзиным

Бюджеты растут, а кадров не хватает. Интервью с главврачом ГКБ №4 Андреем Ронзиным

14 мая 2024, 05:12
Фото: тг-канал «Великолепная четвёрка»
Как обстоят дела спустя семь лет после присоединения больниц Кизела, Губахи и Гремячинска к Городской клинической больнице №4 Перми? Журналист Properm.ru Татьяна Зырянова узнала в интервью с главным врачом ГКБ №4 Андреем Ронзиным.

— Андрей Владимирович, кто ведет телеграм-канал «Великолепная четверка»? Ощущение, что вы сами.

— Да, так и есть. Мы с супругой ведем.

— Очень классно получается. И про медицину, и про больницу внутренние какие-то вещи, и закаты на даче.

— Спасибо.

— А первый вопрос такой: вы всё еще каждую неделю ездите в территории Кизеловского угольного бассейна (КУБ). Всем рассказываю, как вы в 5 утра туда выезжали, работали, как железный, без обеда и перерыва, поздно вечером домой возвращались. Безумная самоотдача. Всё еще так происходит?

— Интенсивно ездил в КУБ три года. Сначала два раза в неделю, потом один раз в неделю. Сейчас гораздо реже, потому что, во-первых, там уже налажена система работы, она функционирует. Во-вторых, больше сейчас там вопросов не управленческого характера, а организационно-лечебного, поэтому чаще туда ездит мой заместитель по лечебной работе. На связи постоянно, контроль, конечно, постоянный, но ездить туда каждую неделю уже нет необходимости.

— Произошли очень серьезные изменения. Отказались от большого количества ненужных, неэффективно используемых площадей. Это был балласт — лишние площади.

— Построили уже 10 фельдшерско-акушерских пунктов (ФАП). Построили поликлинику в поселке Углеуральском. Новая, всем укомплектованная, современная поликлиника будет принимать и взрослых, и детей. Она заменит две старые поликлиники, располагавшиеся в разваливающихся и очень больших зданиях. Здесь есть всё: и дневной стационар, и физиотерапевтический кабинет, и необходимое оборудование.

Сделали все регистратуры в филиалах по нашему проекту, по той же технологии, по которой делаем здесь ремонт, в «четверке». Сейчас идут серьезные капитальные ремонты больниц в Гремячинске, Кизеле, Губахе. Ремонтируем те части зданий, которые будем эксплуатировать. В Кизеле, например, огромное здание, поэтому от части этого здания отказываемся, а в остальной части делаем капитальный ремонт.

— Удалось решить вопрос с отоплением? Были устаревшие котельные, и обходилось отопление очень дорого.

— Да, поставили газовую котельную в Кизеле и Гремячинске, а в Губахе центральное отопление. Сейчас всё хорошо с этими строками расходов.

— При остром кадровом дефиците многие сотрудники уволились. Почему так произошло?

— Во-первых, средний возраст сотрудников был высокий. Многие ушли на пенсию, потому что не захотели проходить аккредитацию, сейчас новые требования, федеральные, нужно все данные в компьютер загружать, а пожилым женщинам, медсестрам, которым уже за 60 лет, за 70 лет, этого просто не хочется делать. Они приняли для себя решение уйти.

Во-вторых, по всей России санитарок из медицинских работников перевели в технический персонал, это уменьшило количество медицинских работников (в статистике).

В-третьих, продолжается отток населения, люди уезжают, специалисты уезжают.

В 2017 году в КУБе было 969 медицинских работников, а в «четверке» — 867. На сегодняшний день в четверке практически так же — 831, чуть меньше стало, а в КУБе серьезно снизилось количество врачей и медицинского персонала — 576 человек. Проблемы с персоналом как были самыми серьезными, так и остаются. При этом проблем с финансированием нет.

— Были огромные кредиторские задолженности. Больше их нет?

— Да, больше 50 млн рублей — такова была кредиторская задолженность. Мы ее погасили в первый же год, хотя никто не верил, что сможем это сделать. На сегодняшний день объединенный бюджет «четверки» и КУБа — порядка 2 млрд 300 млн рублей. Рост осуществляется в основном за счет «четверки», за счет высоких технологий, высокотехнологичных операций.

— Меняли ли управленческую команду в КУБе? Или остались те же люди?

— Вся команда управленческая как была, так и осталась. Только уехала в другой регион, к детям, руководитель филиала — в Кизеле. В Губахе и Гремячинске весь персонал остался на местах.

— Какой объем медицинских услуг сейчас в территориях КУБа оказывается? Какие это медицинские услуги?

— Это специализированная медицинская помощь уровня центральной районной больницы, высокотехнологичной помощи там не оказывается. Терапевтические отделения круглосуточные в Кизеле и в Губахе, хирургия и реанимация круглосуточная в Губахе, а в Гремячинске — дневной стационар.

— А если инфаркт или инсульт, то в «четверку»?

— Нет, есть маршрутизация по сердечно-сосудистым центрам. Жителей Губахи и Гремячинска везут в Чусовой, жителей Кизела в Березники. Но если очень тяжелые пациенты, то забирает «четверка».

— Что с роддомом?

— Рожениц везут в Чусовой. В Губахе, Кизеле, Гремячинске вместе взятых по 50 родов в год, да и те плановые. Вообще, с 2017 года ни одной проблемы с роженицами не было.

— Каких узких специалистов не хватает?

— Практически всех.

Проблема-то в том, что врачи не едут почему-то. Несмотря на то, что у нас своя программа дополнительного финансирования. Мы в «четверке» доплачивали еще по миллиону рублей к выплате по программе «Земский доктор». Таким образом, несколько человек удалось привлечь. После этого Законодательное собрание Пермского края приняло решение о еще одной, региональной надбавке тем, кто уезжает в районы, плюс еще два миллиона рублей. Таким образом, «Земский доктор» (миллион), плюс два миллиона региональная, и даже на эти деньги мы не можем найти специалистов. Причем квартиры им предоставляют в новых домах, там все хорошо.

— Уезжают те, кого удалось привлечь по программе «Земский доктор»? Через пять лет уезжают?

— К сожалению да, уезжают.

— Почему у нас такая нехватка кадров — врачей, учителей? Особенно в провинции…

— Наверное, потому что Россия когда-то подписала Конвенцию о правах человека. Распределение обязательное и централизованное теперь невозможно. У выпускников сейчас есть выбор, они едут, куда хотят.

— А хотят они в столицу.

— Да, чаще всего, в крупные города. Мой заместитель встречался с выпускниками, с ординаторами. За три дня нашел только двоих, которые гипотетически согласились поехать в район. Это несмотря на то, что Владимир Путин распорядился выплачивать по 50 тыс. рублей дополнительно и ежемесячно врачам в небольших населенных пунктах. И по 29 тыс. рублей — надбавка к зарплате медсестрам.

— Какая средняя зарплата у сотрудников сейчас?

— Точно не скажу. По указу президента средняя заработная плата медицинских работников должна была быть в два раза выше, чем средняя зарплата по региону. Мы выполнили этот показатель на 102%. Конечно, это со всеми подработками, переработками, вместе «четверка» и больницы КУБа.

Есть проблема в Губахе и Кизеле, она связана с тем, что сотрудники не могут получить эти самые «президентские» доплаты в 50 и 29 тыс. рублей. Они распространяются только на больницы, которые раньше были центральными районными. А юридически больницы Губахи, Кизела и, например, Александровска и Кудымкара — городские и окружные. Функционал они выполняли как центральные районные, а юридически считаются городскими. И мы сейчас заходим в судебный процесс, чтобы суд, по сути, разрешил нам заплатить сотрудникам эти доплаты.

Больницы оказывают специализированную помощь без высокотехнологичной помощи, это уровень районной больницы. Сейчас Гремячинск получает эти доплаты, а Губаха и Кизел — нет. Нужно решение суда.

— Насколько стали доступнее стали медицинские услуги, помощь населению? По каким критериям можно оценить?

— Об этом можно судить по количеству жалоб. Это стопроцентный критерий, который говорит о том, стало хуже или лучше. Жалоб стало в разы меньше по сравнению с тем же 2017 годом.

Встречи с жителями КУБа проводят и уполномоченный по правам человека в Пермском крае, и представитель полпреда президента РФ в ПФО. По здравоохранению практически ни одного вопроса не возникает. Несмотря на острую нехватку врачей, пациентам нравятся изменения: и комфортные условия, которые теперь есть, и другие принципы работы регистратуры, и возможность попасть на прием к узким специалистам из «четверки», которые ездят туда раз-два в неделю.

— Какие сейчас основные проблемы, кроме кадровой? Продолжается ли отток населения?

— Да, умирают, уезжают. В 2017 году, когда мы объединялись, в Кизеле было 21 или 22 тыс. человек, сейчас менее 18 тыс. человек, Гремячинск уменьшился с 11 тыс. до 8 тыс. человек.

Мне, конечно, очень странно, что не хотят ехать в Губаху, потому что город совершено чудесный — среди городов Пермского края и вообще России: ледовый стадион, бассейн, горнолыжка, театр… 200 км до Перми по идеальной дороге… Жилье есть, работа есть.

— У нас централизация на марше… А в самой «четверке» что изменилось? Как коллектив принял объединение и то, что приходится ездить раз-два в неделю в территории КУБа?

— Столкновений не было. Люди понимают, что если надо, значит, надо съездить. Дополнительные деньги за выезды все получают. Ездят узкие специалисты: невролог, эндокринолог, кардиолог, офтальмолог.

— Какова сейчас «четверка»? Какие есть отделения, какую помощь оказывают?

— Оказываем много высокотехнологичной помощи. Развиваемся очень серьезно: новое оборудование, новые технологии, новые возможности. Очень серьезно развивается ангиографическая служба. Много нового оборудования получили в отделение реабилитации. И по количеству, и по проценту таких специализированных вмешательств, как удаление тромба из сосудов головного мозга, «четверка» выше общероссийского уровня.

— Какие цели, задачи перед четверкой ставите? В какую сторону развиваться?

— Точно совершенно не останавливаться и развивать высокотехнологичную помощь пациентам с инфарктами, с инсультами, пациентам неврологическим и нейрохирургическим. Травматология у нас качественно и количественно развивается, и будем её развивать (замена суставов, серьезная работа с плечевым суставом).

— Высокотехнологичная помощь — это дорогое оборудование, дорогие специалисты, где вы это все берете?

— Часть оборудования получаем по федеральным программам, часть оборудования покупаем сами. За счет денег, которые мы зарабатываем по оказанию высокотехнологичной медицинской помощи. В планах — продолжать оснащение больницы высокотехнологичным, даже уникальным оборудованием.

— Внешнеполитические события как-то повлияли на работу больницы?

— Особо нет, мы не уменьшили ни объем, ни качество оказания медпомощи, оборудование продолжает поступать. В этом году ждем новый МРТ-томограф.

"