Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Журналист Properm.ru Татьяна Зырянова усыновляет четверых детей. Она - героиня, но ей нужно помочь!

6 апреля 2019, 15:52

Журналист Properm.ru Татьяна Зырянова усыновляет четверых детей. Она - героиня, но ей нужно помочь!
Дальше будет история, а в конце реквизиты. Вы сами поймете, что нужно сделать.

Я решила, что хочу рассказать всю историю.

В общем, мы столкнулись с системой, безумием родственников, и очень странными выпадами в нашу сторону.

В общем, не знаю, почему, но самой невозможно рассказать про это. Как будто легче, если кто-то другой, хотя бы эту ответственность на кого-то переложить…

У меня есть брат, он пьёт. Он молодой, очень добрый, но страшно пьёт и не хочет лечиться. Количество попыток помочь ему перевалило за существующие в этом мире цифры. Написала — и заревела. Вот какие мне дети, плакса, блин.

Дети мне, правда, дались очень непросто. Первый сын умер, синдром Эдвардса. Потом ещё три потери… Ну не могу я их «плодами» называть. И вот — две дочки, с разницей в 8 лет, старшей 11, младшей 3 года.

Врачебная ошибка в последних родах чуть не оставила меня без ног, напоминание о ней — постоянная боль, так называемая нейропатия.

А брату и его женщинам, дети давались. Всего семеро. Про которых мы знаем. Двое из них носят другие фамилии, и их мамам ничего от брата не надо. С него и взять-то нечего.

Кроме того, что пьёт, он ещё и игроман. Я помню, как одна из девушек ловила его после работы в день зарплаты, а он убегал от неё через чёрный вход — проигрывать деньги.

Мать его старшей дочери подала на алименты. Он не платил. И вот суд отправил его в колонию — поселение за неуплату алиментов. Уезжал он туда полгода (судебные инстанции, апелляции).

В это время последняя, (ну, допустим) Даша, с двумя детьми оказалась на улице. Каким-то образом она сдала свою комнату на Компросе, а сама оказалась без жилья. Крики о помощи со стороны родителей в меня полетели, как камни (я должна, я же старшая сестра).

Перечислить все, что я для него сделала, невозможно, кстати. Мои бывшие мужья, мои друзья не дадут соврать. Слава богу, Андрей (муж) сказал: «Стоп, хватит, у тебя своя семья теперь. Он младше всего на два года».

Но с детьми все равно пришлось подпрыгнуть. Дашу устроили в кризисный центр. С ней беседовали психологи. Детей кормили, лечили, это главное. Я успокоилась.

А Даша… Она сбежала из центра вместе с детьми. Мы искали её, нашли где-то в деревне. И выяснилось, что она беременна… И аборт уже поздно делать.

Дашу вернули в Пермь, из комнаты как раз выселились жильцы. Она пила. И когда сделала УЗИ, узнала, что двойня, и в Новый год, и после… В феврале родились близнецы, Ваня и Даня.

Знаете, я благодарна органам опеки (хоть и боюсь, что придётся с ними воевать сейчас))). Они ходили к ней периодически, и может, это её останавливало.

Дети заболели. Март в Перми, все как обычно. Она должна была лечь с ними в больницу. Но не легла. Медсестра не смогла попасть внутрь. Вызвали МЧС, участкового. Дети нуждались в госпитализации. Даша спала. Тяжёлое похмелье.

В каком состоянии были дети, можно представить. Можно не представлять.

Детей изъяли. Вылечили в больнице. Они лежали там почти месяц. Её мать лежала со старшими. Младших навещали больничные няни Дедморозим.

Была ли хоть раз там Даша? Нет. Мы нашли её снова, это было непросто, привезли в Пермь, но она снова сбежала. Она не зашла в больницу.

Блин, много букв. Но ещё больше за ними слез, нервов, беготни, звонков, бессонных ночей, ссор с мужем. В общем, сейчас: мы решили, что будем усыновлять всех четверых. Я не знаю, почему её маме не нужны они, но она обещала помогать.

Моя мама ухаживает за маленькими и устала, наверное, больше от вопросов: «Ты не устала?» чем от малявочек.

Когда забирали их из больницы, поразило, что медсестры их нахваливают, отдавая мне: «Да хорошие парни, здоровые, умные, как смотрит, как на руках у тебя затих». «Как будто товар продают», — подумала. Потом поняла. Спасибо им. Я бы не смогла там работать.

Боюсь ли я принимать чужих детей? Да поздно уже бояться. Я боюсь, что органы опеки не отдадут, не подойдем, что-то пойдёт не так.

Чувствую себя волчицей, которая будет зубами выгрызать детей у системы. У нас две двушки, одна в ипотеке. У нас очень много кредитов. Но мы хорошие родители. Я это без ложной скромности говорю. Стоит две минуты пообщаться с нашей Лизой, чтобы это понять.

Сначала мы думали брать под опеку. Но просто смысла нет. Будем усыновлять. Нам нужен хороший юрист, чтобы идти в суд.

Теперь меркантильные вопросы: нет, мы ничего не получаем. Где-то, в этот раз даже не искали, Даша тратит детские деньги на алкоголь. У неё ещё маткапитал есть. А мы, переступив через все гордыни, просим помощи.

Опять реву. Я не плакса. Просто мой с таким трудом давшийся мирок рушится, девочкам, мужу, маме (она на пенсии) будет очень сложно. Но мы построим новый мирок. Мы умеем. Мы справимся.

Нам очень помогли знакомые и совершенно незнакомые люди. Я никогда ничего ни у кого вот так не просила. Я деревенская, царапалась по жизни как могла.

А тут люди пишут слова поддержки, перечисляют деньги, привозят вещи.

А я не знаю, как реагировать! Мне хочется каждого обнять. И каждый раз душат слезы. Я не умею принимать помощь, видимо. Но очень, очень благодарна всем.

К номеру Татьяны Зыряновой 8-909-730-10-54 привязаны две карты: 

  • Сбербанк 4276 8490 1884 4968,
  • Тинькофф 5536 9137 5356 6955