Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

3 отказа от госпитализации, 6 отказов в возбуждении дела. Реальная история пермяка, умиравшего в приюте

19 ноября 2018, 08:01

3 отказа от госпитализации, 6 отказов в возбуждении дела. Реальная история пермяка, умиравшего в приюте
Парализованный пожилой мужчина оказался в частном доме престарелых в 2015 году. Когда его состояние ухудшалось и работники приюта вызывали скорую, опекун писал отказы от госпитализации. Незадолго до смерти мужчину все же привезли в больницу. С очагово-гнойной пневмонией и в состоянии полного истощения. Полиция возбудила дело лишь с седьмого раза.

Житель Перми Николай (имя изменено) в 2005 году перенес инсульт и был частично парализован. 23 марта 2006 года он был признан недееспособным. По словам Лилии Летягиной (своячницы — сестры жены Николая), вместе с сестрой они много лет ухаживали за мужчиной, так как он не мог самостоятельно себя обслуживать и нуждался в постоянном уходе.

31 декабря 2014 года жена Николая умерла. Спустя несколько дней после смерти сестры, Лилия Летягина позвонила в органы соцзащиты и рассказала о том, что мужчина с первой группой инвалидности остался один и нуждается в опеке. Органы опеки отреагировали быстро. Буквально на следующий день приехал сын Николая. Летягина отдала ему ключи от квартиры, и с тех пор старика не видела.

Лилия Летягина пыталась оформить опеку на себя. Но при установлении опеки учитывается степень родства опекаемого и опекуна, так как сын Николая имеет прямую родственную связь, то опеку оформили на него.

«Когда я узнала, что сын сдал Николая в дом престарелых (ООО «Как дома»), то пыталась помочь старику — несколько раз приезжала в частный приют, но меня не пускали. Сказали, что я не являюсь родственницей и должна получить согласие законного представителя (опекуна). Он мне отказывал, — рассказывает Лилия Васильевна. — Тогда я обратилась в Мотовилихинский суд с требованием устранить препятствия в общении».

Летягина просила суд о том, чтобы ей разрешили навещать Николая в приюте один раз в неделю — по понедельникам с 12:00 до 13:00. Эти встречи были необходимы для того, чтобы убедиться, что за больным оказывается должный уход, есть врачи, лекарства — вся необходимая помощь.

29 июня 2015 года Мотовилихинский районный суд отказал Летягиной в удовлетворении требований, мотивируя это тем, что находящийся в доме престарелых Николай и его своячница не являются прямыми (близкими) родственниками. Апелляционная инстанция поддержала решение Мотовилихинского суда.

Николай находился в доме престарелых ООО «Как дома» с 29 января 2015 года по 3 сентября 2015 года. 15 сентября он умер. Опекун за все это время посетил отца в частном приюте всего четыре раза: 30 января, 1 февраля, 12 февраля и 22 июня.

Уже после смерти выяснилось, что за все время пребывания Николая в приюте, его сестра и сын, который являлся опекуном, написали три отказа от госпитализации. В одном из них от 22 июня 2015 года, подписанном сыном, сказано, что опекун протестует против госпитализации из-за «отсутствия должного ухода в стационаре». И предупрежден о том, что «промедление с обследованием и лечением в условиях стационара может вызвать ухудшение здоровья и качества жизни, а также повлечь за собой развитие осложнений вплоть до наступления летального исхода».

Отказ, написанный сыном Николая

Не настаивали на госпитализации и врачи Пермской станции скорой помощи, которых неоднократно вызывали к Николаю (при отказе врачи не вызывали в приют полицейских, чтобы засвидетельствовать этот факт). По 323 ФЗ они должны помочь больному, нуждающемуся в медицинской помощи, даже несмотря на наличие отказа от госпитализации.

На станции скорой помощи Перми пояснили, что врачи могут экстренно госпитализировать больного только в том случае, если ни сам больной, ни его законный представитель не смогли выразить свою волю — находились в бессознательном состоянии.

«В данном случае и пациент, и опекун были в сознании, но выражали отказ. Данная ситуация не требовала вмешательства органов полиции или МВД, так как если опекаемый человек являлся совершеннолетним, то его отказ или отказ опекуна не требовал принудительных действий от врача», — рассказали медики.

По словам Лилии Летягиной, 3 сентября 2015 года Николай в тяжелом состоянии был госпитализирован из ООО «Как дома» в МСЧ №3. Спустя 12 дней, он умер в больнице. По словам Лилии Летягиной, причиной смерти стала очагово-гнойная пневмония, развившаяся вследствие ненадлежащего ухода за больным и отсутствия лечения. Также врачи констатировали у него состояние полного истощения.

Пока Николай находился в приюте, в это учреждение с проверками неоднократно приходили сотрудники территориального управления министерства соцзащиты по городу Перми: 28 июля 2015 года, 1 июня 2015 года, 28 мая 2015 года и 17 марта 2015 года.

Как сказано в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 28 ноября 2016 УМВД России по Перми, 28 июля 2015 года в момент в проверки «мужчина находился в кресле-каталке, свободно передвигался на нем по комнате». Был одет в чистую одежду, выглядел опрятно. Кровать была застелена чистым бельем, нормы личной гигиены соблюдены. При этом факты неисполнения обязанностей опекуна, ущемления прав и законных интересов подопечного, выявлены не были. «Отрицательной динамики общего самочувствия подопечного до и после помещения его в ООО «Как дома» в ходе проверок условий жизни подопечного не наблюдалось», — сказано в постановлении.

Нарушения в работе приюта, который впоследствии закрылся, были обнаружены лишь после смерти Николая. В связи с чем двое сотрудников ТУ Минсоцразвития Перми были привлечены к дисциплинарной ответственности.

Как сказано в результатах проверки краевого Минсоца за подписью министра Татьяны Абдуллиной от 2 ноября 2015 года, частное учреждение социального обслуживания приняло старика без разрешения органов опеки и попечительства Перми и заключения врачебной комиссии (нарушение п. 6 ст. 19 №442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в РФ» — Properm.ru).

Из результатов проверки Министерства социального развития Пермского края от 2 ноября 2015 года

«Николай не был признан нуждающимся в социальном обслуживании. У него отсутствовала индивидуальная программа предоставления социальных услуг», — говорится в материалах проверки ООО «Как дома».

Несмотря на то, что мужчина являлся недееспособным, нуждался в медицинской помощи, реабилитации, уходе, он был помещен в социальное учреждение, в котором отсутствовала лицензия на осуществление медицинской деятельности и соответствующий медперсонал.

«ООО «Как дома» не могло исполнять выданные врачами рекомендации и проводить назначенное лечение. Несмотря на это, опекун не предпринял мер в интересах подопечного, не прекратил его пребывание в частном приюте. Кроме того, он неоднократно необоснованно отказывался от госпитализации подопечного из ООО «Как дома» для оказания ему медицинской помощи в связи ухудшением состояния здоровья», — поясняют в министерстве.

Как сказано в ответе Татьяны Абдуллиной, результаты министерской проверки были направлены в отделы полиции №4 (Мотовилихинский район) и №7 (Свердловский район) управления МВД России по Перми в марте и декабре 2016 года. Однако уголовное дело было возбуждено не сразу. До этого Лилия Летягина получила шесть отказов в возбуждении уголовного дела.

25 июля 2017 года заместитель прокурора Свердловского района Перми, младший советник юстиции Леонид Панков изъял уголовное дело из производства дознания и направил в отдел по расследованию преступлений Управления МВД России по Перми для производства предварительного следствия. 18 должностных лиц МВД были привлечены к дисциплинарной ответственности за волокиту при расследовании уголовного дела.

27 декабря 2016 года УМВД по городу Перми возбудило уголовное дело по ст. 125 УК РФ (оставление в опасности) по факту того, чо с 29 января 2015 года по 3 сентября 2015 года Николай, проживая в ООО "Как дома", был оставлен в опасном для жизни состоянии.

Ответ УМВД по городу Перми от 9 января 2018 года

В качестве потерпевшего, законного представителя умершего в уголовном деле указана главный специалист отдела опеки и попечительства над несовершеннолетними ТУМСР по Перми Министерства соцразвития по Пермскому краю Татьяна Красникова. Лилия Летягина также пытается добиться того, чтобы ее признали потерпевшей по этому уголовному делу. Она близко знала эту семью и хотела бы проследить за доведением дела до конца.

«Расследование уголовного дела длится больше года, следствие по нему неоднократно приостанавливалось, потом продолжалось. Появляется такое ощущение, что оно так ничем и не закончится. Поэтому я и обратилась с просьбой в МВД, прокуратуру, к уполномоченному, чтобы меня признали потерпевшей. Однако мне везде отказали», — говорит Лилия Васильевна.

Изначально дополнительное расследование велось по двум статьям уголовного кодекса: 124 (неоказание помощи больному) и 125 (оставление в опасности). Оценивались действия не только сына (опекуна) Николая, но и врачей выездной бригады скорой помощи, а также персонала ООО «Как дома». Впоследствии следователи сузили круг подозреваемых, и уголовное дело было возбуждено по ст. 125 УК РФ.