Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
1782 +69
Выздоровели
943 +4
Умерли
59 +2
Properm.ru
Наши там. Стамбул: «Никто овец на улицах не режет» «Здесь все немного другое, но я бы не сказала, что меня что-то сильно удивляет. Кругом кошки и закрытые девушки, когда видны одни глаза. Сначала ты обращаешь на это внимание, а затем привыкаешь».

Наши там. Стамбул: «Никто овец на улицах не режет»

14 октября 2015, 09:00
наши там

Наши там. Стамбул: «Никто овец на улицах не режет»
Фото: Татьяна Бурцева для Properm.ru
«Здесь все немного другое, но я бы не сказала, что меня что-то сильно удивляет. Кругом кошки и закрытые девушки, когда видны одни глаза. Сначала ты обращаешь на это внимание, а затем привыкаешь».

В серии спецпроектов «Наши там» мы рассказываем о простых пермяках, которые покинули родной город в поисках лучшей жизни. Героем нового материала стала жена бывшего военного Юлия Палаолу, переехавшая в Стамбул.

— Юля, как давно ты живешь в Стамбуле?

— С апреля 2015 года.

— Раньше ты бывала в Турции?

— Да. С мужем, тогда еще будущим, ездили отдыхать. В туристических городах — Кемере и Анталии, а также в Стамбуле.

— Какое у тебя было первое впечатление о стране?

— Первый раз я побывала в Кемере, местные мне не понравились. О стране у меня не было никакого впечатления, я ее совсем не знала и не могла судить.

— Русские обычно негативно относятся к туркам, замечаешь ли ты это?

— Да. Особенно мужчины. Я слышала, что турчанки нас тоже не любят. Но на себе я этого не ощутила. Говорят, что русские приезжают, некрасиво себя ведут, осмеивают. За полгода в Стамбуле я этого ни разу не почувствовала: ни в семье мужа, ни среди его друзей, ни на улице. Хотя все понимают, что я иностранка.

— После переезда в Стамбул у тебя изменилось мнение о турках?

— В корне изменилось. Я приехала не в туристический город: я вижу, что турки не глупы, они не сексуальные маньяки, как это видят русские туристки в Анталии и Кемере. Нормальные люди, может быть даже вежливее, чем русские.

— Как твой муж относится к «туристическим» туркам?

— Он говорит, что ему стыдно за свою нацию, когда он видит таких. Но не все турки такие, это от недостатка образования. И, как мне кажется, мы сами позволяем им так себя с нами вести. С французами и немцами они себя так не ведут, не кричат в след «эй, красавица, заходи».

Гранд Базар.

— Правда ли, что Стамбул и Турция — это тоже самое, что Москва и Россия — совершенно разные вещи?

— Да. Но это опять же со слов мужа и его семьи. Я еще всей Турции не видела, чтобы судить объективно. Да, Стамбул — это мегаполис, и его жители более европезированы.

— Что тебя удивляет на улицах города?

— Здесь все немного другое, но я бы не сказала, что меня что-то сильно удивляет. Кругом кошки и закрытые девушки, когда видны одни глаза. Сначала ты обращаешь на это внимание, а затем привыкаешь.

— Как ты относишься к закрытым девушкам?

— Их так воспитали. Есть религиозные семьи, есть более свободные во взглядах. Меня только удивляет, что можно встретить девушку по-европейски одетую, с татуировками, а с ней идет полностью закрытая подруга — и они общаются, не видят различий между собой. Я раньше думала, что девушек одевают в хиджабы строгие мужья, но это не так. Они же закрыты не потому что они забиты и зашуганы, они закрывают себя от чужих глаз.

— Как в Турции мужчины относятся к женщинам?

— Я думаю, такое же отношение, как у нас. Только турки не пьют, не бьют жен. Дома женщины позволяют себе ходить в обычной домашней одежде, красить голову, развешивать свое белье после стирки. Могут даже поругаться, покричать. Ничего необычного, все как в европейской семье.

— То есть женщина имеет право голоса?

— Как мне кажется, мнение женщины весомо. Ее ценят и уважают. Например, в семье мужа за финансами следит моя свекровь. Свёкр отдает ей зарплату, а она распоряжается по своему усмотрению. Я вижу, что она хозяин в доме. У друзей тоже: я вижу, что женщина в семье главная. Женщина сама принимает решения: тут и в 50 лет женщины могут ходить в юбках до колена и в майках. Но в маленьких городах, говорят, все построже.

— С местными обычаями уже познакомилась?

— Да. С Рамазаном. Это окончание поста. Больше месяца они не ели и не пили от восхода до заката солнца. Семья мужа всегда придерживается. Все, кроме бабушки, так как она уже старенькая — ей можно пропускать. Муж два года пропускал по состоянию здоровья, очень расстроен этим. Мусульманский пост гораздо строже. Вот у нас — сегодня рыбу не ем, завтра — мясо. Даже вино можно. А тут совсем ничего: ни еды, ни воды, ни курения. Они очень верующие, и вера их непоколебима.

— Основные праздники связаны с религией?

— Есть день отца, день матери. Новый год 1 января они не отмечают, так как праздник христианский. Муж говорит, что еще девять лет назад пожилые люди могли осудить тех, кто отмечает Новый год, но сейчас - все больше и больше молодых людей, которые празднуют его. Дни рождения в Турции тоже редко отмечают. Детям организуют праздники, но чем старше человек — тем реже его поздравляют. Самые отмечаемые — да, религиозные. Например, в конце сентября пять дней никто не работал, отмечали Курбан Байрам.

— Овец на улицах в жертву приносили?

— Сейчас уже никто овец на улицах не режет. Принести жертву не так уж и просто — нужно иметь специальное разрешение, заплатить ощутимую сумму. Делают это по всем правилам, специально обученные люди. В Стамбуле, если не ошибаюсь, всего два места, где это разрешено. Я, конечно, категорически против этого. Мужу сразу сказала, что если увижу — никогда с ним больше не буду разговаривать. Его брат не пошел смотреть на жертвоприношение, сестра не пошла. Это их выбор. На Курбан они готовят много еды, собираются всей семьей, дарят друг другу хорошие подарки. Свекровь сшила всем новые платья и костюмы. Дети ходят по квартирам, просят сладости.

— Думала ли ты принять ислам?

— Думала. Но мне на самом деле не важно — мусульманка или христианка. Не вижу смысла метаться из одной веры в другую: ты либо веришь в Бога, либо нет. Молитвы на арабском, мечети — это для меня все-таки что-то чужое. Муж не настаивает. Но мои дети будут мусульманами, я это принимаю.

В мечети.

— А как отреагировали родственники мужа на появление в семье иностранки?

— Меня очень хорошо приняли. Семья дружная, открытая. Очень европейская. Свекровь учит меня готовить местные блюда, мы часто все вместе ужинаем. Когда ко мне приезжали подруги, мы ходили в гости к родителям мужа. Так принято: они говорят «ты теперь часть нашей семьи», поэтому надо знакомиться. Это нормально, когда родители знают всех, с кем ты общаешься. Накрыли огромный стол. Собрались все: мама, бабушка, тетя, сестра мужа, двоюродный брат… В тот день я получила карточку — вид на жительство. Они очень рады были.

— Когда ты получишь гражданство Турции?

— У меня будет двойное гражданство. Это оказалось очень тяжело, потому что мы не знаем какие документы и куда нужно подавать. Везде говорят разное, нет четкого регламента. Я не знала, какие документы везти, поэтому пришлось оформлять все через российское посольство, а это дорого. Но на самом деле все не так уж и сложно, по крайней мере после замужества. Идешь в полицию, сообщаешь свой адрес, где ты проживаешь, и они проверяют, не фиктивен ли брак. Процедура символическая, они просто приходят и смотрят, что мы действительно живем вместе. К нам еще не приходили. Так как я замужем, мне дали вид на жительство. Кому-то дают на год. Мне дали сразу на два, потому что у мужа здесь хорошая работа, а я не привлекалась к ответственности правоохранительными органами. Через два года я буду сдавать экзамен на гражданство — историю Турции на турецком языке.

Памятник на площади Таксим.

— А правда, что на экзамене поют гимн на турецком языке?

— Да, кто-то поет. Девочки русские так рассказывают, с которыми я тут знакомлюсь в очередях, например. Экзамен проходит так: ты сидишь перед комиссией, они задают тебе вопросы на турецком языке по истории страны. Могут попросить тебя спеть гимн. Спеть! Вот, поют, даже не умея петь. Но девчонки говорят, что турки так подшучивают. Можно текст написать на листочке, но они просят петь. Сейчас ситуация с получением гражданства усложняется.

— Почему?

— Очень много беженцев из Сирии, очень много русских переезжают. Здесь можно хорошую работу найти. «Наташи» уже не в почете. В 90-ых здесь русских, молдаванок и украинок очень много было. Сейчас приезжают специалисты с высшим образованием. Со знанием русского и турецкого языков можно здесь много зарабатывать. Например, переводчиком в международной компании. Российское образование тут ценится.

— Ты планируешь работать в Турции?

— Мы пока не решили. Я осваиваюсь, учу турецкий язык, мы планируем завести ребенка.

— Какой в Стамбуле уровень жизни?

— Тут все дорого. И дело даже не только в том, что это мегаполис. Мясо дорогое. Фрукты продают только по сезонам. Что сейчас растет — то и продают. Сейчас виноград, яблоки, мандарины, гранаты, персики и сливы есть. Мне кажется, они не экспортируют фрукты и овощи. Электроэнергия, газ, вода — все дороже. Машину содержать дорого. У них минимум на 25% транспортный налог выше, чем в России. Например машина, которая стоит 320 тыс. рублей в Перми, в Стамбуле стоит 800 тыс. рублей. Бытовая техника тоже дорогая. Дешево, наверное, только текстиль купить можно. Одежду они сами шьют, и то не в Стамбуле. Цены в торговых центрах такие же, как в Перми. Единственное, качество получше.

— Сколько стоит проезд в общественном транспорте?

— От 50 рублей за поездку. Есть скидки, студенческие например. В Стамбуле электронная система оплаты, у всех карточки. Все заходят через одну дверь, «отбивают» карту на сканере и проходят. Никто не ездит зайцем. Могут зайти через заднюю дверь, но все равно передадут карту вперед, чтобы ее отсканировали. Карта действует на все виды транспорта — автобус, метро, трамвай и пароход. Кораблики у них — это совершенно привычный способ добраться из азиатской части Стамбула в европейскую. Город живет в пробках, а на пароходе — все по расписанию.

Картой можно расплачиваться не только в транспорте, но и, например, оплатить посещение туалета в парке. Деньги зачисляются на счет сразу же через специальные автоматы, которые можно найти в любой точке города.

— Зарплаты отличаются от наших?

— Зарплата ниже среднего. Страна пока не процветает. Примерно полторы тысячи лир получает мужчина, около тысячи лир — женщина. Зарплата, на которую можно хорошо жить, от пяти тысяч лир. Опыт у них ценится гораздо больше образования. Чем дольше ты работаешь на одной должности, тем выше твоя зарплата. Ежегодно повышается на 100–200 лир.

— Вы живете в своей квартире?

— Нет, снимаем. В пересчете на рубли за аренду мы платим 15 тыс. Плюс счета за коммунальные услуги. В Стамбуле большинство людей снимают квартиры, даже родители мужа. Ипотеку дают только на 10 лет, поэтому они боятся, что не смогут ее выплатить в срок, тогда лишатся жилья. Хотя проценты у них тут маленькие.

— Чувствуешь ли ты себя в безопасности на улице?

— Турки очень законопослушны. Если они увидят кого-то с бутылкой за рулем — сразу сообщат об этом в полицию. Штраф может быть 5 тыс. лир, это более 100 тыс. рублей. Когда я только приехала и жила с родителями мужа, а супруг лежал в больнице — свёкр меня всегда вечером провожал. Говорят, что Стамбул один из опаснейших городов мира, что тут мафия какая-то. Но мне никогда не было страшно. И тут до самой ночи гуляют дети и молодежь, возможно, у нас просто район хороший.

— Стамбул еще называют городом кошек. Соответствует это действительности?

— Абсолютно. У нас во дворе живут десятки кошек и котят. Все их любят, кормят. Дети постоянно с ними играют. Все собаки в Стамбуле чипированы, к кошкам равнодушны. Их тоже кормят. Не редко на улицах можно встретить миски с кормом и водой — просто для бездомных животных. Когда я рассказываю мужу, что в Перми животных содержат в ужасных условиях, стреляют по ним, зарезают, избивают — он искренне не понимает почему, не верит, что такое возможно.

— Помимо животных, похоже, турки любят первого президента страны — Ататюрка. Везде висят его портреты, стоят памятники.

— На самом деле не все его любят. Наверное, 50 на 50. Семья моего мужа этого обожествления не разделяет. Да, он разрешил женщинам работать, но в остальном… Он же умер от цирроза печени! И он был нацистом, Гитлеру он очень нравился. Я этот культ личности не поддерживаю.

На домах в Стамбуле часто можно увидеть вывешенные флаги. Так турки выражают свой протест по поводу террористических атак.

— Что тебе не нравится в Стамбуле?

— Все минусы — проходящие. Я скучаю по родным и друзьям. К пище не могу привыкнуть: супы местные, айран, очень много овощей… Это не мое. Не хватает наших салатов с майонезом, пирогов. Хотя выпечки у них очень много, но не наших пирогов с рыбой. В остальном — мне тут все нравится. Тут всегда тепло, по снегу я совсем не скучаю. Ни о чем не жалею.