Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Григорий Баршевский: Как деньги обрели власть над человечеством

28 февраля 2012, 09:00

Григорий Баршевский: Как деньги обрели власть над человечеством
Известный пермский бизнесмен и экономист рассуждает о природе денег и об опасностях бумажных купюр.

Продолжим обсуждать мировой кризис. Что же такое деньги и как получилось, что они приобрели такую власть над человечеством?

Сначала деньги возникли как металлические (золотые и серебряные) монеты, чеканка которых удостоверяла их подлинность. Металлические деньги служили сначала удобным универсальным средством обмена одного товара на деньги, а затем денег — на другой товар. Обмен и, соответственно, деньги были порождены специализацией. Это важнейший шаг в истории цивилизации: без этого не было бы профессионалов, в том числе, художников, музыкантов, поэтов, ученых, мастеровых. Без этого мы бы жили все еще в пещерах и каждая семья сама бы производила все нужное ей для жизни. Не было бы ни экономики, ни прогресса. Но не было бы и денег.

Человечество выбрало другой путь: именно путь специализации, профессионализма, торговли и денег. Этот был принципиальный шаг, он определил во многом всю историю человечества: кроме прочего, борьбу за «презренный металл» вместо борьбы за достойную жизнь. Но диалектика в том, что выбери человечество другой путь, не за что было бы и бороться. Большая семья, производящая все для своего существования — это бедность и тупик в развитии рода человеческого. Только специализация и рост производительности труда, а также конкуренция и научно-технический прогресс, как следствие конкуренции, сделали человечество тем, что оно есть сегодня. Поэтому я реальной альтернативы специализации и, следовательно, торговле и деньгам, не вижу. Но отсюда потянулась цепочка порочных последствий.

Деньги обладают сложной природой. Будучи средством обмена и именно вследствие этого деньги сразу приняли на себя еще две очень неординарные функции: они стали мерой стоимости вещей и средством сбережений.

То, сколько монет стоила вещь, определяло ее общественно-признанную стоимость, а также полезность. И эта мера могла сильно не совпадать с реальными затратами труда изготовителя. Поэтому кто-то разорялся, а кто-то богател.

Деньги взяли на себя еще и функцию сбережения. А накопления денег дают определенную уверенность и надежду. Но все это будет до тех пор, пока деньги будут оставаться общепризнанным средством платежа. Если завтра золото выйдет из употребления в этом качестве, то мои накопления испарятся. Вы спросите: «А разве может золото выйти из употребления?» Золото, пожалуй, не может, потому что оно обладает реальной стоимостью.

Например, если завтра человечество придумает другие деньги, то у вас не будет проблем обменять их на золото.

Этот факт означает, в частности, то, что сейчас, когда мировая финансовая система зашаталась, покупка золота — очень разумное предприятие для защиты своего будущего. И все разговоры о том, велика ли уже его цена или еще не велика — это разговоры, которые имеют смысл для спекулянтов, которые хотят сегодня купить, чтоб через неделю продать дороже. Для человека, который просто хочет защитить свои сбережения в трудный период, вопрос должен стоять иначе: прошел ли уже кризис, чтоб я мог не бояться за свои сбережения? И если ответ отрицательный — это значит, что надо покупать золото.

Так вот, для золота размышления о том, может ли оно перестать быть деньгами, довольно бессмысленны. Ответ — нет. Потому что это товарные деньги. Это же, кстати, означает, что и любой другой товар, по поводу которого у вас есть уверенность, что он будет нужен людям и завтра, и послезавтра (квартиры, земля в удобном месте, бриллианты) может служить средством сбережения.

Но человечество сделало еще один шаг: перешло к бумажным деньгам. Деньгам, не имеющим реальной стоимости, не являющихся товаром. И вот для них-то вопрос о том, будут ли они оставаться деньгами завтра, имеет реальный смысл. Особенно в наше время.

Разумеется, приятную особенность бумажных денег — возможность печатать их бесконтрольно — быстро осознали правители, и эта привилегия почти повсеместно перешла к суверенам. Но бумажные деньги можно эмитировать лишь в ограниченном количестве.

Если денег в обращении будет существенно больше, чем это необходимо для обращения, наступает монетарная инфляция. А если существенно меньше, то монетарная дефляция. И то, и другое - плохо. В первом случае рост цен означает дополнительный налог на граждан и бизнес, но что еще хуже, инфляция тормозит экономическое развитие, увеличивая стоимость кредита. Банкиры стараются держать реальную процентную ставку (разницу между кредитным процентом и процентом инфляции) положительной, чтоб зарабатывать не в номинальном, а в реальном исчислении. Отсюда следует, что если инфляция равна 8%, то кредит будет стоить 12-15%. И многие инвестиционные проекты при такой плате за кредит становятся не рентабельны, следовательно, их не реализовывают, и наступает застой.

Еще хуже с дефляцией. Когда цены снижаются, многие долговременные покупки потребитель начинает откладывать на будущее в ожидании еще большего снижения цен. Объем продаж уменьшается, а значит надо либо уменьшить денежную массу, либо снизить скорость оборота денег. В обоих случаях это ведет к застою.

И инфляционный процесс, и дефляционный процесс имеют, таким образом, свойство спонтанно усиливаться, если не применять специальных мер против них. Обычно это и является одной из главных задач центрального банка страны. Но есть один центральный банк одной страны, который принципиально не может это регулирование осуществить. Это Резервная система США. Ей мешает дилемма Триффина. И об этом — в следующий раз.