Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
37477 +294
Выздоровели
30951 +352
Умерли
2373 +17
Properm.ru
«На белом коне прискакал в мой free chat». Как устроен бизнес webcam-студий «В привате могут попросить все, что угодно. На любую просьбу модель может сказать «нет». Нельзя изображать несовершеннолетнюю ни при каких условиях — это ведет к бану, нельзя демонстрировать мочеиспускание, акт дефекации. Таких, кто просит — полно. Имитировать можно все, яблочный сок творит чудеса», — рассказывает владелец пермской webcam-студии.

«На белом коне прискакал в мой free chat». Как устроен бизнес webcam-студий

26 ноября 2018, 15:43
изнанка бизнеса

«На белом коне прискакал в мой free chat». Как устроен бизнес webcam-студий
«В привате могут попросить все, что угодно. На любую просьбу модель может сказать «нет». Нельзя изображать несовершеннолетнюю ни при каких условиях — это ведет к бану, нельзя демонстрировать мочеиспускание, акт дефекации. Таких, кто просит — полно. Имитировать можно все, яблочный сок творит чудеса», — рассказывает владелец пермской webcam-студии.

Properm.ru продолжает рассказывать в рубрике «Изнанка бизнеса» о деятельности коммерсантов. Герой этой публикации — владелец нескольких webcam-студий, одна из которых находится в Перми.

— Кто такие webcam модели и что из себя представляет webcam-индустрия?

— Webcam — это он-лайн стрип бар, где вебкамера выступает не в роли видеозаписывающего устройства, а в роли глазка или подзорной трубы. Это новый шаг в подобной индустрии. Среди webcam моделей есть и мальчики, и девочки. Они регистрируются на специальных сайтах, общаются с незнакомцами в чатах, минута в которых стоит от двух до шести долларов.

— В чем заключается непосредственно работа студии?

— Студия выступает посредником между такими моделями и специализированными сайтами. По сути, модель может работать и дома, но студия предоставляет максимально удобные и располагающие к большему заработку условия. Задача таких студий — создать идеальные условия, которые увеличат заработок модели. Мы сотрудничаем с крупными мировыми сайтами — не российскими, а зарубежными. Проводим определенный «промоушен» моделей на сайтах. Поскольку мы уже достаточно выросли, у сайтов к нам другое отношение, мы в более выигрышном положении. Ну и практика показывает, что мало кто может зарабатывать дома. В регионах есть такая проблема — денег хватает. Тут некуда особо тратить. То есть модель может в принципе поработать два дня, заработать сотку баксов, которых в принципе ей хватит на «погулять» и какие-то шмотки, особенно если ей не надо снимать квартиру. Мы такого не допускаем — наши модели берут минимум пять смен. Мы отдаем предпочтение серьезным моделям, которые настроены на высокий заработок. Мы не хотим тратить время на людей, которые будут работать два дня в неделю, чтобы им просто «хватало».

«Если девочка сидит с лицом станочницы на заводе, мы скажем, чтобы она улыбнулась, расслабилась. В общем — направим в нужное русло».

— В чем разница для сайта, как модель регистрируется — от студии или самостоятельно?

— Для сайта лучше, когда девочка работает из студии. Это, как правило, хороший свет, качественная техника — в результате получается красивая картинка. Мы не просто арендовали помещение и наставили компов — наши специалисты следят за техническим состоянием, за скоростью интернета, постоянной сменой декораций, правильно поставленным светом. Дома за этим всем просто не уследить.

— В чем заключается работа такой модели?

— Суть работы модели заключается в том, что она один на один общается с гостями сайта по программе аналогичной скайпу с видеопотоком и видеотрансляцией. Наша работа заключается в том, чтобы модель классно выглядела в бесплатном чате. Там, где заканчивается «фри чат», там заканчивается наша работа и начинается работа модели. В приват чате они находятся один на один, и никто не знает, что там происходит. Мы получаем процент с того времени, которое она проводит с клиентом в привате, но туда мы не лезем. Там все находится в ее руках. Мы лишь контролируем позу, свет в общем чате. Если девочка сидит с лицом станочницы на заводе, мы скажем, чтобы она улыбнулась, расслабилась. В общем, направим в нужное русло.

— Что могут попросить гости в привате?

— В привате могут попросить все, что угодно. Каждая девочка сама себе хозяин. Ни студия, ни сайт модель ни к чему не обязывают. На любую просьбу модель может сказать «нет». Я даже не знаю, чем могут ограничиваться просьбы.

Помню рассказ новенькой модели, которая работала два дня и удивлялась тому, что пока ей не пришлось даже раздеваться, зато пришлось много курить. Курить постоянно в течение часа-полутора. Девочка уже позеленела и предпочла бы раздеться. Если кто-то считает, что это везение, то так везет далеко не всем. Желания гостей могут быть совершенно непредсказуемыми.

«Кому-то просто хочется, чтобы на него обратили внимание, выразили восторг и сказали: «Вот ты прямо на белом коне прискакал в мой free chat».

— Есть какие-то правила для приватных чатов?

— Нельзя изображать несовершеннолетнюю ни при каких условиях — это ведет к бану на сайте. Даже если тебе уже есть 18 лет, но ты слишком молодо выглядишь, а еще оделась в школьную форму, то тоже светит бан. Нельзя демонстрировать мочеиспускание, акт дефекации. Таких, кто просит — полно. Яблочный сок творит чудеса. Имитировать можно все. Нельзя пускать кровь, демонстрировать месячные. Нельзя обмениваться данными и договариваться об эскорте. Проникать в себя посторонними предметами, не предназначенными для этого, тоже запрещено. В общем чате можно оголяться только до нижнего белья.

— Среди пользователей есть такие, кто приходит просто поболтать?

— На удивление есть. Есть, конечно, и те, кто приходит непосредственно на шоу. Такие пользователи приходят посмотреть, как девочка танцует и раздевается, например. Зашли, посмотрели, ушли. И вернуться могут только через месяц. А могут и не вернуться. Таких примерно 80%. Но с другой стороны, на этих 20 человек приходится один парень, который хочет поболтать. И он не на 10 минут зашел по-быстрому «накидать» пару слов и выйти. Он сидит долго, часами, и приходит каждый день. Вести таких «постоянников» — это самое выгодное.

«У меня был как-то 12-часовой приват, и все это время мы пили».

— Почему они не выбирают для таких переписок привычные соцсети?

— Я объясню на примере психологии парня, который пришел в стрип-бар. Танцовщицу все зовут в приват, чтобы она раздевалась. Все смотрят на нее как на кусок мяса. Находится чувак, которому она правда понравилась, и чтобы обратить на себя внимание, он тоже покупает приват. Но когда она приспускает бретельку, он говорит: «А давай просто посидим-поболтаем». Он думает, что так она обратит внимание непосредственно на него.

— Хочешь сказать, что люди в таких чатах всерьез рассчитывает на установление полноценных отношений?

— У кого-то хватает ума додуматься и до такого. Кому-то просто хочется, чтобы на него обратили внимание, выразили восторг и сказали: «Вот ты прямо на белом коне прискакал в мой free chat».

— Как ты пришел к этому?

— Сам работал моделью в Питере полтора года.

— Какой самый необычный приват был за время твоей работы?

— У меня был как-то 12-часовой приват при средней его длительности в 40–60 минут.

После смены я собирался идти на день рождения. С собой у меня была бутылка мартини. Я показал в общем чате эту бутылку, и меня взял в приват какой-то мужчина из Теннесси, чтобы вместе пить. Когда я вышел на кухню покурить, я уже был «в полное мясо». Увидев меня, директор студии собрался делать выговор пока не посмотрел статистику. Я вернулся в приват, и через некоторое время мой собеседник поставил в доме банки и расстрелял их из дробовика.

— Ты сам за время работы никогда ни с кем не обменивался контактами?

— Обменивался. У меня есть люди с которыми я общаюсь до сих пор. Один даже как-то приезжал в гости. Сам он нетрадиционной ориентации, но про меня знал с самого начала, что я натурал.

«Мы не транслируем контент на Россию, ip адреса РФ заблокированы. Оперативник заходил через vpn, то есть фактически находился в интернет пространстве США».

— Что по поводу твоей работы думают родственники, близкие?

— Они нормально относятся к этому. Я рассказываю им, чем занимаюсь. Просто я объясняю, что в этом ничего такого нет. Соответственно я же должен и сам так думать.

— Были проблемы с законом?

— Проблемы были, меня пытались привлечь к уголовной ответственности по статье 242 УК РФ — незаконное изготовление и распространение порнографии в сети. Оперативник провел закупку приватов и записал их.

— Как удалось избежать ответственности?

— Есть статья 21 УК РФ о действии уголовного кодекса в пространстве, то есть на территории РФ. Не в США, не в Европе, куда велась трансляция. Мы не транслируем контент на Россию, ip адреса РФ заблокированы. Оперативник заходил через vpn, то есть фактически находился в интернет пространстве США. Это лишь часть защитной стратегии, остальное я раскрывать не стану, поскольку считаю разработку защиты интелектуальной собственностью.

— Но бизнес ведется на территории России, как обстоят дела с налоговой?

— Мы платим налоги. Как это оформлено юридически — эту тему мы упустим.

«Мы подбираем интерьеры к образу модели — где-то просто кровать, где-то шест и барная стойка».

— Сколько человек в штате в пермской студии сейчас?

— Где-то в районе 60. Среди них есть те, кто работает и на вторую точку в другом регионе.

— Какие специалисты входят в штат?

— Модели, администраторы, бухгалтеры, системные администраторы, адвокаты, юристы. Сейчас ищем дизайнера интерьеров. Если студия никуда не двигается, и за месяц ничего не поменялось — это значит, что ты откатился назад и уступил конкуренту. Должны быть постоянные обновления интерьеров. Они приедаются как моделям, так и гостям сайта. Мы подбираем интерьеры к образу модели — где-то просто кровать, где-то шест и барная стойка. Есть комната, стилизованная под тренажерный зал.

— Сколько комнат в студии? Как часто обновляете их интерьеры?

— Около десяти комнат. По-разному. Мы идем поэтапно. Каждый месяц с администраторами собираемся и выстраиваем план. Иногда вместо интерьера нужно обновить техническое оборудование.

— Есть текучка?

— Скорее нет. Есть определенный устоявшийся костяк моделей, примерно за год он обновляется.

— Знают ли модели друг друга под реальным именами или только под никами?

— Конечно, знают. Они вместе отдыхают, встречаются. У них своя тусовка.

«Когда первый раз получаешь такие деньги, башню сносит и поступаешь непрофессионально. Я попросту расслабился, перестал контролировать, студия перестала развиваться».

— Какие критерии отбора?

— Молодые люди и девушки от 18 и примерно до 23 лет. У нас не хватает комнат, поэтому к мальчикам мы предъявляем более серьезные требования, ужесточили отбор по фигуре и знанию английского. Желающих много, но не все подходят по стандарту. Сейчас среди моделей 70% девочек и 30% мальчиков.

— Опиши социальный портрет моделей твоей студии?

— Студенты, в идеале иногородние, которым нужно снимать жилье. Те, кто любят красиво пожить. Есть и те, кому просто льстит внимание. Приходят получать комплименты и поднимать свою самооценку. Люди, которые не понимают, куда идут — редкость, это буквально 1%. Мы не даем завуалированных объявлений — поток лишних людей нам не интересен.

— Есть мнение, что пик webcam-индустрии пришелся на 2008, а сейчас этот бизнес сдает позиции. Что ты думаешь по этому поводу?

— Это ерунда. Как минимум, сейчас у нас очень выгодный курс. Да и интерес людей не ослабевает. Сайты не стоят на месте — они делают «промоушен», привлекают новых пользователей. У таких сайтов проходят регулярные саммиты — в Колумбии, Румынии, Чехии. На такие мероприятия съезжаются крупнейшие студии, известные модели. Каждый сайт представляет свой стенд, который рассказывает о промо-акциях. В конце все пьют. Мы, в свою очередь, тоже не с потолка берем сайты, с которыми работаем. Сначала проводим отбор, потом аналитику. Сосчитать сколько таких сайтов очень сложно, их огромное множество.

— Не боишься, что вырастишь себе конкурентов?

— Уже было такое. И эта студия закрылась. Я сам открылся со второй попытки. Когда первый раз получаешь такие деньги, башню сносит и поступаешь непрофессионально. Я попросту расслабился, перестал контролировать, студия перестала развиваться. Второй раз в 2013 году капитал был в четыре раза меньше первого, около четырех месяцев мы работали в минус. Сейчас работает 60 человек, тогда работало двое.

— Сколько ты вложил в повторное открытие?

— Не хотел бы называть эту цифру.

«Нужно работать часто и много, не делать больших перерывов. Это ж мужики, ё-мое, пока вы отдыхаете — они найдут новую».

— Ваши модели понимают, что видео, записанное с приватов, может оказаться на порносайтах?

— Это одна из причин, почему не работаем с русскими сайтами. С них записи улетают направо и налево. С американских сайтов тоже, но в течение какого-то времени мы эти сайты либо блокируем, либо такой контент удаляется. Допустим, мы нашли видео с нашей моделью. Далее мы составляем претензию и отправляем ее админам. Если сайт не удаляет контент — мы отправляем ссылку и претензию партнерам, то есть админам сайта, с которого велась запись. Как правило, после этого проблема решается.

— Какой должна быть модель, чтобы много зарабатывать в вашей сфере?

— В первую очередь, нужно быть жизнерадостным и улыбаться. Не обязательно соответствовать шаблонам красоты и быть моделью в привычном понимании. Помню, у меня была коллега — девочка, которая не красилась, не одевалась как-то особенно. Она сидела в балахоне Nirvana, курила и пела песни. Она ловила кайф от своей работы и наслаждалась. Всегда видно, когда человек делает что-то искренне, и это цепляет. К ней пользователи ломились в приват табунами. Знание английского тоже дает о себе знать. Важно менять образы, экспериментировать. Работать часто и много, не делать больших перерывов. Это ж мужики, ё-мое, пока вы отдыхаете — они найдут новую.

«В своей жизни я встречал много людей, которые с пеной у рта осуждают подобное, хотя их образ жизни совершенно далек от нравственных идеалов. Это — общественное лицемерие».

— Что можешь сказать про конкуренцию в этой сфере в Перми?

— Я бы не хотел говорить про Пермь, а то конкуренты обидятся. Вообще по регионам в принципе небольшая конкуренция. Полно студий в Питере и Новосибирске. В Европе столицы webcam-студий — Бухарест и Прага. Там это абсолютно легально.

***

Во время согласования интервью собеседник Properm.ru попросил добавить абзац, касающийся воспритятия этого бизнеса обществом. По его мнению, в СМИ появляется только предвзятая и негативная информация об этой сфере.

«Хочу добавить пару слов с точки зрения морали. У каждого человека свои нравственные рамки, но, как правило, если они шире привычных для общества, то их принято осуждать. Только кто имеет на это право, если они не выходят за пределы, установленные законодательством? В своей жизни я встречал много людей, которые с пеной у рта осуждают подобное, хотя их образ жизни совершенно далек от нравственных идеалов. Я видел девушек, которые кричат на каждом углу о том, что webcam-сфера — это «аморальное поведение» (собеседник Properm.ru употребил более емкое, но нецензурное выражение), при этом для них нормально уехать из клуба к незнакомому парню после пары коктейлей. Я общался со взрослыми людьми, которые твердят, что такого быть не должно, при этом сами они — постоянные посетители стрип-баров. Это — общественное лицемерие. Подумайте, прежде чем делить мир только на черное и белое. Может быть мое интервью несколько изменит радикальный взгляд на этот бизнес».


Оцените материал