Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
Неожиданно удачный ремейк Аладдина В российский прокат вышел ремейк анимационной классики Disney, в котором есть и песни, и танцы, и неожиданно смешные шутки, и неприметный Гай Ричи, и синекожий Уилл Смит в образе Джинни. Кинокритик Николай Гостюхин считает, что арабская магия, баланс между сюжетной и музыкальными частями, а также удачно подобранные молодые актёры и чувство ностальгии легко помогают фильму найти путь к сердцу любого зрителя. Однако особенное наслаждение от “Аладдина” получат те, кто ничего не ждали.

Неожиданно удачный ремейк Аладдина

25 мая 2019, 13:28
рецензия

Неожиданно удачный ремейк Аладдина
В российский прокат вышел ремейк анимационной классики Disney, в котором есть и песни, и танцы, и неожиданно смешные шутки, и неприметный Гай Ричи, и синекожий Уилл Смит в образе Джинни. Кинокритик Николай Гостюхин считает, что арабская магия, баланс между сюжетной и музыкальными частями, а также удачно подобранные молодые актёры и чувство ностальгии легко помогают фильму найти путь к сердцу любого зрителя. Однако особенное наслаждение от “Аладдина” получат те, кто ничего не ждали.

Для тех, кто не смотрел одноимённый мультфильм 1992 года или мультсериал по «Первому каналу» возможно история благородного воришки Аладдина и станет чем-то новым. Но сам образ волшебной лампы и джина стали настолько растиражированными и клишированными, что вряд ли кто-то из зрителей новой экранизации будет совсем не подготовлен. Вообще, чем больше Disney экранизирует собственную классику, тем лучше понимает потребности своей аудитории. Потому что с «Аладдином», который открывается той самой песней про «арабскую ночь…» авторы бьют в самое сердце ностальгирующих зрителей. И ведь их ни в чём не упрекнёшь. Песню исполняет герой с подходящими вокальными данными — Уилл Смит. Да и песня сразу задаёт настрой. Жаль только, что в большинстве российских кинотеатров зритель не услышит оригинальной звуковой дорожки. Но это не столь важно, ведь режиссёр (Гай Ричи), тщательно скрывающийся где-то в песках вокруг Аграбы, каким-то невероятным образом чередует простейший сюжет с песнями и красочными танцами не хуже, чем другой известный театральный режиссёр на новой сцене «Театра-Театра».

Продюсеры из Disney похоже только в «Аладдине» нащупали тот способ взаимодействия с режиссёрами, который позволяет им получать максимум интертейнмента и минимум авторского взгляда. И если недавний «Дамбо» Тима Бёртона был перегружен смыслами и был не похож ни на типичный фильм Disney, ни на один из фильмов Бёртона, то «Аладдин» похож именно на «Аладдина», на ту восточную сказку, которую от него не ждёшь получить. И уж чего от него точно не ждёшь, так это того, что там совсем нет того фирменного «уличного» стиля Гая Ричи, который все непременно ему припоминали в «Агентах А.Н. К.Л.» и «Мече короля Артура». Да, формально «Аладдин» — это история благородного воришки и в одной из первых сцен с невероятно талантливым новичком Мена Массуд (Аладдин) и обворожительной Наоми Скотт (Жасмин) мы действительно увидим, как они оба в привычном Ричи стиле спасаются бегством по улицам бережно воссозданного арабского города. Но дальше авторский стиль уступает место коммерческой машине Disney и растворяется где-то в песках также, как и пещера с волшебной лампой.

В современном Голливуде всё больше начинают понимать, что режиссёр — это в первую очередь исполнительская работа. Равно, как и актёр. Поэтому Disney так долго проводил кастинг на главные роли. Если с кандидатурой Джинни почти никаких сомнений не было, роль сразу предлагали Уиллу Смиту, то на роль Аладдина и Жасмин искали актёров не только поющих и танцующих, но ещё и с соответствующей родословной. Мена Массуд — уроженец Египта, а Наоми Скотт — певица с индийскими корнями. Таким образом расстановка сил постепенно меняется и теперь не личность актёра привлекает зрителя в залы, а сам проект. Также, например, как провалился уже упомянутый выше «Дамбо» или показала себя неутешительно «Алита: Боевой ангел». Но здесь справедливости ради, и Массуд, и Скотт, и Смит, и проникновенный злодей-визирь Марван Кензари на своих местах. Заслуга Ричи здесь была даже не в привнесении в фильм какого-то его стиля, а в том, чтобы все три составляющие (сюжет, песни, танцы) сработали, как мюзикл. И режиссёру это удалось. Когда начинаешь уставать от сюжета, герои начинают петь, когда музыки становится слишком много, они танцуют. А когда и это надоедает, то в сюжете образуется тот самый момент, который не может не вызвать ностальгическую улыбку. Особенно, если ты ещё и играл в видеоигру для SEGA и помнишь, как сложен был уровень, на котором нужно было сбежать из волшебной пещеры на ковре самолёте.

На первый взгляд наивная сказка, на самом деле имеет внутри очень важную мысль. Аладдин хоть и имеет три желания, мечтает о любви принцессы, той самой вещи, которую не купить. И этому Джинни учит и его, и зрителя. Отношения этих героев вообще отдельная история, так как между Массудом и Смитом даже с закрытыми глазами ощущается наимощнейшая химия. Джинни не упускает возможности по-доброму подшутить над Аладдином, а тот в свою очередь не забывает о своей плутовской натуре и благодаря этому даже сэкономит одно желание. Но в особенности любая сцена фильма расцветает с появлением Жасмин. Наоми Скотт в образе принцессы арабского города-государства величественна и одновременно трогательна настолько, что в одном из её финальных эпизодов-монологов-песен её хочется замедлить и растягивать этот момент до бесконечности.

Но Жасмин не просто слабая принцесса, ожидающая принца, но девушка, способная благодаря своим знаниям и опыту занять трон правителя Аграбы. К этому нас подводит не только расстановка сил в современном мире, но и события «Аладдина». И если уж молодой воришка способен понять ценность нематериальных вещей вроде любви, верности и дружбы, то и зрителю пора уяснить, что не звёздный актёрский состав делает фильм успешным, а искренняя и сильная идея внутри. И этого у истории про Аладдина не отнять.

Николай Гостюхин для Properm.ru