Posted 14 июня, 11:28

Published 14 июня, 11:28

Modified 17 июня, 12:09

Updated 17 июня, 12:09

Какую беду несут «Плохие парни до конца»

14 июня 2024, 11:28
Спойлеры: легкие | Рейтинг: для тех, кто любит экранный дуэт Уилла Смита и Мартина Лоуренса |16+

«Плохие парни» — удивительная кинофраншиза. Два типичных боевичка из конца 1990-х — начала 2000-х, которые выделялись разве что искрометным дуэтом Уилла Смита и Мартина Лоуренса, ну и постановкой Майкла Бэя. Казалось бы, именно там, на стыке веков это серия и должна была остаться навсегда, но, неожиданно, «Плохие парни» возродились в 2020-м году с третьим фильмом серии. Он был удивительно органично вписан в наше время, да так, что фильм очень хорошо собрал в прокате. Поэтому сейчас на больших экранах можно увидеть четвертую часть приключений двух копов в Майами. И вот она уже выглядит шаблонной и устаревшей. Как так вышло, рассказывает кинокритик Григорий Ноговицын.

Возрождения «Плохих парней» не просил никто. Дилогия о чернокожих копах-корешах, гоняющих наркоторговцев по Майями, была типичным продуктом 90-х — начала 2000-х в США. Ну, вы знаете это время: гламур, глянец, сытость и достаток (до нас это докатится только к середине 2000-х). И ещё это были типичные фильмы начинающего Майкла Бэя. Вы знаете этого режиссёра: слоу-мо, съемки против солнца, сногсшибательно-зубодробительный экшен, тупой юмор и сублимация спермотоксикоза постановщика как одно из важнейших средств выразительности.

«Плохие парни» были хорошо сделанными боевиками, которые выделял не столько характерный стиль Бэя, сколько дуэт Мартина Лоуренса и Уилла Смита. У них получился отличный броманс, идеальный союз двух совершенно непохожих напарников — потешного и неловкого женатика Маркуса (Лоуренс) и сурового плейбоя-холостяка Майка (Смит). Натурально Бим и Бом, Тарапунька и Штепсель. Два клоуна в разных амплуа, только с пушками и ксивами. Собственно, первый фильм строился на том, что напарники были вынуждены поменяться местами.

Несмотря на то что «Плохие парни» запомнились публике, и вторая часть выступила в прокате хорошо, этого недостаточно, чтобы немедленно запустить продолжение в производство. Времена менялись, актеры старели, появления новой части серии никто уже и не ждал. Всё-таки не такая уж у нее большая фанбаза. Но в конце 2010-х дела у продюсера Джерри Брукхаймера пошли не очень. Дойная корова в виде серии «Пиратов Карибского моря» окончательно зачахла, потому что Джонни Депп влип в скандалы, а остальные проекты как-то не взлетали. Вот и вспомнил старик Брукхаймер, что у него в загашнике есть еще одна, в меру популярная франшиза с одним известным артистом (Смит тогда еще в скандалы не влип).

Вот и решил продюсер возродить «Плохих парней». По схеме студии Марвел, он доверил съемки режиссерам-ноунеймам — Адилю Эль Арби и Билалу Фалла. Расчет простой: такие парни наверняка будут стараться сделать как можно лучше большой и дорогой проект, чтобы закрепиться в Голливуде. А если облажаются — их можно тихонько слить.

И вот в 2020 году вышли «Плохие парни навсегда» (18+), и это было… интересно! Неожиданно дуэту неизвестных режиссеров удалось вполне удачно адаптировать героев конца 90-х к нашим дням и отлично это показать. Конфликт отцов и детей (буквальный!), совмещенный с рассуждениями о противостоянии молодости и старости (фильм ведь начинается с того, что Маркус становился дедушкой!) и о том, как они могут эффективно работать вместе. И отдельная, но хорошо раскрытая тема о грехах прошлого, которое неожиданно настигло копов-напарников. Плюс отличный экшен, с небольшой дурковатостью, которую Эль Арби и Фалла взяли прямо у Майкла Бэя, видимо, поняв, что весь секрет в том, что Бэй — это вечный подросток, который снимает именно так, как интересно американскому тинейджеру. Ну, и дуэт Смита и Лоуренса снова блистал невероятной энергетикой дружбы двух очень разных людей.

Это был успех. Причем такой, что в работу запустили четвертую часть «Плохих парней», с теми же режиссерами. И вот насколько интересными, неожиданными, драйвовыми и увлекательными были «Плохие парни навсегда», настолько же новые «Плохие парни до конца» шаблонны, ленивы и необязательны.

Главное, что в новой части стабильно работает, — это дуэт главных героев. Химия между Лоуренсом и Смитом всё еще отличная, дурковатых шуток в стиле Бэя (есть даже стеб над неуместным слоу-мо) им прописали с лихвой. А вот всё остальное вышло не очень. Вместо кучи мотивов, что было в прошлой части, тут как-то слишком упирают на старость героев. Маркус вот еле выжил после инфаркта, а Майк мучается от ПТСР после ранения. Свадьба (да, холостяка Майка женили) и семейная жизнь ему не помогает.

И этим старичкам снова предстоит разбираться с прошлым, но на этот раз с прошлым убитого в предыдущем фильме начальника, капитана Конрада (Джо Пантольяно). Он копал под купленных картелями высокопоставленных полицейских, за это его, на самом деле, и убили. А не потому, что он был другом Майка, как это объясняли в прошлой серии. Оборотни в погонах настолько влиятельны, что объявляют мертвого капитана коррупционером, а Майка и Маркуса в розыск. Двум копам приходится очищать как свои имена, так и бывшего начальника.

То есть в сюжете нагло использован штамп про «хороших парней вне закона», за которыми ведется охота. Простой, но рабочий ход. Но это далеко не единственный штамп в этом фильме. «Плохие парни до конца» опускается в неоригинальности гораздо ниже и доходит до тропа «девушка в беде». Этот избитый прием в свое время осточертел даже самому Майклу Бэю. Да, «девушка в беде» была во второй части «Плохих парней», только эта самая девушка в исполнении Гэбриэл Юнион заявлялась как полноценный персонаж — сестра Маркуса и возлюбленная Майка со своей большой ролью в сюжете. И она, при случае, сама могла отстреливаться от негодяев. В четвертой части в беду попала героиня, про которую мы не знаем ничего, кроме того, что она жена Майка, и ее топорно ввели в сюжет, чтобы ему было кого спасать.

Интриги вокруг того, кто же тот влиятельный крот, что может подставить двух знаменитых полицейских, тоже нет. Кто предатель, понятно по лощеной физиономии персонажа сразу после его появления в кадре. Ну, это всё ладно, ведь не ради сюжета и персонажей смотрят «Плохих парней», а ради крутых перестрелок, драк и погонь. И они здесь начинаются довольно поздно и сделаны без особой выдумки. Более-менее впечатляют только сцены драки в падающем вертолете и перестрелки в стиле «Джона Уика», что разворачивается в доме Маркуса. Правда, в этой перестрелке расправляется с негодяями очень неожиданный герой франшизы, а не ее заглавные персонажи.

Даже финальная разборка, которая в «Плохих парнях» всегда была масштабной и эпичной, в последней части смотрится совершенно не впечатляюще. Из интересного в ней только то, что под ногами героев путается гигантский крокодил-альбинос. И то его потенциал явно не раскрыт.

Вот и выходит, что «Плохие парни до конца» — самая слабая часть всей франшизы. Неувлекательная и необязательная. Но при этом, скорее всего, самая кассовая. Фильм очень успешно стартовал в прокате, собирая кассу выше ожиданий. И это только начало. Кажется, зрители простили Уиллу Смиту публичный сеанс рукоприкладства и снова с удовольствием идут в кино на этого артиста и его искрометные перепалки с Лоуренсом.

Поэтому «Плохие парни до конца», извините за каламбур, это еще не конец внезапно воскресшей франшизы. И остается надеяться, что следующая часть, если она всё же появится, будет сделана намного интереснее четвертого фильма. Благо, это нетрудно.