Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
110763 +594
Умерли
6569 +29
Привито V2
653734 +402
Вакцинация спасает жизни
Properm.ru
«Город грустных зомби»: Владислав Деревянных о том, зачем ехать в «уральский Чернобыль» Екатеринбургский дизайнер, арт-директор РА «Восход» Владислав Деревянных продолжает исследовать Урал. В своей новой колонке для 66.RU он рассказывает о пермском городе-призраке Кизеле, живущих там грустных зомби и атакующей природе.

«Город грустных зомби»: Владислав Деревянных о том, зачем ехать в «уральский Чернобыль»

2 июня 2017, 16:35

«Город грустных зомби»: Владислав Деревянных о том, зачем ехать в «уральский Чернобыль»
Фото: Владислав Деревянных
Екатеринбургский дизайнер, арт-директор РА «Восход» Владислав Деревянных продолжает исследовать Урал. В своей новой колонке для 66.RU он рассказывает о пермском городе-призраке Кизеле, живущих там грустных зомби и атакующей природе.

Если вы поедете в Соликамск или Чердынь на автомобиле, то обязательно будете проезжать Кизел. Маленький городок, стоящий на реке Кизел, впадающей в Яйву, которая впадает в Вильву и потом — в Каму.

Кизел был основан в 1750 году, когда в тех местах нашли залежи железной руды. Первый рудник там открылся в 1762-м, а еще почти через 40 лет там же нашли и богатейшее угольное месторождение. Благодаря ему в конце XIX века Урал занимал третье место по объему угледобычи в Российской империи, впереди были только Донбасс и Польша. В начале XX века в окрестностях Кизела работало 36 шахт и штолен.

Там проложили железную дорогу Чусовая — Соликамск, город переживал расцвет, который продолжался еще почти целое столетие. Пик добычи угля пришелся на 1960 год, а потом Кизеловский угольный бассейн стал беднеть. Все месторождения, которые залегали на небольшой глубине, были выбраны, а добраться до более глубоких открытым способом не получалось. Объемы добычи сократились в несколько раз, угля хватало только на обеспечение близлежащих заводов, в том числе Чусовского металлургического.

В середине прошлого века в Кизеле жило около 60 тыс. человек — это был довольно крупный, современный шахтерский город. Даже в моем детстве он оставался привлекательным для жизни. Помню, мы всей семьей ездили в выходные в Кизел из соседнего Александровска — там был большой рынок, где можно было одеться, обуться и даже купить дефицитнейшую жвачку Turbo.

Настоящий кризис начался там в 90-е, а в 2000 г. закрыли последнюю шахту. И всё, город начал умирать. Делать там стало абсолютно нечего. Всем сокращенным шахтерам выдали субсидию — по нынешним деньгам получилось около миллиона рублей на человека. Этого вполне хватало на переезд в Пермь или Екатеринбург и покупку квартиры. Некоторые действительно уехали.

Но таких счастливчиков было немного, потому что большинство людей, которые уже вышли на пенсию или, например, позавчера сами уволились с шахты, остались без субсидии — и оказались за бортом. Денег на то, чтобы переехать куда-то, у них нет, а в городе работы не найти. К тому же в Кизеле хорошо поработали «черные риелторы»: некие люди обещали шахтерам помочь побыстрее получить субсидию, найти жилье подешевле — и кидали их, конечно.

С тех пор Кизел существует только за счет бюджетных предприятий да железной дороги. Буквально за пару-тройку лет цветущий город превратился в город-призрак. Население сократилось до 16 тыс. человек, там остались в основном пенсионеры. Дома стоят пустые, жилье продается в четыре–пять раз дешевле, чем в том же соседнем Александровске. Тысяч за сто рублей, я думаю, можно целый этаж себе купить. А еще немного добавить — и занять весь подъезд.

Но если Кизел еще хоть кое-как живет, то близлежащие шахтерские поселки совсем загнулись. Они выглядят точно так же, как зона отчуждения в Чернобыле. Люди бросили все и ушли. А ведь поселки были очень ухоженные, в каждом работал большой Дом культуры — с колоннами, с садом вокруг… Сейчас все это разрушается и зарастает травой. Можно ехать мимо и увидеть, как горит дом. Не просто горит — полыхает. На следующий день едешь обратно — он догорает. Никого это не волнует, никто и не собирался тушить.

Хотя «ехать» — это громко сказано. Федеральная трасса проходит прямо через Кизел, по одной из двух центральных улиц, и до последнего времени это была не дорога, а какой-то след от бомбардировок — с огромными ямами и воронками. 10 километров по городу мы ехали часа полтора, и это на внедорожнике! Дорогу сделали только прошлым летом, городские власти наконец нашли деньги на ремонт, теперь то же расстояние мы пролетаем за четыре минуты. Сейчас ходят разговоры о том, чтобы сделать в тех местах «туристический кластер». У нас вообще любят начинать громкие и дорогие проекты там, где совершенно ничего для этого нет.

Кизел интересен тем, что там практически одновременно случились две огромные катастрофы — природная и человеческая. Конечно, Кизелу далеко до Карабаша с его оранжевым небом и марсианскими пейзажами, тут вполне себе миленько и зелено, но в процессе ударной добычи угля никто не заботился об окружающей среде. Воду из шахт — с большим содержанием кислоты и тяжелых металлов — просто откачивали и сливали в реки, которые стали кирпично-коричневого цвета, как нефильтрованное пиво. Мы в детстве там даже купались, нам рассказывали, что «вода коричневая просто потому, что дно глинистое». Вымывание подземных вод из заброшенных шахт продолжается до сих пор.

Вот нам кажется, что мы создаем что-то на века, дома строим, улицы прокладываем, но стоит нам все бросить — и через каких-нибудь 50 лет ничего этого не остается. Даже река очистится. За этим процессом очень интересно наблюдать, чувствуешь себя как Уилл Смит в фильме «Я — легенда»: еще видишь четкие очертания человеческой жизни, дорожки и тропки, ровные ряды тополей. А рядом — совершенно бесцеремонный захват природой городского пространства. Сначала дом зарастает огромным кустом репейника, а через пару-тройку лет становится просто зеленым холмиком.

Пока там эти живописные осколки прошлого видны, для нас как для художников — это, конечно, все очень интересно. Но природа — удивительная штука: чем сильнее ты ей нагадил, тем яростнее она будет это вычищать и уничтожать. В Кизеле буквально на глазах все зарастает деревьями, через асфальт пробивается трава. Природа здесь выступает агрессором — в ответ на агрессию человека.

Летом-то на Урале везде прекрасно, зимой тоже туда-сюда, а вот в межсезонье поездка по Кизелу способна погрузить в настоящую депрессию. Едешь мимо и видишь мрачных и грустных людей, идущих, как зомби, прямыми траекториями, не обращая внимания на проезжающие автомобили. Самые грустные люди-зомби живут в Кизеле. Проезжаешь, смотришь в окно и думаешь: ведь я сейчас уеду и забуду, а эти люди здесь останутся жить. У нас даже шутка есть: хуже всего в Кизеле кошкам, они видят этот город и ночью.

Или представьте: люди, которые там родились и выросли, счастливыми бегали по этому вот паркету в Доме культуре, скакали зайчиками вокруг новогодних елок — сейчас приезжают туда и видят, во что это все превратилось, видят, как их прошлое просто исчезает и превращается в ничто.

Наверное, специально ехать в Кизел смысла нет, но туда стоит заглянуть по пути в Соликамск, где можно посмотреть природные красоты, храмы, музей соледобычи, или в Чердынь. Кизел будет интересным пунктом, через который вы все равно будете проезжать, там можно остановиться, погулять, посмотреть — и особенно остро почувствовать себя живым.

Источник: 66.RU

Владислав Деревянных для 66.RU

Оцените материал