Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
Квентин Тарантино, Леонардо Ди Каприо и Брэд Питт спасают Голливуд Спойлеры: нет | Рейтинг: классика | Как смотреть: IMAX | 18+ 8 августа в российский прокат выходит девятый фильм Квентина Тарантино о «новом» веке Голливуда в знакомом зрителю формате неочевидного киноальманаха. Кинокритик Николай Гостюхин считает, что Тарантино хоть формально и снял кино о любви к Лос-Анджелесу и старому Голливуду, но на самом же деле своим фильмом спасает Голливуд современный, возвращая зрителю, привыкшему к супергероям и бесконечным франшизам, любовь к оригинальному кино.

Квентин Тарантино, Леонардо Ди Каприо и Брэд Питт спасают Голливуд

7 августа 2019, 19:00
рецензия

Квентин Тарантино, Леонардо Ди Каприо и Брэд Питт спасают Голливуд
Спойлеры: нет | Рейтинг: классика | Как смотреть: IMAX | 18+

8 августа в российский прокат выходит девятый фильм Квентина Тарантино о «новом» веке Голливуда в знакомом зрителю формате неочевидного киноальманаха. Кинокритик Николай Гостюхин считает, что Тарантино хоть формально и снял кино о любви к Лос-Анджелесу и старому Голливуду, но на самом же деле своим фильмом спасает Голливуд современный, возвращая зрителю, привыкшему к супергероям и бесконечным франшизам, любовь к оригинальному кино.

В Лос-Анджелесе 1969 года неспокойно. «Золотой» век Голливуда уступает своё место «новому» (конец 60-х — начало 70-х). Это значит, что карьера многих актёров, бывших в ту пору звёздами подходит к концу. Не исключением становится и бывшая звезда популярного телевестерна «Bounty Law» Рик Далтон (Леонардо Ди Каприо). Он вместе со своим дублёром и другом Клиффом Бутом (Брэд Питт) пытается найти своё место в новом времени, когда индустрия меняется, уступая место молодым режиссёрам вроде Роберта Олтмена и Романа Полански. Где-то параллельно с экзистенциальными приключениями Рика и Клиффа по залитому солнцем Лос-Анджелесу бродит «Семья» Чарльза Мэнсона (Дэймон Херриман), которой суждено убить жену Полански Шерон Тейт (Марго Робби) и тем самым положить конец эпохе хиппи, а да и в целом радужным шестидесятым. 

Удивительно, но Лос-Анджелес, созданный Тарантино, с первых же минут заставляет расплыться в блаженной синефильской улыбке под звуки песни «Bring a Little Lovin».

Похоже, что потраченные на написание сценария пять лет позволили режиссёру в самых мелких деталях вспомнить собственное детство и эпоху «нового» Голливуда его окружавшую. Тогда на смену телевестернам и мыльным операм пришли молодые режиссёры, вторившие заветам «французской новой волны».

При этом, сам город в фильме не играет роль отдельного персонажа, а остаётся всего лишь живописным фоном для происходящих в нём сюжетных линий, которых здесь по сути четыре: Рика Далтона, Клиффа Бута, членов «Семьи» Чарльза Мэнсона и Шерон Тейт. Например, режиссёр всячески воздерживается от безумно красивых ночных городских панорам, которым грешит любой кинематографист, снимающий свой фильм в Лос-Анджелесе. Каждая декорация здесь имеет функциональное назначение будь то заброшенное ранчо для съёмок вестернов или район на холмах, где живут знаменитости.

Постоянный спутник Тарантино оператор Роберт Ричардсон выхватывает самые сочные кадры из жизни дневной и ночной столицы кинематографа. В каждом кадре с его помощью ощущается зной и солнце, которых так не хватает в Перми. Кроме того, «Однажды… в Голливуде» определённо можно назвать рекордсменом по крупным планам Ди Каприо, Питта и Робби. У каждого из персонажей есть как минимум несколько эпизодов, где зритель (при условии, что вы смотрите в IMAX) может разглядеть каждый мускул на лице актёров.

И вот в эти самые минуты сложно не заметить, с каким удовольствием актёры произносят свои реплики. Чего только стоит например сцена съёмок сериала с Риком и маленькой девочкой Труди (Джулия Баттерз) или Шерон, сидящей в кинотеатре на фильме с её же участием. В такие минуты сложно отделаться от ощущения, что вот оно подлинное метамодернистское кино, где маэстро Квентин Тарантино задаётся вопросом «возможно ли ещё получать удовольствие от просмотра фильмов в кинотеатре». И сам тут же отвечает «да», когда зрители смеются над шутками из фильма с Тейт или когда Труди говорит Далтону, что он самый лучший актёр из всех виденных ею.

Кстати, подобная дискуссия о том, как смотреть фильмы, в кинотеатрах или дома с помощью Netflix уже не один год кружит в кинокругах. К слову, проектам последнего запретили участвовать в Каннском кинофестивале, где Тарантино в этом году сам представлял «Однажды… в Голливуде». Таким образом можно сказать, что режиссёр безапелляционно высказывается о своей любви к кинотеатрам и магии, возникающей в зале, когда свет гаснет и раскрываются шторы. Не зря же он купил старейший из лос-анджелесских кинотеатров «New Beverly Cinema» (его можно заметить в одной из сцен фильма).

В своём опусе режиссёр, уставший, как многие из зрителей от засилья супергероев и франшиз в кинотеатрах, возвращается к истокам, туда, где Голливуд менялся. Вкладывая в диалоги Рика собственный взгляд на кризис института кинозвёзд и сценарную дистрофию, Тарантино рассуждает о закостенелости самой студийной системы и паническом актёрском страхе перед сменой собственного имиджа. Так, например, Рик в одной из сцен с большим скепсисом относится к предложению режиссёра нацепить большие усы, длинные волосы и куртку, как у хиппи.

Стоит отметить, что у Леонардо Ди Каприо с Тарантино вообще какой-то отдельный канал связи. Потому что такой термоядерной энергетики и любви к своей роли я не видел очень давно в принципе ни от одного актёра. Любая сцена, в которой участвует актёр превращается в его сольное выступление с включением всех мышц лица и движений, разработанных специально для образа Рика Далтона. Чуть меньше в кадре Брэда Питта, но его харизмы хватает, чтобы надеяться на статуэтку Оскар за мужскую роль. С таким наслаждением он дерётся с Брюсом Ли (Майк Мо) и избивает хиппи на киноранчо. Вот, что удивительно у обоих актёров есть множество парных сцен, в которых каждый из них настолько органичен, что вы не сможете оторвать глаз, даже когда они просто будут ехать в машине и молчать. В такие моменты хочется радоваться за Тарантино, который каким-то фантастическим образом сумел сказать актёрам что-то такое, что они забыли о собственных наработанных актёрских штампах и полностью доверились ему.

Серьёзно, к девятому фильму маэстро отточил свою любовь к кино настолько, что она стала заразительной. Невозможно не заметить, каким чувством любви к кино дышит этот фильм. Да что там, этот фильм и есть сам Тарантино в чистом виде, нефильтрованный и чистый. Не зря, в финале, когда Далтон смиряется со своей участью и просто отдаётся предложению своего агента сниматься в итальянских спагетти-вестернах, это приводит его к вожделенному дому Романа Полански. Режиссёр просил не раскрывать концовку фильма, поэтому не буду спойлерить происходящие события. В любом случае важно здесь то, что любовь Тарантино к кино, литрами льющаяся при просмотре «Однажды. в Голливуде» сквозь экран способна вернуть любому зрителю веру в авторский кинематограф, а любовь актёра к своему делу способна привести его к успеху, также как и в общем представителя любой другой профессии.

В этом фильме нет саундтрека, но сам режиссёр собрал внушительную коллекцию музыки 60–70-х. Причём сделал он это настолько скрупулёзно, что среди треков можно услышать даже аутентичную рекламу. Поэтому я решил, что не лишним будет поделиться с вами этим сборником.

Николай Гостюхин для Properm.ru