Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
11862 +128
Выздоровели
7993 +81
Умерли
584 +8
Properm.ru
Наши там. Голландия: «Если в политике решения принимаются, значит очень много людей договорились» Properm.ru продолжает рассказывать о странах глазами пермяков, сменивших место жительства. Сегодня — история пермяка Александра Быкова, который разрушает стереотипы об Амстердаме.

Наши там. Голландия: «Если в политике решения принимаются, значит очень много людей договорились»

20 марта 2018, 09:00
наши там

Наши там. Голландия: «Если в политике решения принимаются, значит очень много людей договорились»
Фото: Из личного архива героя интервью
Properm.ru продолжает рассказывать о странах глазами пермяков, сменивших место жительства. Сегодня — история пермяка Александра Быкова, который разрушает стереотипы об Амстердаме.

— Саша, расскажи, как началась твоя история?

— Я четыре года отучился в Москве, но потом не поступил в магистратуру на свой факультет. Поехал домой в Пермь, где пожил примерно год и, соответственно, работал. Чуть пораньше, чем за этот год, в сентябре, я решил, что хочу попробовать поучиться в магистратуре за границей.

В течение года я решил, что надо узнать, как все это делается: начал собирать рекомендации, писать мотивационные письма, сдавать тесты. Где-то к весне я начал получать разные «офферы» из университетов. В конце концов, остановился на Амстердаме, Нидерландах, потому что там был грант, который позволял примерно 10 тыс. евро от общей суммы срезать и учиться по относительно дешевой ставке.

Она типична для европейцев, а для нас — тех, кто за пределами Евросоюза — обычно очень дорого. Скажем так, по экономическим причинам среди прочих университетов, это был самый оптимальный вариант. Плюс мне очень понравились Нидерланды. Я один раз был в Амстердаме. Мне захотелось приехать туда, где велосипеды, все такое хорошее.

Плюс страна находится в географически правильном месте — центр Европы, очень удобно. Помимо этого, если посмотреть любые рейтинги по уровню жизни или социальным показателям, Нидерланды всегда на самом верху.

Притом что всегда на самом верху очень дорогие страны, такие, как Швеция, Швейцария, Норвегия и какие-то такие страны, в которых жизнь «дорогая». В Нидерландах по сравнению с ними жизнь дешевле, но уровень жизни все равно очень высокий. Я поступил в магистратуру, приехал и два года здесь отучился, сейчас работаю.

— На кого ты учился?

— Моя программа называлась Computational Science. В бакалавриате я учился по программе «прикладная математика и информатика». Но факультет у меня назывался — факультет вычислительной математики и кибернетики. Вычислительная математика и Computational Science — это примерно одно и то же.

Не то чтобы я хотел учиться именно на Computational Science. Просто это была практически единственная программа, где был грант для студентов из России. Опять же, по экономическим причинам это было просто очень дешево. Плюс сама программа очень интересная, в основном связанная с наукой. Это не Computer Science, не программирование. Это больше программа, нацеленная на науку или полунаучные проекты.

— Как отнеслись твои друзья и родные к твоему решению переехать?

— Те люди, с кем я общался в Перми — для них я, можно сказать, уже давно уехал из Перми. Те знакомые, которые были в Москве, для них это было неудивительно, потому что из Москвы люди часто уезжают, особенно на учебу.

Если говорить о близких родственниках, наверное, только моя мама. Она была очень насторожена, но в душе хотела, чтобы я попробовал поучиться где-то за рубежом. Для нее было бы очень здорово, если бы я остался где-то за границей.

На тот момент, когда я выбирал университет, я не планировал оставаться жить где-то там. Такая идея пришла мне где-то спустя только год после того, как я пожил здесь.

— Ты говорил, что однажды уже был в Голландии. Когда ты переехал туда на учебу, какое впечатление у тебя создалось? Может быть, что-то поменялось? Как встретили люди, какими они тебе показались?

— Ощущение очень сильно поменялось. Одно дело приезжать в страну туристом на несколько часов или дней. Совсем другое дело — приезжать туда жить. С одной стороны, люди достаточно доброжелательны ко всем приезжим. Неважно, из какой ты страны, какого цвета кожи, расы и так далее.

С другой стороны, надо понимать, что это очень тесный город. Он низкой застройки, живет не так много людей, а хочет жить гораздо больше. Будучи студентом, найти жилье очень тяжело. Из-за этого очень часто, во-первых, людей кидают на деньги. Очень много обманов, связанных с жильем. Его катастрофически не хватает.

Когда я приехал, первые 11 дней жил в хостеле. Потому что квартира, на которую, как я думал, договорился, оказалась разводом. Об этом я узнал дня за два до перелета. К счастью, деньги я никакие не заплатил. То есть я ничего не потерял, но потерял то время, которое потратил бы на то, чтобы найти жилье.

Была очень стрессовая ситуация, потому что ты приезжаешь в другую страну, жить просто негде. А уже через несколько дней нужно начинать учиться. К счастью, есть университеты, где практически каждый факультет или каждая программа имеет так называемый Housing Department или Housing Person, кто занимается тем, что помогает найти жилье. Тогда уже как-то стало попроще.

Это что касается первых дней. А для меня страна кажется несколько культурно чуждой, но в общем и целом очень приятно, что все социальные институты работают так, как нужно. Я бы сказал, что мне не очень нравится местная кухня или то, как люди громко разговаривают или, что здесь постоянно нужно с кем-то беседовать о каких-то непонятных, абсолютно не важных вещах.

— Где поселился? Это было общежитие при университете?

— Я полагаю, здесь нет такого понятия, как общежитие. Но есть, например, съемное жилье, которое на территории университета или к нему прилегает. И есть съемное жилье, которое в руках частных компаний. Они субсидируются государством, чтобы сдавать комнаты по низким ценам исключительно для студентов.

Я как раз жил в такой комнате. Она была очень дешевая по сравнению с ценами на рынке. Это такая 15-этажка. Там специальные блоки, где у студентов свои только душ и комната, а кухня общая. Довольно адекватно для студентов, у которых не так много финансовых возможностей.

— Сколько стоило твое жилье?

— Я два с половиной года жил в одном и том же здании, немножко в разных комнатах на разных этажах, но цены были примерно одинаковые. Первый год я жил в комнате 20 квадратных метров. Стоила она 434 евро в месяц с мебелью.

На второй год я переехал в другую комнату, где мебели не было вообще. Что меня действительно удивляет, студентам могут сдать комнату, где нет абсолютно ничего. Там просто из потолка торчат два проводка, на которые нужно самому надевать плафон с лампочкой. За такую комнату я платил 399 евро в месяц. Соответственно, приходилось все самому покупать, но это была не такая уж проблема, учитывая, что это объективно довольно дешево.

— Где ты живешь сейчас?

— Сейчас в процессе переезда. После того, как устроился на работу, я снял себе квартиру в новом здании. В нем еще не до конца все построено, но квартиры сдают. Из-за этого они немножко дешевле.

— Сколько она стоит?

— Моя базовая аренда — 916 евро за трехкомнатную квартиру, 62,2 квадратных метра. Плюс 37 евро за сервисные сборы и обслуживание лифтов. Коммуналка, интернет, электричество и вода будет примерно около 100 евро. В сумме я планирую, когда буду жить уже постоянно, это будет около 1050–1100 евро в месяц.

— Ты снимаешь квартиру один или с кем-то?

— Я снимаю ее один.

— Достаточно высокая цена. Кем ты работаешь сейчас?

— Цена действительно высокая. Но если бы такую же квартиру я снимал с мебелью в каком-нибудь отстроенном здании, стоило бы это около 2000 евро. По местным меркам это еще довольно дешево. По крайней мере, я так посчитал для себя.

Формально моя должность называется «консультант», но неформально моя должность — Data Scientist.

— Если покупать свое жилье, насколько это дорого?

— Есть люди, которые постарше меня на 5–10 лет, они очень любят обсуждать такие темы. От нескольких людей слышал, что брать квартиру в ипотеку выходит дешевле, чем арендовать квартиру. Все охают и ахают от того, что ипотека 2,5% годовых. Соответственно, брать ее достаточно приемлемо.

Когда я приехал в свой район, один знакомый у меня спросил: «Как тебе этот район? Нравится? Я хочу в нем ипотеку взять». Есть знакомый, который тоже в этом районе взял квартиру в ипотеку. В общем, люди это делают.

Что касается цен, то зависит от того, какой район и какая площадь. Цены растут по экспоненте, чем ближе квартира находится к центру Амстердама, или Роттердама, или какого-то другого города. Также влияет, есть ли канальчик, который проходит мимо дома или нет: много всяких деталей. Думаю, что цены на приемлемое жилье эконом-класса будет начинаться от 80–100 тыс. евро. Я бы сказал, это все равно дешевле, чем то же самое жилье в Москве. Наверное, соизмеримо с жильем в центре Перми.

— Как проходит твой день? Помимо работы, чем занимаешься?

— На работу с утра в 9 приезжаю, в 18 ухожу, там все как у всех. Помимо этого, более или менее у меня неделя расписана. Мне надо уместить две тренировки вечером в тренажерном зале, одна тренировка — теннис. Раз в неделю, по средам, я играю в так называемую Classic Mafia.

У нас есть клуб классической мафии в Амстердаме, это часть всемирной системы клубов, где люди играют в мафию, проводят турниры. В Амстердаме такой клуб тоже есть. Кстати, в конце апреля будет даже чемпионат, на которой люди приедут со всего мира.

По пятницам я стараюсь собраться со своими однокурсниками и поиграть в настольные игры. Наверное, таким образом я провожу большую часть вечеров, если говорить о мероприятиях.

— То есть твои знакомые тоже переехали в Амстердам?

— С однокурсниками «местными». Большинство — нидерландцы на нашей программе. Есть люди из Греции. Из России нас на нашем курсе было всего двое. В общем, с кем мы вместе учились, с теми продолжаем дружить и иногда собираемся, играем в настольные игры.

— Много русских в Амстердаме сейчас?

— Складывается ощущение, что довольно много. В моем отделе, например, нет ни одного русскоязычного, но в компании их немало. В целом в Амстердаме, Роттердаме и окрестностях, я бы сказал, русскоязычных достаточно много. Можно даже оценить по тому, какой рынок русских нянь — их действительно много. Довольно много русскоязычных групп в Facebook, где люди организуют детские праздники специально для русскоязычных.

— Как в целом относятся к туристам и, в частности, к русским?

— Местные туристов либо ненавидят, либо особо не замечают. Вся туристическая деятельность сосредоточена в центре Амстердама.

Что касается мигрантов, я думаю, в целом отношение достаточно приветливое. Люди достаточно открыты к тому, чтобы нанимать сотрудников из-за рубежа. Но надо понимать, что, во-первых, есть условные три когорты людей, которых рассматривают на работу. Это нидерландцы, европейцы и все остальные.

Как правило, приоритет идет именно в таком порядке. Если на работу ищут человека, то в первую очередь при прочих равных возьмут нидерландца. Потом возьмут европейца. И только потом будут рассматривать всех остальных — россиян, украинцев, китайцев, индусов и так далее.

Но при всем при этом страна очень быстро растет. Очень большой и мощный IT-сектор. Поэтому в любой большой компании всегда можно найти достаточно мигрантов из Китая, России, Индии.

— Раз уж заговорили о том, кого принимают на работу, расскажи, какие в среднем зарплаты в Голландии?

— Недавно смотрел какой-то рейтинг, где считали, сколько средняя зарплата в Нидерландах. По-моему, это что-то вроде 50 тыс. евро в год. Моя зарплата ниже, но опять-таки страна богатая.

Очень специфическая система, как можно нанять иностранцев на работу. Смысл в том, что никто не позволяет в качестве дешевой силы нанимать людей из других стран. Для того, чтобы устроиться на работу без каких-либо проблем, нужно быть так называемым kennismigrant, высококвалифицированным мигрантом.

Страна добивается этого не за счет того, что выставляются какие-то сильные условия. Они просто говорят — если вы хотите нанять работника из Китая или неважно кого за пределами Евросоюза, то вы должны платить ему зарплату не меньше, чем, скажем… Я точную цифру не помню. Но это около 30 тыс. евро в год для тех, кто моложе 30 лет. И не менее 35 тыс. для тех, кто старше 30 лет.

Но в то же время для тех, у кого есть европейский диплом магистра — или из топ-вузов мира, или тех, кто просто окончил любой университет в Нидерландах — у них могут просто быть зарплаты поменьше, но они тоже смогут работать.

Еще есть такое понятие, как «30% ruling», правило 30%. Смысл очень простой. Если человек получает высокую зарплату и считается kennismigrant, то на первые 8 лет, что он работает в Нидерландах — если он был привлечен из-за рубежа — он освобождается от уплаты 30% налогов с «верхней» части зарплаты по прогрессивной шкале.

Это признак того, что страна очень заинтересована в том, чтобы высокоинтеллектуальные ребята приходили, компании нанимали из-за рубежа людей. Очень яркий пример — Booking.com. Прямо в центре Амстердама находится штаб-квартира, там просто тьма белорусов, русских и украинцев

— Какая зарплата у тебя?

— 31500 в год выходит, если посчитать все бонусы. Примерно так.

— Этих денег хватает на жизнь? Или приходится себя в чем-то ограничивать, ущемлять, что-то не покупать, куда-то не ходить? Учитывая, что 1100 евро ты отдаешь только за жилье, коммуналку и все прочее.

— У нас дают 500 евро на то, чтобы ты мог арендовать машину. Это называется mobility budget. Я просто получаю эти деньги номинально. Плюс зарплата, все вместе — я каждый месяц получаю примерно 2300 евро на руки, то, что мне переводят после уплаты всех налогов. Этих денег, наверное, мне должно хватать.

Сейчас пока немножко не хватает, потому что мне нужно было переехать, положить пол, покрасить стены. Это занимает очень много времени и довольно много средств. Плюс нужно было внести депозит за свою новую квартиру. Поэтому сейчас, скажем так, я немножко на мели. Но в целом, я думаю, по моим подсчетам мне этих денег должно хватать.

— Во сколько тебе сейчас обходится поход в магазин?

— Когда я хожу в магазин, я трачу 10–15 евро. Иногда меньше, иногда больше. При этом кушаю я довольно много. Опять-таки, я просто посчитал, что чисто на еду у меня уходит 200 евро, может быть, чуть больше. Я знаю людей, которые тратят и меньше, но в целом тратят примерно столько же.

Просто очень специфическая ситуация в том, что Нидерланды — страна хоть и очень маленькая, но аграрная. Очень много продуктов они производят их самостоятельно. Здесь бешеный конкурентный рынок. Поэтому для покупателей это очень хорошо.

Продукты питания достаточно дешевые, не дороже, чем у нас в России, хоть и курсы абсолютно разного порядка. Но при этом, если хочешь пойти и покушать в кафе, то цены достаточно кусающиеся. Даже не в центре города поесть в каком-нибудь кафе и ресторане, заказать горячее блюдо — это будет 15–20 евро. По моим понятиям, это достаточно много. Но если покупать продукты самостоятельно, на мой взгляд, это выходит совсем недорого.

— Что скажешь о местной кухне?

— В Нидерландах очень хорошие продукты. Особенно те, что они выращивают. К этому претензий никаких нет. Но нидерландская кухня — это просто полный провал! Ланч отведен строго с 12 до 13. Прийти в кафетерий, поесть в 10 или 15 часов абсолютно невозможно. Нидерландцы приходят в кафетерий для того, чтобы взять бутерброд, насыпать на него шоколадную крошку или положить какой-то сыр и попить молока. Это все, что люди едят в течение дня. Больше им ничего не надо. Пара бутербродов, сендвич, что-то такое. Для меня это очень странно. Я рад, что, по крайней мере, в нашей столовой, поскольку компания достаточно большая и интернациональная, можно найти себе какие-то горячие блюда.

Теперь непосредственно к кухне и тому, как они готовят горячие блюда. Их традиционные блюда, на мой взгляд, очень невкусные и не очень приятные. Штуки и конфетки, которые они рекомендуют туристам и приезжим, тоже очень отвратительны. Есть такая штука, называется — «дроп». Они всем дают попробовать эту маленькую конфетку, и всех от нее чуть ли не выворачивает, но нидерландцам очень нравится.

Если будешь в Нидерландах, увидишь черную конфетку, похожую на мармеладку — это есть не надо. Целиком есть, во всяком случае, не стоит. Я ни одной конфеты, дропа, за свою жизнь еще не смог съесть целиком.

Такое мое отношение к местной кухне. Для меня ее просто нет. Любых русскоговорящих поспрашивай — все склоняются к тому, что лучше приготовить к самому, чем пойти и поесть в нидерландский ресторан. Да и в принципе если приехать в Амстердам и постараться в центре города найти нидерландский ресторан, чтобы было написано Dutch Restaurant или Dutch Cousine, такого просто нет. Потому что она объективно никому не интересна, в ней, на мой взгляд, нет ничего примечательного.

— Как вообще дела с медициной? Очереди в больницу, лекарства, частные доктора?

— Если человек не работает, он обязан купить самый дешевый тип страховки. Без него даже не пустят в страну. У меня был случай: мой знакомый не купил страховку, ему за это дали штраф. Страховку нужно брать всем старше 18 лет.

С тех пор, как ты начинаешь работать, появляется другой тип страховки — Basic, который обязан брать каждый. Самая минимальная конфигурация — около 100 евро в месяц. Нужно платить, а если не платить, то дадут штраф, а потом сами за тебя страховку тебе сделают.

При этом на базовые услуги установлено такое правило, что первые 385 евро в году, которые платишь на лечение, отдаешь из своего кармана. Только потом страховка начинает оплачивать все медицинские услуги. Звучит довольно странно, особенно для нас, где всегда было бесплатное страхование. Но при этом считается, что у Нидерландов одна из самых лучших медицинских систем в мире.

Единственное, что мне нужно было использовать — это те лекарства, что у меня были с собой из России. Когда мама приезжала в гости, тоже какие-то таблетки привозила. Я довольно нечасто болею. Таблетки от головы и от горла у меня есть, в больницу я не ходил.

Но при этом у меня плохие зубы, и их приходилось лечить. Это действительно очень дорого, тем более, что стоматология не входит в базовый пакет страховки. Ее нужно покупать отдельно. Один раз прийти, вылечить зубы - просто поставить пломбу и вылечить кариес, стоить примерно 100–150 евро.

Что еще смешно, в русскоязычных Facebook-группах иногда рекламируют так называемый «медицинский туризм» или «стоматологический туризм». Иногда предлагают из Нидерландов приехать в Киев, вылечить зубы и вернуться обратно. Бывают и такие услуги.

— Насколько велико разделение между богатыми и бедными? Замечал ли ты на улице попрошаек, бомжей?

— На самом деле нет. Здесь абсолютно противоположная система ценностей в этом плане, чем в России. Очень много объективно богатых людей, но показывать свое богатство абсолютно не принято. По крайней мере, среди нидерландцев.

Люди не ездят на дорогих машинах, не покупают огромные яхты или дома. Такая культура, что люди живут в маленьких, уютных, аккуратных домиках, хотя зарплаты у них достаточно большие. Страна как богатая, так и богатеющая.

При этом никто не считает своим долгом среди нидерландцев покупать дорогую одежду, дорогие машины, разбрасываться роскошью. По внешнему виду никогда не поймешь, богатый человек или бедный, потому что они все выглядят так, как будто они бедные.

В принципе сложно найти бездомного. Страна так построена, что у них формально нельзя быть бездомным и нельзя попрошайничать. Тем, у кого нет своего жилья, государство предоставляет такие то ли здания, то ли хосписы, где люди могут переночевать и получить еду. Даже если у человека нет работы и жилья, всегда есть место, где он может переночевать в теплом помещении, пойти и поесть.

— Как с безопасностью, спокойно ли гуляешь вечером, ночью?

— Статистически очень спокойная страна. Уровень преступности низкий. В новостях можно прочитать, что тюрьмы закрывают просто потому, что в них некому сидеть.

Но при этом я не могу сказать, что нет специфических районов, которые населены мигрантами, работающими на низкооплачиваемых работах. Я бы не сказал, что это гетто, но специфические районы, в которых идешь, и видно, что классических белых нидерландцев в них просто нет. Эти районы достаточно далеко от центра Амстердама. В основном там социальное жилье — дешевое, которое государство дает только тем, у кого низкие зарплаты.

Не буду скрывать, что совершаются и преступления, и убийства. Недалеко от Амстердама есть район Arena. Здесь часто происходят преступления.

У меня друг жил недалеко от Arena и мог по ночам слышать выстрелы. Но опять-таки это сильно зависит от района, думаю, такое бывает в любой стране. И надо понимать, это все-таки Амстердам. Здесь очень много всего намешано.

Я бы не сказал, что мне было бы совсем безопасно гулять именно по таким районам. Но в общем и целом, по центру Амстердама, или по моему району, или по малюсеньким деревушкам за пределами Амстердама — всегда безопасно. Всегда улицы освещены, всегда довольно комфортно, нет никакой боязни за свою жизнь.

— Весь мир знает, что в Голландии легализована марихуана. Как местные пользуются этим разрешением?

— Во-первых, нет никакой культуры того, что «мы Нидерланды, у нас разрешено, давайте все будем курить». Среди нидерландцев или хотя бы тех, кто вырос в Нидерландах, нет такой традиции, что каждую пятницу или выходные мы накуриваемся.

Безусловно, центр Амстердама наполнен кофешопами, где люди курят эту марихуану, туристы абсолютно улетают с этого. Это действительно есть. Но если приехать в другой город и прогуляться ночью, наркоманов не видно.

Если говорить о студентах, которые приехали учиться в Нидерланды, первые полгода им тоже может снести крышу, и они могут заниматься этим постоянно. В общем и целом, я не уверен, что здесь уровень преступности, связанный с наркотиками, высокий. Культуры, что все нидерландцы постоянно курят, тоже нет. Даже среди молодежи нет культуры, что нужно носить шапки с марихуаной и показательно курить.

— Чем занимаются голландцы в свободное время? Куда ходят, с кем общаются?

— Самое главное и объединяющее социальное мероприятие нидерландцев — это так называемый Borrel. Люди собираются в баре, кафе, где-то на работе, в одном месте, очень плотно забивают все помещение, пьют пиво, вино и разговаривают.

При этом стоит сказать, что страна все же ориентирована на здоровый образ жизни и на спорт. Практически все катаются на коньках. Только не так, как у нас, а любят кататься кругами, на коньках с длинными лезвиями. По Олимпиаде можно посмотреть, кто забрал почти все золотые медали в конькобежном спорте. Это культура, этим занимаются все.

Помимо этого Амстердам — это так называемая столица велосипедов, Нидерланды — страна велосипедов. Неважно, какого человек возраста, какого статуса. Люди в костюмах, бывает, ездят на работу на велосипеде, это абсолютно нормально. У нас в компании такое тоже можно встретить. Абсолютно нормально кататься на велосипеде и использовать его как основной транспорт.

Помимо этого, очень много людей катается полупрофессионально или профессионально на гоночных велосипедах. Если выйти на улицу в любом спальном районе, постоянно можно встретить бегунов.

Что меня немножко удивляет или смущает, что нет каких-то социальных мероприятий, как это принято у нас. Например, когда ты учишься в университете, мероприятия, которые организует для тебя студенческая организация — эти Borell, дискотеки, может быть, какой-нибудь чемпионат организовать по питейным играм. Батут принести или что-то такое.

Они очень любят устраивать «квизы» как на работе, так и среди студентов. Но это не так, как у нас. У нас, когда какая-то интеллектуальная игра, все очень напряжены, и всем очень интересно в этом поучаствовать. А «квиз», когда ты пришел с пивом, посидел, поговорил, поотвечал на какие-нибудь легкие вопросики.

— Касательно самого города. Какие твои впечатления, что бы ты отметил?

— Я бы отметил велосипедную инфраструктуру в Амстердаме. Это не очень можно заметить на картинках, но она есть, и она очень разветвленная. Из любого места в другое, из любого города в другой всегда есть выделенные дорожки для велосипедов. Иногда велосипедные дорожки чуть ли не больше, чем автомобильные, особенно в малых сжатых райончиках.

Надо отметить, что очень чистые улицы, нет плохих дорог. Вся страна очень хорошо построена, все очень выверено.

В самом Амстердаме лично мне комфортно быть за пределами центра. Все везде очень хорошо связано. Автобусы ходят по расписанию, везде трамвайчики, метро. Все очень слаженно, довольно гармонично. Мне очень нравятся выделенные полосы для автобусов. Например, во время пробок автобусы в них не стоят. Если это длинные маршруты по автострадам, то автобусы тебя очень быстро перевозят туда, куда надо.

— А насколько пригород сильно отличается по уровню жизни от столичных городов?

— Вообще не отличается. То, что мы можем назвать пригородом большого города в России, и то, что здесь называется пригородом — это две разные вещи. Во-первых, из любого маленького города в большой город можно добраться на поезде, метро, еще на чем-то очень быстро.
Все маленькие города очень хорошо соединены между собой.

Например, я работаю в городе Амстелвеене, который практически вплотную находится к Амстердаму, можно увидеть на карте. Очень много людей, которые сами живут в городах, которые совсем не в Амстердаме. И даже не в Greater Amsterdam Area, то есть, грубо говоря, пригородах Амстердама. Потому что все очень хорошо связано, на поездах можно добраться до любой точки.

Страна настолько хорошо взаимосвязана, что нет такого сильного разделения между городским жителем и жителем деревни. Эта деревня должна быть настолько далеко, чтобы почувствовать, но в целом такой большой проблемы нет. Да и сама страна объективно маленькая. Если ехать 2,5 часа на машине в одном направлении, то из страны невозможно не выехать или не проехать ее всю.

— Какие праздники больше всего любят голландцы?

— Самый большой праздник для нидерландцев — День короля. Празднуется он, как правило, 27 апреля. Считается, что здесь очень любят короля, потому что Нидерланды — это королевство. Как и в Великобритании, король не обладает какой-то политической силой, не принимает законы, никого не утверждает. Короля можно любить просто потому, что он король.

В этот День короля вся страна переодевается в оранжевый — это национальный цвет Нидерландов, потому что королевская фамилия Оранье. Все пьют, катаются на канальчиках, фотографируются. Происходит что-то невероятное.

Мне самому не очень нравится, но в принципе это самый большой праздник. Помимо этого, естественно, празднуют Рождество. Но у них нет ни Деда Мороза, ни Санта Клауса. У них здесь есть Синтерклаас. Это их собственный аналог Деда Мороза. Традиции больше похожи на Западную Европу. Они это делают немножко по-своему, со своими деталями, но Рождество — это большой праздник.

Все церковные праздники типа Пасхи — тоже для них вроде как важны. И, естественно, Новый год. В этом году ко мне приезжали друзья на Новый год. У меня квартира была на 14 этаже. В полночь мы вместе вышли на балкон, чтобы посмотреть - салют стоял примерно полтора часа, не умолкая. По всему городу все летало и взрывалось. Просто полтора часа без остановки долбит салют, все не умолкает! Я был поражен, когда это увидел. Так что Новый год тоже празднуют с лихвой. Мне даже сложно представить, сколько миллионов евро взорвали за эти полтора часа, что шли салюты.

— Насколько голландцы религиозны?

— Можно в Интернете найти карту по тому, насколько много людей в стране считает себя религиозными. Нидерланды, Бельгия на одном из самых низких уровней религиозности в Европе. В целом не то чтобы есть разделение между церковью и государством. Скорее религия — такое хобби. Нидерланды не религиозны и скорее даже более атеистически настроены.

— Однажды голландцы вышли к окну мэра, который умирал, и несколько минут пели гимн. Они действительно так любили его?

— Пока я не видел ни в одном источнике, чтобы кто-то что-то плохое сказал об этом мэре. Я уверен, что сочувствие и любовь, которые жители Амстердама ему выразили, были абсолютно искренними, не для камеры, не для какого-то пафоса, а потому, что жители Амстердама его уважали. Насколько я понимаю, есть за что.

Образ Амстердама как привлекательной туристической столицы был заложен и сформирован, начиная с 2008 года, сразу после финансового кризиса. Нидерланды тогда решили, что давайте-ка мы сделаем так, чтобы все захотели приехать в Амстердам. Все действительно захотели приехать, большинство людей остались этим довольны.

Естественно, людям, которые в центральной части Амстердама, не совсем комфортно от большого количества туристов. Но в общем и целом Амстердам как город развивается очень хорошо. Я думаю, в этом действительно была заслуга мэра. Я не могу сказать, что полезного он сделал. Но ни от одного человека я не слышал, чтобы про мэра говорили что-то плохое.

— А в целом как относятся к власти? Поддерживают ее? Или есть какие-то оппозиционные настроения?

— Здесь многопартийная система. Ни у одной нет конституционного большинства. Это значит, что если какие-то решения принимаются, очень много людей между собой договорились. В целом люди о политике не говорят вообще. Соответственно, мне тоже неинтересно, что тут происходит. Даже учитывая, что 21 марта будут выборы.

Прямо сейчас самая активная агитация: в почтовые ящики кладут то ли буклеты, как голосовать, то ли еще что-то. Очень много наружной рекламы, рекламы в торговых центрах, где политические партии общаются с людьми.

Они не то чтобы смирились, но их более или менее устраивает. Действительно сильно вовлечены в политику не так много людей. Были специфические настроения, когда были выборы, баллотировался Герт Вилдерс, которого называли «голландским Трампом», который продавливал все антимигрантские настроения. Поэтому общество в каком-то смысле было разделено. Но когда он получил то ли 15%, то ли сколько-то, вместо предполагаемых 30–40%, это открыло людям глаза в том плане, что таких настроений в действительности не то чтобы очень много.

— Какой у вас климат?

— В декабре-январе может выпасть снег, полежать пару дней, и потом его как будто бы и не было. Зимой температура примерно такая. Сейчас она примерно от нуля до восьми градусов.

В этом году была аномальная зима, потому что шесть лет не замерзали каналы. В этом году каналы частично замерзли. Но опять-таки, то, что люди видели в Instagram и на видео, это такая, маленькая правда. Везде написали: «Ой, каналы в Амстердаме замерзли!» Замерзли каналы далеко не полностью и далеко не везде.

Где-то в апреле обычно я уже просто пересаживаюсь на свою летнюю одежду. В летней одежде и летней обуви я точно буду ходить где-нибудь до ноября. Мне довольно тепло. Нидерландцы, как правило, считают, что у них такая плохая погода, постоянно ветрено, постоянно холодно, дождливо. Что постоянно ветрено и дождливо — это действительно правда. Это не совсем комфортно.

Но опять-таки, у нидерландцев так устроено, что либо очень быстро вода высыхает, либо стекает куда надо. Очень сильного дискомфорта это не вызывает, только когда на велосипеде едешь, идет дождь, и это действительно неприятно. А в остальном температура достаточно комфортная. Не очень жарко, не очень холодно. Хотя летом бывало так, что и под 30 градусов топило.
Но это все глобальное потепление, поэтому это лето было достаточно жарким. И зима в некоторые периоды была довольно холодной. А так — до начала октября-конца сентября примерно такая температура стоит весной-осенью. А лето примерно такое же, как у нас. А зима — это начало ноября у нас в Перми, примерно так она выглядит. Только не грязно еще.

— Что голландцы знают о России?

— Обычно о России говорят, — это водка, медведь и балалайка. В действительности я услышал от людей стереотип только про водку. Мне кажется, люди не знают, что такое балалайка, и не знают, что медведь — это что-то, очень связанное с Россией. Да, я бы сказал, что есть стереотип — русские любят водку. Они знают, что у слов «вода» и «водка» одинаковый корень, и это практически то же самое в русском языке.

Мне кажется, что есть стереотип у нидерландцев, что все россияне влюблены в Путина. Но при этом каждый раз, когда они встречают кого-то из России, то спрашивают: «А как ты относишься к Путину?» Я говорю то, что я думаю, другие говорят то, что они думают. Наверное, все-таки нидерландцы не так склонны думать, что мы все поголовно Путина любим. Но такой стереотип есть.

Есть дичайший стереотип, что у нас тут вечная зима, холода, все в таком духе. Люди, как правило, не знают, что у нас есть Краснодарский край, Сочи, субтропики. Поэтому люди спрашивают: «А действительно ли в России холодно? А у вас какая самая холодная температура бывает?» Помимо этого, наверное, все. Говорят еще: «Ой, у вас же такая большая страна». Наверное, все стереотипы, о которых я слышу чаще всего.

— Спустя два с половиной года по чему скучаешь из России, из Перми? Может быть, не хватает чего-то домашнего, родного?

— Очень легко сказать, чего не хватает. Борща, пюре с котлеткой, всей нашей еды. Для меня, что абсолютно парадоксально — если ты приходишь в кафе, ресторан поесть, практически никогда не бывает самодельных напитков, сваренных в заведении.

В России кажется довольно странным, что в России, куда ни придешь, везде есть компот, кисель, какой-то морс. Здесь этого нет. Все напитки, которые ты можешь купить — бутилированные напитки. Это меня очень сильно смущает. Что-то такое, что при тебе откроют и при тебе сделают.
Мне как человеку, который не употребляет алкоголь вообще, довольно некомфортно. Потому что ты приходишь, тебе могут предложить «Фанту», «Кока-Колу», и все. Из неалкогольного нет практически ничего и нигде. Это меня смущает, и этого мне не хватает. В принципе, нашей кухни мне не хватает очень сильно. Не хватает супов, потому что тут супы — это абсолютно не то, что у нас. Это какой-то крем без всего или вода, в которой плавает полторы зеленых штучки.
В какой-то момент мне стало не хватать снега, чтобы ты ходил по улице, и под ногами у тебя скрипел снег. Иногда не хватает русского языка.

Не хватает ощущения, что это твоя страна. Это я могу сказать точно. Я до сих пор по-нидерландски говорю очень плохо или не говорю вообще. То, что люди обсуждают на улице, что слышишь в рекламе или в автобусе, разговоры — ты их не понимаешь. Они не о тебе, они не тебе интересны.

Я понимаю, что здесь все по-другому: другое образование, язык, отношение к людям, все сделано по-другому. По-другому люди разговаривают, по-другому нужно относиться к людям, другого от тебя ожидают. Я не говорю, что это хуже. Это просто по-другому.

Все равно я большую часть жизни провел в России. Поэтому она для меня всегда останется домом, культура России останется более близкой чем то, что здесь. Хотя я бы не сказал, что оно чем-то хуже или лучше.

Чтобы узнать о другой стране, где осели пермяки, выберите нужный флажок и нажмите на него:


Оцените материал