Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
19189 +299
Выздоровели
13138 +239
Умерли
896 +14
Properm.ru
Бессимптомное течение коронавирусной инфекции — миф? Какие заблуждения о COVID-19 мы знаем Первые пациенты с подтвержденной коронавирусной инфекцией начали поступать в пермские инфекционные отделения в начале-середине марта. За два полных месяца инфекционисты воочию познакомились с коварством COVID-19 и научились его лечить. Что полезно, а что вредно, почему коронавирус может выявить болезни сердца у считавших себя здоровыми людей и полезно ли есть сливочное масло для профилактики? Журналист Properm.ru выяснил все о коронавирусе у заместителя главного врача по медицинской части Пермской краевой клинической инфекционной больницы Анны Неболсиной.

Бессимптомное течение коронавирусной инфекции — миф? Какие заблуждения о COVID-19 мы знаем

15 мая 2020, 09:01
интервью

Бессимптомное течение коронавирусной инфекции — миф? Какие заблуждения о COVID-19 мы знаем
Первые пациенты с подтвержденной коронавирусной инфекцией начали поступать в пермские инфекционные отделения в начале-середине марта. За два полных месяца инфекционисты воочию познакомились с коварством COVID-19 и научились его лечить. Что полезно, а что вредно, почему коронавирус может выявить болезни сердца у считавших себя здоровыми людей и полезно ли есть сливочное масло для профилактики? Журналист Properm.ru выяснил все о коронавирусе у заместителя главного врача по медицинской части Пермской краевой клинической инфекционной больницы Анны Неболсиной.

— Анна Петровна, расскажите, пожалуйста, как в Перми появились первые пациенты с коронавирусом, были готовы или нет принимать пандемию в самом начале?

— Первые пациенты в Пермском крае появились с начала марта. Первый диагноз коронавирусной инфекции был подтвержден 12 марта. Конечно, появление первых больных в Пермском крае поставило перед врачами всех специальностей задачу максимально быстрой диагностики и оказания адекватной медицинской помощи.

Весь лечебно-диагностический процесс основывался на уже сформированном мировом опыте, клинических разработках, актуальных на тот период. При дальнейшем изучении заболевания, структуры рекомбинантного вируса постепенно изменялись и схемы этиотропной терапии, план обследования пациентов. Повсеместно внедрялась компьютерная томография легких для пневмонии на ранних стадиях заболевания. Менялись подходы к патогенетическому лечению.

Мы должны понимать, что до сих пор сведения об эпидемиологии, клинических особенностях, профилактике, лечении коронавирусной инфекции недостаточны. Многие аспекты нуждаются в дальнейшем комплексном изучении.

Новый вариант коронавируса отличается от большинства своих воздушно-капельных «собратьев» высоким распространением такого клинического проявления, как двусторонней пневмонии, и развитием острого респираторного дистресс-синдрома. Хочется сказать, что течение COVID иной раз непредсказуемо. Встреча с новым коронавирусом — это «экзамен» для нашей иммунной системы. Как пройдет человек этот экзамен, насколько выдержит иммунная система человека это испытание — строго индивидуально.

— Есть ли у нас понимание, кто был нулевым пациентом в Перми? Это завозной случай, местный?

— Сейчас проводится санитарно-эпидемиологическое расследование по этому вопросу, поэтому данных пока нет, информацией мы не располагаем.

Конечно, первые пациенты — это люди, приехавшие из за рубежа. Но с учетом путей распространения инфекции, преимущественно воздушно-капельного, а также воздушно-пылевого и контактного путей, сейчас мы видим распространение инфекции и среди тех, кто не выезжал за пределы Пермского края. Источником этой инфекции является больной человек, в том числе находящийся в инкубационном периоде, который длится до 14 суток. В этот период как раз нет никаких клинических проявлений заболевания. В этот момент велика роль распространения вируса и заражения окружающих людей. Поэтому мы говорим об актуальности такой профилактической меры как самоизоляция, чтобы разобщить коллективы в бессимптомный инкубационный период.

Сегодня в Пермском крае проводится вся клинико-диагностическая, эпидемиологическая работа по выявлению таких «бессимптомных» форм заболевания и заболевания в начальном периоде, когда люди еще не госпитализированы.

Какие клинические проявления заболевания? Это респираторный симптомокомплекс, повышение температуры, прогрессирующий кашель. Безусловно важны, данные эпидемиологического анамнеза (контакт с больным человеком или человеком, который находится под наблюдением по коронавирусной инфекции, или возвратился из зарубежных поездок, других регионов с неблагоприятной эпидситуацией по короновирусной инфекции). Все это должно заставить обращаться людей за медицинской помощью, проходить обследование на коронавирусную инфекцию.

Например, если человек приехал из региона, неблагоприятного по коронавирусной инфекции, или же он общался людьми, контактными по COVID-19 или с клиническими проявлениями простуды, он должен наблюдать за своим самочувствием в течение 14 дней. Клинические проявления заболевания могут варьировать от наилегчайших форм, протекающих по типу неосложненного ОРЗ, до тяжелых, быстропрогрессирующих форм с развитием пневмонии, острого респираторного дистресс-синдрома.

Если взять самые ранние признаки, то это подъем температуры — начиная уже с 37,1–37,2 градусов, астенический синдром (вялость, слабость), головная боль. Появляются выраженные катаральные симптомы: чувство отека слизистой носа, першение в горле, резь в глазах, слезотечение. Это обычный катаральный симптомокомплекс, который мы видим при многих ОРЗ. Мы должны сразу отреагировать на такое состояние, понимая, что, возможно, речь идет о коронавирусной инфекции. Необходимо обязательно обратиться за медицинской помощью, сдать мазки из носоглотки для обследования на коронавирус.

Я считаю, что на современном этапе не может быть такого: «перетерпеть недомогание», «отлежаться дома». Как мы говорили, течение заболевания бывает непредсказуемым, самолечение может не довести до добра.

— Пациенты, с которыми мы разговаривали, рассказывают, что до поступления в больницу чувствовали себя хорошо, начали лечить — стало хуже, появились побочные симптомы от препаратов. Так может быть?

— Лечение подбирается строго индивидуально для каждого человека. Основной подход к терапии коронавирусной инфекции — это упреждающее назначение лечения еще до развития полного симптомокомплекса жизнеугрожающих состояний. То, что люди говорят, что «им стало хуже на препаратах»: это не на препаратах, иной раз это естественное течение инфекционного процесса, который захватывает новые отделы дыхательных путей, организма в целом.

Вообще все лечение коронавирусной инфекции проводится в соответствии с протоколами клинических рекомендаций. Это назначение этиотропных препаратов, которые прошли клинические испытания и показали свою результативность в терапии коронавирусной инфекции. Они назначаются как в виде монотерапии или в комбинации друг с другом.

Далее особое внимание уделяется патогенетической терапии — это и противовоспалительная, и антикоагулянтная, и инфузионная терапия. Врач подбирает индивидуальную схему для каждого пациента. Терапия коронавирусной инфекции — это комплексное лечение. В каждом конкретном случае мы действуем в соответствии с динамикой развития заболевания.

— В чем коварство коронавируса для врачей, с чем вы сталкиваетесь? По вашим оценкам, оценкам ваших коллег, насколько число бессимптомных пациентов может быть больше, чем мы знаем?

— Тема о «скрытых носителях» в настоящий момент обсуждаема. Заболевание имеет свои клинические проявления. Если люди не обращаются за медицинской помощью в острый период болезни, это не всегда означает отсутствие у них клинических проявлений инфекции.

— То есть бессимптомность — это миф?

— Однозначно ответить на этот вопрос невозможно. Ведь клинические проявления заболевания различны: от минимальной, на которую мы не обращаем внимание (першение в горле, слабость, недомогание), но она есть практически у каждого заболевшего COVID-19, до развернутой симптоматики тяжелых форм заболевания. Человек с нормальным иммунитетом перенесет заболевание в легкой форме.

— Кто у нас сегодня в группе риска, кроме известных нам людей с хроническими заболеваниями? Врачи относятся к группе риска, сегодня каждый восьмой заболевший — медик?

— Люди старшей возрастной группы, люди с хронической сопутствующей патологией, например, с заболеваниями сердечно-сосудистой системы, дыхательных путей (хронические бронхиты, бронхиальная астма), эндокринной патологией, онкопатологией — вот основная группа риска среди наших пациентов. Когда мы видим таких больных, мы, конечно, работаем с ними, как заведомо с тяжелыми пациентами.

Конечно, необходимо учитывать, что медработники стоят на первой линии в борьбе с инфекцией. Казалось бы, кому как не им начинать болеть. Но все же риск заражения медработника на рабочем месте коронавирусной инфекцией минимален, потому что все работают в СИЗах, пользуются дезинфектантами, соблюдают режимы «чистых» и «грязных» зон. У нас всех есть дома семьи, дети, пожилые родители. Сознательно на самозаражение себя и окружающих людей ни один медик не пойдет. С другой стороны, мы должны понимать, что медработники — обычные люди: они ездят на транспорте, посещают места общего пользования, они, как и все другие люди, могут заразиться не на работе, а за пределами инфекционных отделений.

— Какое обострение хронических болезней при воздействии коронавируса может быть?

— Частые обострения мы наблюдаем со стороны сердечно-сосудистой системы, дыхательных путей, эндокринной системы (сахарный диабет). Однако это наблюдается практически при всех инфекционная заболеваниях. Это особенность инфекционного процесса.

— Правда, что в Перми на сегодня не очень много пациентов с тяжелым течением заболевания?

— Пока статистика такова. В регионе достаточно лекарственных средств, аппаратов ИВЛ и всего необходимого для лечения и диагностики заболевания. Так как Пермский край начал принимать пациентов с COVID-19 уже вслед за другими регионами, мы были готовы, что рано или поздно эта инфекционная патология может прийти и к нам. Заранее были проработаны вопросы маршрутизации, лечения, обследования данной группы пациентов. По мере развития эпидситуации, конечно же, вносились корректировки, но в целом мы были готовы. Все, что сейчас есть, было ожидаемо.

— Мы видим, что больше половины погибших — все-таки те, кто инфицировались, находясь в состоянии обострения хронического заболевания, это так?

— Да это пациенты с тяжелой сопутствующей патологией, декомпенсация которой произошла на фоне инфекции. Некоторые из них до заболевания коронавирусом даже не знали, что у них есть те или иные хронические заболевания, ранее не обращались к врачам.

— Какие заболевания на ее фоне удалось выявить? Какие заболевания выявляются остро?

— Сердечно-сосудистые заболевания. Некоторые пациенты до развития острой инфекционной патологии считали себя здоровыми людьми, ранее не обращались за медицинской помощью, не проходили обследования, не лечились. Это к вопросу о диспансеризации и ее пользе.

— Про коварство инфекции. Почему такая серьезная разница при внутрибольничном распространении коронавирусной инфекции? Это зависит от того, как учреждение готово принять таких пациентов или от других факторов?

— Сегодня медицинские учреждения Пермского края готовы к работе в условиях эпидемии COVID-19. Медики как в отделениях общего профиля, так и инфекционных стационарах работают в СИЗах, пациенты маршрутизируются согласно нормативным документам. Каждый конкретный случай внутрибольничного инфицирования должен рассматриваться индивидуально, проводится санэпидрасследование, весь комплекс противоэпидемических мероприятий по предотвращению распространения инфекции, прорабатываются контактные лица, осуществляется наблюдение за ними.

Мы, инфекционисты, работаем всю жизнь по правилам эпиднастороженности с любой инфекционной патологией, а не только с COVID. Например, так ведется работа с ВИЧ-инфицированными пациентами, кстати, среди которых есть тоже больные с подозрением на коронавирусную инфекцию. Все ВИЧ-инфицированные с подозрением на COVID госпитализируются отдельно.

— У нас есть такие случаи? Течение коронавирусной инфекции у ВИЧ-положительных отличается от других пациентов?

— Да. Таким пациентам с иммунодефицитным фоном мы сразу же назначаем комплексную терапию, предвидя возможные неблагоприятные последствия заболевания. Наши пациенты достаточно хорошо поправляются, хорошо переносят лечение. Течение заболевания у них среднетяжелое.

— Можно считать достоверным миф, который гулял по интернету, что люди с ВИЧ, получающие те же препараты, что и для лечения коронавируса, менее уязвимы?

— Это миф, коронавирус может коснуться каждого человека вне зависимости от принимаемого лечения, наличия сопутствующей патологии, социального статуса. 100% уверенности у человека в том, что он никогда не заболеет коронавирусной инфекцией, не может быть.

— С какими мифами среди людей, пациентов и самих врачей вы сталкивались за это короткое время пандемии?

— У врачей мифов по поводу коронавирусной инфекции точно нет, мы работаем на основании научно обоснованных протоколов, клинических рекомендаций. Заболевшие люди, на мой взгляд, тоже не располагают никакими мифами. Они обеспокоены своим состоянием здоровья, возможными последствиями. Они строго следуют рекомендациям врачей. Среди людей бытует мнение, что эта инфекция их не коснется, обойдет стороной их семьи, поэтому можно не соблюдать основные противоэпидемические правила. Вот это миф. Люди не должны думать, что они никогда не заболеют и инфекция обойдет их.

— Насколько это миф, что однажды коронавирус встанет в ряд как еще один из ОРВИ?

— Пока говорить об этом рано, этиопатогенез данной инфекции находится в стадии изучения. Для нашего организма это новое заболевание, у большинства из нас пока еще не сформировалось никакого иммунитета. Должно произойти проэпидемичивание населения.

— Сколько на это времени может понадобиться?

— Сложно сказать, таких прогнозов дать не смогу.

— Среди мифов о коронавирусе есть высказывания о том, что у человека изменяется характер. Это правда?

— У каждого человека свои особенности, свой характер: до заболевания, во время и после. Болезнь — это, прежде всего, стресс для человека. Каждый человек по-разному переносит психоэмоциональные нагрузки. Хочется сказать огромное спасибо пациентам, которые уверенно идут на лечение, доверяют врачам, выполняют все предписания, рекомендации. Но иной раз в работе нам приходится прибегать к помощи психологов, а зачастую и самим выступать в роли психологов. Необходимо помнить, что психоэмоциональное состояние человека влияет на иммунную систему.

Научно обоснован только тот факт, что диссеминация вируса может привести к поражению центральной нервной системы, что клинически выражается у больного на ранней стадии заболевания изменением обоняния. Изменение характера научного подтверждения не имеет. Я думаю, что любая болезнь — это испытание для человека и его характера.

— Есть миф, что курящих коронавирус поражает меньше, а мужчин — больше, чем женщин, это так?

— Статистически достоверных данных по этому поводу нет, поэтому мы это тоже можем пока отнести к мифам. Среди наших пациентов примерно поровну, кто курит и нет. Особых различий в течении основного заболевания мы не видим.

Мужчины, женщины болеют, по данным нашего стационара, в равной степени. Есть легкие случаи течения заболевания как у мужчин, так и у женщин. То же самое с тяжелыми формами. На течение заболевания прежде всего влияет состояние самого организма человека, то есть состояние его иммунной системы в момент встречи с вирусом, хронические сопутствующие болезни пациента, его возраст.

— Говорят, что нужно есть сало и сливочное масло, поскольку эти продукты рекомендуют больным туберкулезом.

— Мы понимаем, что при коронавирусной инфекции основной и быстро достижимой мишенью являются альвеолярные клетки легких. Но туберкулез и коронавирусная инфекция — это абсолютно разные заболевания, поэтому сравнивать их нельзя. Полноценное питание, здоровый образ жизни, хорошее настроение — это профилактика не только коронавирусной инфекции, это профилактика любых заболеваний как инфекционной, так и неинфекционной этиологии. Тут правила идентичны. А по поводу сала и сливочного масла при коронавирусной инфекции — спорный момент.

— Витамин D, которого нам и так не хватает. Он здесь нужен и работает?

— Витамин D, солнечные ванны, полноценное питание — все это способствует повышению собственного иммунитета, улучшает состояние, самочувствие человека, тем самым препятствует развитию тяжелых форм развития любого заболевания.

— Насколько реален миф о том, что, сидя дома, я никогда не заболею?

— Самоизоляция — прежде всего исключение возможных контактов с инфекцией. Это не миф, так должно быть априори, чтобы защитить себя и защитить окружающих от данной воздушно-капельной инфекции. Заражение человека, находящегося на самоизоляции, который никуда не выходит и к которому никто не приходит, практически равна «0»?

— Соседи, доставка.

— Если мы говорим, что человек ходит в гости, это уже не самоизоляция. Самоизоляцией мы называем, когда люди исключают любые возможные контакты с окружающими.

— Где больше люди инфицируются? Много случаев среди тех, кто ехал в транспорте, ходил в магазин и не знает о контактах с реальными заболевшими?

— Такой статистики нет, большинство заболевших пользуются и общественным транспортом, и ходят в магазины, и активно общаются с окружающими. Где же все-таки произошло инфицирование, бывает сложно отследить.

— Перчатки и маски спасают при посещении общественных мест?

— Да. Это обязательные атрибуты для использования в общественных местах. Конечно, ни одна маска не защитит вас от вируса на 100%, особенно если она находится под подбородком.

— Ваши коллеги рассказывают, что вполне возможно, что мы уже знакомились с коронавирусом в конце прошлого года когда регистрировалось много случаев внебольничных пневмоний. Это может быть правдой? И когда нам ждать вторую волну?

— В настоящий момент сложно спрогнозировать вторую волну, так как на течение инфекционного процесса влияет много факторов. И вновь можно возвратиться к вопросам самоизоляции населения, соблюдению элементарных санитарно-эпидемиологических правил, своевременному обращению за мед помощью — это все то, что мы можем сделать, зависящее от нас, в борьбе с инфекцией.

Внебольничные пневмонии различной этиологии были всегда, их рост или снижение обусловлены много факторами, в том числе сезонностью заболевания. Ноябрь-январь — это сезон подъема ОРВИ, в том числе гриппа. Пневмония является наиболее частым осложением этих инфекций, поэтому связывать однозначно внебольничные пневмонии и новый коронавирус на тот момент не представляется возможным.

— Ваши пять рекомендацией по профилактике. Есть распространённое мнение, что 2020 год — это год, в который мы узнаем, что надо обязательно мыть руки.

— Мои рекомендации не будут отличаться от общепринятых. В первую очередь, личная гигиена. Важно избегать места массового скопления людей, максимально соблюдать режим самоизоляции. Нужно помнить и профилактические меры, включающие орошение слизистой оболочки полости носа изотоническим раствором хлорида натрия, в обиходе — физраствором, использование лекарственных средств для местного применения. Так перед выходом на улицу, например, закапать в нос раствор интерферона-альфа. При появлении клинической симптоматики — своевременно обращаться за медицинской помощью.

— Когда мы привыкнем к новой коронавирусной инфекции — через год, через два?

— Я думаю, что проэпедимичивание населения началось уже сейчас. В ближайшее время все больше людей будут сталкиваться с вирусом. Я думаю, что в течение этого года мы достигнем максимального значения проэпидемиченной прослойки населения, необходимой для поддержания общего иммунитета.

Фотоматериалы предоставлены пресс-службой министерства здравоохранения Пермского края

Оцените материал