Posted 10 июля 2023,, 08:32

Published 10 июля 2023,, 08:32

Modified 12 июля 2023,, 04:01

Updated 12 июля 2023,, 04:01

Инвесторы IFC не могут вернуть деньги. Большое разоблачение международной компании

Инвесторы IFC не могут вернуть деньги. Большое разоблачение международной компании

10 июля 2023, 08:32
Фото: Midjourney
Как вытянуть деньги из среднестатистического обывателя, все уже слышали, а вот как вытянуть деньги из инвестора, финансиста, предпринимателя, который уже заработал немалый (для среднестатистического обывателя) капитал? Сложно, но как выяснилось, можно. Журналистское расследование Татьяны Зыряновой.

Деятельность IFC очень похожа на деятельность компаний, объединенных лозунгом Life is good, и даже слэнг одинаковый и рабочее поле личных кабинетов очень похоже. Переводы по «внутрянке», непонятные инвойсы, абсолютно непрозрачные по содержанию продукты типа WellMax (вроде, страховка инвестиций, а приглядишься — и нет, не она).

Что еще объединяет IFC с «Life is good», уже известной нашим читателям? Роль одного лица, такого харизматичного лидера с хорошо подвешенным языком. У Life is good это объявленный в розыск Роман Василенко, а у IFC — Алексей Труфанов.

Само название IFC — подозрительно. Потому что есть International Finance Corporation — это крупнейшая финансовая компания, существует с 1956 года, но к IFC Труфанова она не имеет никакого отношения. Его IFC расшифровывается как International Financial Community. Это старый прием мошенников — подбирать названия своих «левых» фирм под известные бренды. Мимикрия — модель поведения, выражающаяся в имитации движений, поступков, названий объектов. Мимикрию часто используют в интернет-маркетинге.

Who is mr. Труфанов?

Его «легенда» такова. Родился в Санкт-Петербурге, в 1977 году. А дальше — сплошной туман: был «совладельцем банков», о которых нет информации. В открытых источниках упоминается некий ИпоТек банк, лицензия которого отозвана Центробанком еще в 2015 году. Но информация о том, что Труфанов там работал, не подтверждается.

Труфанов вообще никогда не был ни учредителем, ни соучредителем ни одного банка.

Неизвестно, какое образование у Труфанова, но заявляется, что он основал «новую и уникальную модель бизнеса», которая «позволяет достичь успеха абсолютно каждому человеку, за счёт организации собственного дела, источника дохода абсолютно без риска и с минимальными вложениями». Красивых и пустых слов очень много.

На Яндекс.Дзене есть страница некой Елены Карпуниной, у которой один подписчик и несколько записей, связанных с IFC и Труфановым, которого она якобы знает лично, но никакой личной информации, кроме того, что он «яркий пример успешного предпринимателя».

Елена Карпунина, действительно, связана с Труфановым, она является гендиректором компании, учредителями которой являются один из офшоров Труфанова и сам Труфанов. Компания называется «Агентство ВПТ» — «Агентство Выкупа прав требования».

Компания зарегистрирована в Москве в 2016 году, уставный капитал 2 млн рублей. Компания функционирует, по данным «Руспрофайл», в 2021 году прибыль составила 5 млн рублей, а в 2022 году компания сработала уже без какой-либо прибыли.

Кроме нее, официально на Труфанова оформлены ООО «ЕФО» и ООО «Далс» (ликвидирована). «ЕФО» (Евразийское финансовое объединение) зарегистрировано в 2015 году, занимается разработкой программного обеспечения. Учредителем компании является International Finansial Community Limited (офшор на Британских Виргинских островах).

 

«ЕФО» должна по исполнительным производствам уже более 5 млн рублей. Ничего не свидетельствует об активной деятельности компании, кроме смены гендиректора, в 2022 году им стал Константин Денисов. Компания «Далс», предоставляющая финансовые услуги, существовала с 2006 по 2020 год, была ликвидирована. Почему про Труфанова нет информации? Скорее всего, он боится. И не столько полиции, сколько инвесторов и кредиторов, которые ищут с ним встречи и разговора. Ведь речь идет об очень серьезных суммах.

 

О компании, президентом которой себя объявляет Труфанов, IFC, известно немногим больше. Компания располагается на Британских Виргинских островах и работает, по данным ее сайтов и пабликов, «в соответствии с Британским законодательством». При этом компания заключает договоры и соглашения с гражданами РФ, Казахстана, Европы.

 

Что такое IFC?

 

Компания зарегистрирована на Британских Виргинских островах в 2004 году. На запрос Properm.ru о действительности сертификата под номером 1491371, регистратор на БВО пока не ответил. Есть предположения, что срок сертификата уже истек, что компания закрыта, её юридически нет.

 

Официально компания занимается доверительным управлением. Это известный финансовый инструмент. Ты отдаешь свои деньги умным людям, чтобы они на твои деньги покупали и продавали акции, вкладывались в какие-то компании, получая дивиденды, тем самым преумножая твои доходы. Можно, конечно, положить средства на счет в банк, это менее рисковый, более спокойный, застрахованный, но невысокий доход. Можно самому попытаться играть на бирже, на котировках акций, покупке и продаже ценных бумаг.

 

А можно довериться специалистам — многие предприниматели делают именно так.

По словам инвесторов, экспертов и даже бывших сотрудников компании, до 2019 года «всё было неплохо». В чем выражалось это «неплохо»? Инвесторы видели в своих личных кабинетах, как растут их доходы, могли пользоваться средствами (выводили, тратили), но с 2020 года начались проблемы с ликвидностью, по словам Алексея Труфанова. Что за проблемы с ликвидностью, инвесторам не объяснили, но вывести средства стало невозможно. Единицам удалось это сделать, а остальные — по сути потеряли то, что вложили, и уж точно не увеличили доход.

 

Инвесторам отвечают, что на их деньги куплены активы, которые сейчас не могут быть проданы, а сроки продажи активов никак договорами не регламентированы. Есть ли эти активы на самом деле? Большой вопрос. По словам независимого финансового эксперта Алексея Бушуева, чаще всего в таких случаях выясняется, что на рынок (биржевый, финансовый) эти деньги даже и не выходили. За счет чего тогда обеспечивается «доход» вкладчиков, их возможность пользоваться деньгами? Ответ прост — за счет привлечения средств новых вкладчиков. Точно не известно, сколько инвесторов в IFC, но суммы, которые приносили люди, внушительные, от 1 тысячи долларов до 2 млн долларов.

Еще одна площадка, для развития которой Труфанов привлекал деньги инвесторов — это Wellmax EU. Должна была стать маркетплейсом, но не стала. Раскручивала потенциальную площадку уже знакомая нам знакомая Труфанова Елена Карпунина — записывала видеоролики про стиральный порошок, гидролат укропа и прочую экопродукцию для жизни и здоровья.

 

Однако заработали создатели этого маркетплейса не на продаже шампуня, порошка и бадов. Под создание платформы они привлекали средства инвесторов, принимая по 5 тыс. долларов за опцион. Предполагалось, что опционы будут менять на акции когда компания выйдет на IPO. Не вышла. Деньги инвесторов, тех, кто покупал опционы, скорее всего, потеряны.

 

В 2021 году Труфанов создал некий новый продукт под названием Alex Bot и Alex Trade (торговля на рынке криптовалют), и снова попытался привлечь средства инвесторов, по некоторым данным, собрав за месяц 100 тыс. долларов. Но бот прибыли не принес.

 

Что кажется странным? Есть много аналитических инструментов, позволяющих проверить на прочность ту или иную идею, просчитать экономическую обоснованность, сделать примерные прогнозы. Но команда Труфанова как будто хваталась за все подряд идеи, и привлекала под них средства. В 2022 году Алексей Труфанов стал говорить о вложении средств в стартапы. Какие? Неизвестно, просто стартапы. Сколько средств он привлек в это направление, данных нет.

 

Но основным источником его дохода, базой, с которой все началось (и продолжается) остаются инвестиционные счета, то самое доверительное управление.

 

По словам руководителя Федерального общественно-государственного фонда по защите прав вкладчиков и акционеров Марата Сафиулина, доверительное управление — эффективный инструмент, но организация, которой мы даем деньги, должна вызывать у нас абсолютное доверие. Базовым элементом доверительного управления является лицензия надзорного органа, в России это Центробанк. Доверительное управление без лицензии Центробанка по управлению активами клиентов противозаконно.

Почему IFC нельзя доверять?

У IFC нет лицензии Центробанка. Более того, все компании, связанные с Труфановым, внесены в «черный список» компаний с признаками финансовых пирамид. Банк России включил в «черный список» и главную компанию IFC, и связанный с ней и Труфановым «Гуд Лайф Консалтинг», которая занималась организацией сетевого бизнеса по распространению продуктов IFC в России. Заблокировал несколько интернет-ресурсов.

Почему IFC напоминает пирамиду, а не инвестиционную компанию? Чем отличается от обычной инвесткомпании? По словам Алексея Бушуева, все три пункта из описания финансовых продуктов IFC должны смутить инвесторов, это: целевая доходность 15-25% в USD, старт инвестиций от $ 50 000, гарантия безубыточности. В Европе нет таких процентов доходности, никто не дает 100%-ных гарантий безубыточности, требование фиксированной стартовой суммы (не менее 50 тыс. долларов) тоже выглядит странно, обычно такие требования используют именно в финансовых пирамидах.

Алексей Бушуев отмечает, что инвестору должно быть понятно, что в портфеле, то есть акции каких компаний куплены, в каком количестве, сколько они стоят сейчас, сколько стоили вчера, как зависит от изменения их стоимости доход инвестора. В личных кабинетах инвесторов IFC нет никакой расшифровки портфеля. Есть диаграмма — очень похожая на ту, которую использовали консультанты из Life is good — некие проценты распределения активов по отраслям.

Полноценного договора между IFC и сторонами нет. Вместо договора есть некие соглашения.

По просьбе Properm.ru адвокат, советник Адвокатского бюро «Ахметов, Хозяйкин и Партнеры» Дмитрий Земеров изучил одно из соглашений между IFC и физическим лицом, гражданином РФ. По словам Дмитрия Земерова, стороны, конечно, сами могут установить применимое право, по отношению к договору, хотя и странно, что сделка подконтрольна законодательству БВО, это существенно затруднит защиту прав и интересов гражданина РФ, участника сделки.

Обращаться в суд, который находится на территории БВО, это трудозатратно и дорого. Возможна защита по линии Интерпола — для этого надо обратиться через консульство России в Великобритании. Процесс защиты своих прав и денег после подписания такого соглашения выглядит довольно тернистой дорогой.

Также можно обратиться в правоохранительные органы с заявлением (в данном случае в полицию) о мошенничестве, о введении в заблуждение, об обмане и т. д. Российская полиция расследовать такие дела будет, так как учредитель этой компании имеет российское происхождение и гражданство. «Такие дела, мягко говоря, являются сложными в плане поиска и установления причастных лиц. Если эти лица находятся за пределами РФ, то тут не так просто будет привлечь к ответственности, но это можно сделать, можно попробовать», — прокомментировал Дмитрий Земеров.

С 2020 года о судьбе своих собственных денег инвесторы не могут узнать ровным счетом ничего, снять не могут, потратить не могут, вывести не могут. Единственное, что могут — это перевести еще.

Например, пермячка Ольга Иванова (фамилия изменена) вместе с мамой вложили в IFC 4,7 тыс. долларов. Ольгу в 2014 году в компанию привела подруга. Все как в классическом сетевом маркетинге или как в классической пирамиде: «новичка» кто-то приводит и получает за это деньги, в IFC это было 120 евро за каждого.

«Хотелось приумножить и сохранить деньги. Вот и всё, — рассказывает Ольга. — Я съездила в Екатеринбург, туда Труфанов приезжал с большой презентацией. После этого открыла счет». Ольгу подкупили хорошие для валютного счета проценты (10-12% годовых), обучение и партнерская программа (та самая, по которой платят за то, что привел новичка). В 2015 году счет в IFC открыла подруга Ольги, вложила 3 тыс. долларов.

До 2020 года компания проводила обучение (чаще всего мотивирующее и маркетинговое, как мыслить позитивно, как убедить человека, что ему нужно принести деньги в компанию). Ольга принимала участие в обучении, а деньгами не пользовалась, не пыталась вывести или снять, пока в 2020 году не начались проблемы. «Мы с подругой попробовали вывести деньги, — вспоминает Ольга. — Но ничего не получилось». Мама Ольги умерла, но в передаче её денег Ольге отказали.

«Думала, к пенсии какая-то копейка накопится, чтобы можно потом спокойно снимать, — рассказывает Ольга. — Ничего не понимаю, в Екатеринбурге наши кураторы говорят, что все нормально, надо только подождать. А кто-то подал в полицию заявление уже. Конечно, я еще надеюсь на что-то, поэтому и не ходила ни в полицию, никуда».

Из-за тщетных надежд Ольга не рассказывает, на какой именно счет переводила средства, но сделано это было через так называемую «внутрянку», то есть она перевела куда-то, а оттуда деньги быстро ушли, видимо, в направлении офшора на БВО.

Почему так высок уровень доверия к компании, не зарегистрированной в России, не имеющей лицензии Центробанка? При этом для мелких инвесторов, таких как Ольга, вообще непонятно, где именно «крутят» их деньги, да и «крутят» ли? А может, уже давно вложили в яхту, положили на счет харизматичного владельца всех этих процессов?

По словам экспертов, в первую очередь работает «красивое лицо», хорошая мина при плохой игре. Играть в эти маркетинговые игры компания Труфанова умеет. Один-в-один как Life is good. На все вопросы инвесторов присылают грамотные отписки, написанные в официально-деловом стиле. Мало того, компания не только не оправдывается, не приносит извинения вкладчикам, не объясняет ситуацию, но и идет в наступление (все же помнят, что нападение — это лучшая защита). Например, Фонд защиты прав вкладчиков приоткрыл завесу тайны над IFC. И в Фонд сразу написал некий адвокат, мол, не стоит портить репутацию инвесткомпании. Правда, что с деньгами инвесторов, адвокат не пояснил.

Фонд защиты прав вкладчиков назвал Алексея Труфанова «мастодонтом нелегального финансового рынка». Алексей Труфанов лично общался с потенциальными инвесторами, ориентировал их на крупные суммы и высокие проценты. В итоге деньги поступали и сразу куда-то переводились через разные банки, через «внутренние счета», на чьи-то карты. Периодически инвесторы добавляли средства, иногда тратили, почти никогда ничего не забирали.

В 2022 году Алексей Труфанов появляется с новой идеей — вложения в стартапы (новый бизнес, который потенциально может стать успешным и прорывным). Чьи стартапы? Неизвестно. Труфанов выступает онлайн, рассказывая про мифические стартапы, а инвесторы меж тем уже третий год не могут получить доступ к своим деньгам.

Активы, — объясняют инвесторам (до кого снисходят с объяснением), — временно неликвидны. Почему неликвидны, и что за активы? Неизвестно. Кроме историй Ольги и похожих, в которых речь идет о суммах от 1,5 до 10 тыс. долларов, есть истории, где фигурируют гораздо более серьезные суммы. Крупные инвесторы передавали в IFC большие деньги — в большинстве случаев — наличкой. Это сотни тысяч долларов. В полицию обратились единицы инвесторов, среди них Сергей Пилипенко, который доверил Труфанову в управление 900 тыс. евро.

Бизнесмена пригласили вступить на путь инвестора знакомые, среди них Светлана Трофименко. С Сергеем Пилипенко Труфанов общался лично! Представившись президентом IFC и соучредителем нескольких банков, Труфанов рассказывал, как зарабатывает деньги на финансовых рынках, рисовал графики доходности (до 24% в год), описывал идеальные условия для инвестора. Сергей Пилипенко поверил, заключил договор, переводил средства официально через банковский счет.

Труфанов утверждал, что для иностранной компании, зарегистрированной на БВО, не требуется лицензии для проведения операций на фондовом рынке. Утверждал, что приобретает облигации с определенной доходностью. Деятельности в России как бы не ведет, поэтому российская лицензия ему не нужна.

Клиент, который заключил договор с IFC, становится просто инвестором. Но как только он приводит «новенького», то становится сотрудником компании «GoodLife» и рекламным брокером IFC, ему присваивается номер, открывается личный кабинет. Он выстраивает собственную структуру, что характерно для всех сетевых компаний.

Труфанов в общих чертах обрисовывал перспективы, никакой конкретики. Сергей Пилипенко предложил Труфанову провести аудит и познакомить инвесторов (и потенциальных инвесторов) с итогами аудита. Алексей Труфанов сказал, что заключил договор, но аудиторская компания отказалась от его исполнения (?!). Позже якобы заключил еще один договор. «Почитав это аудиторское заключение, я понял, что это аудиторское заключение он делал сам», — говорит Сергей Пилипенко.

Аудиторские заключения есть на сайте компании (он уже не во всех браузерах открывается и не всегда). В файлах 2014 года нет никаких данных о том, кто проводил аудит. Похоже, действительно, Труфанов делал его сам. Насколько эти отчеты достоверны, опять же вопрос вопросов. Отчет за 2013 год выглядит более убедительно, по нему прибыль компании составила 2,6 млн долларов за 2012 год. Всё, других, более свежих данных о доходах и расходах компании нет.

За каждого «новенького» сотрудники получали процент в зависимости от суммы, которую «новенький» вложил, и за каждого «новенького», которого привел твой «новенький», ты снова получаешь процент. Абсолютно пирамидальная схема.

Мы спросили у Сергея Пилипенко напрямую: не подозревал ли он, что получал доходы на свои вложения (отраженные в личном кабинете) за счет других вкладчиков? Сергей Пилипенко пояснил, что ни ему, ни кому-то из инвесторов такие мысли не приходили. «Я видел Труфанова в феврале 2020 года, спрашивал, как дела в компании, он отвечал, что все супер, все хорошо, а после 2020 года пропал. На телефонные звонки не отвечал, на письма не отвечал», — рассказал Сергей Пилипенко.

Похоже, что инвесторов IFC (как и вкладчиков Life is good) подводили к краху компании постепенно, при этом продолжая делать хорошую мину при плохой игре. Например, в 2019 году компанией Труфанова (GoodLife) был проведен для инвесторов шикарный вечер, на котором разыгрывали дорогие подарки, были накрыты столы, дамы щеголяли в вечерних платьях, а на сцене выступала группа «Моральный кодекс».

И примерно в это же время закрылся офис в Братиславе. Журналист Properm.ru связался с человеком, который был тесно связан с Труфановым. Он пожелал остаться неизвестным, рассказал, что офис в Братиславе проработал около 8 лет, это был и колл-центр, и консультационный центр, в офисе работали примерно 12 человек. Но постепенно офис закрывался: задерживали зарплату, не работали по несколько дней. Сейчас офис закрыт. Сергей Пилипенко побывал в Братиславе. Сотрудники бизнес-центра подтвердили, что IFC срочно съехал и остался должен за аренду офиса.

Пандемию и СВО представители IFC с радостью назвали причинами того, что инвесторы не могут вернуть средства. И всё также настаивали на неликвидности неких, неизвестно каких, активов.

Мы связались с Алексеем Труфановым в его Telegram-канале. На вопросы нашего журналиста он отвечать не стал, всячески затягивал с ответами, спрашивая про источники информации, цели написания публикации. Просил российских журналистов действовать в соответствии с британским законодательством. Ответа на запрос так и не прислал.

Сергей Пилипенко обратился с заявлением о мошенничестве в ГУ МВД РФ, заявление было направлено 30 мая 2023 года. каких-либо процессуальных действий по нему еще не принято. Инвесторы готовы с привлечением судов, правоохранительных органов добиваться возврата долга.

По всей видимости, мы имеем дело с новым видом финансовых пирамид — долгосрочных и долгоиграющих. Эти компании за счет притока вкладчиков и денег от вкладчиков, какой-то (всегда непрозрачной) деятельности долгое время могут оставаться на плаву.

Пока материал готовился к выпуску пришла новость: у компании IFC очередной день рождения. И по этому случаю Труфанов разместил в канале @wellmax_news новое обращение, смысл которого всё тот же: «Несите ваши денежки, господа!»

"