Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
72601 +450
Выздоровели
64329 +407
Умерли
4405 +26
Properm.ru
Пермский край на пороге новой тяжелой волны ковида. Чего ждать и как спасти себя и близких Количество запросов по симптомам коронавируса в поисковых системах от жителей Пермского края за последние две недели выросло в 2,5 раза. Вслед за этим стало увеличиваться число госпитализированных — с 519 до 619 пациентов всего за неделю и только с подтверждённым диагнозом. Советник губернатора Пермского края Дмитрий Жебелев уверен, «будет хуже».

Пермский край на пороге новой тяжелой волны ковида. Чего ждать и как спасти себя и близких

18 июня 2021, 13:58
Колонка

Пермский край на пороге новой тяжелой волны ковида. Чего ждать и как спасти себя и близких
Фото: 1MediaInvest
Количество запросов по симптомам коронавируса в поисковых системах от жителей Пермского края за последние две недели выросло в 2,5 раза. Вслед за этим стало увеличиваться число госпитализированных — с 519 до 619 пациентов всего за неделю и только с подтверждённым диагнозом. Советник губернатора Пермского края Дмитрий Жебелев уверен, «будет хуже».

Есть высокая вероятность, что нас ждёт очередная вспышка заболеваемости коронавирусом, как в октябре-ноябре 2020 года или даже хуже. Мы видим, что в целом пока всё происходит всегда одинаково: сначала вспышки в мире, потом в Европе, затем в Москве и у нас. В мире, в Европе уже были новые вспышки, в Москве, по последним цифрам, начинается. Рано или поздно это придёт к нам.

С чем это связано и какие у этого могут быть последствия? В первую очередь это, конечно, связано с тем, что новые штаммы коронавируса, как доказано учёными, более заразные. И, грубо говоря, если раньше нам надо было сократить количество социальных контактов или сделать их более безопасными, например, на 60%, теперь этого будет недостаточно. Даже если мы сделаем всё то же самое, что сделали раньше, у нас последствия — количество госпитализаций, количество смертей — будут такие же, как в октябре-декабре, или больше.

Мы можем посмотреть на опыт Европы, где ситуация сложная. Но там с этими штаммами были связаны месяцы локдаунов. И с вакцинацией там дела обстоят везде по-разному, но значительно лучше, чем у нас.

Можем посмотреть на опыт Бразилии и Индии, к которым, на мой взгляд, мы немного ближе по некоторым параметрам системы здравоохранения. Там всё намного, намного хуже и совершенно несопоставимо с осенью. Возможно, мы где-то посередине между Европой и этими странами. Но я привык оценивать ситуацию пессимистично, чтобы потом порадоваться результатам, чем от них расстроиться.

Когда это может случиться? По тем данным, которые есть, мнения разнятся. Есть вероятность, что это случится уже в мае-июне. Что даже объявленных праздников, каникул, которые в прошлом году остановили рост пандемии, этого количества снижения социальных контактов не хватит, и у нас, может быть, произойдёт что-то подобное тому, что было осенью, уже в ближайшие месяцы. Причём этого никто не ждёт.

И ещё более вероятно, что это случится осенью. Там уже почти совсем нет никаких шансов это обойти. И тогда вспышка будет намного серьёзнее, чем была до этого.

По избыточной смертности мы потеряли семь тысяч человек. И это ещё один из лучших показателей в стране, особенно по последним месяцам. Мы входим в топ-5 наиболее безопасных регионов. Это совершенно невероятно для региона с городом-миллионником. Не буду хвалить никакие принятые решения, неизвестно, напрямую ли это связано. Может быть, роль сыграло поведение людей, может быть, ещё что-то. Но факт есть факт — и всё равно мы потеряли семь тысяч. И можем потерять ещё семь тысяч или больше.

Что с этим можно сделать? Вряд ли у нас будут такие же жёсткие локдауны, как в Европе, и только на уровне региона это вряд ли можно будет решить. Я бы этого не ожидал.
Второй вариант — это вакцинация. Как мы видим, текущими темпами мы даже к осени не наберём такое количество вакцинированных людей, чтобы хоть как-то серьёзно повлиять на рост заболеваемости, особенно если вирус действительно будет распространяться значительно быстрее, чем раньше.

Есть несколько связанных с этим проблем. Во-первых, про безопасность вакцины такую штуку скажу. Я в целом не очень-то доверял отечественным вакцинам по тем данным, которые были вначале. После этого появилось больше информации. Есть подтверждение независимых экспертов: «Спутник V» прошёл третий этап проверки, и результаты были опубликованы в самом авторитетном международном научном журнале The Lancet. Считаю, что этой информации вполне можно доверять.

Ещё больше можно доверять тому, что свыше 8 млн человек уже вакцинированы. И если хотя бы в одном из тысячи случаев происходило бы что-то нехорошее, можно представить, насколько быстро распространилась бы эта информация. Количество запросов по симптомам коронавируса в поисковых системах от жителей Пермского края за последние две недели выросло в 2,5 раза. Вслед за этим стало увеличиваться число госпитализированных — с 519 до 619 пациентов всего за неделю и только с подтверждённым диагнозом.

Есть и другие проблемы. Одна из них — недостаток вакцины, и количество поставок, которое было за всё это время, зависело только от федерального уровня. Я не знаю, у кого какие приоритеты, сложности, я в это не погружался. Но этого было недостаточно, а сейчас, спустя такое время с начала массовой вакцинации, начинать ещё более массовую, в том числе и информационно, будет очень тяжело. Я думаю, все это понимают. Хотя в последнее время поставки наконец увеличиваются, свободных мест сейчас уже значительно больше. Теперь уже есть недостаток желающих, что вполне прогнозировалось.

Второе — федеральная информационная повестка. По моей оценке, она связана с самоуспокоенностью, а ещё с тем, что доверие к вакцинам, скажем так, завязали на доверии к государству. И, может быть, власти у нас ещё доверяет значительное количество людей (узнаем в сентябре, на выборах), но в части сохранения здоровья и медицины, видимо, не так уж чтобы очень много.

Кроме того, когда в федеральных СМИ рассказывают о нашей потрясающей вакцине и о том, какие ужасные другие вакцины, это всё сказывается на доверии ко всем вакцинам в целом. Это очень серьёзный фактор, сейчас недоверие к вакцине такое, что очень сложно, даже при текущих темпах, привлекать людей.

В результате есть абсолютно невыполнимая задача вакцинировать в мае-июне, или хотя бы к сентябрю, полтора миллиона людей. И чтобы это произошло, надо совершить что-то невероятное. Но даже если не удастся мотивировать поставить прививку полтора миллиона человек, любое количество замотивированных снизит количество заболевших.

В этом плане важно проводить суперинформирование о том, как, где можно поставить прививку. Чтобы это достало всех, просто тошнило всех от этой информации, чтобы каждый знал наизусть её.

Второе — это мотивация людей. Я не знаю, как это делать, кроме как личными примерами, историями, разъяснениями, мнениями экспертов.

Третье — это верификация информации об опасности вакцины. Если мы будем проводить дополнительную проверку по всем фактам и затем через СМИ и соцсети распространять верную информацию, это тоже поможет.

У нас есть шанс если не спасти семь тысяч жизней, то хотя бы уменьшить количество возможных жертв в будущем.

Расшифровала Елена Бардукова для издания «Новый компаньон»

Оцените материал
41 4 4 12 23