Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
«Могут спасти». Уникальному в России проекту по восстановлению соцгородка нужна помощь властей В Перми усилиями инициативной группы (а по сути одного человека) восстановлен единственный подобный объект культурного наследия — «Соцгородок «Рабочий поселок». Это комплекс жилых домов, ставших уникальной исторической визиткой города.

«Могут спасти». Уникальному в России проекту по восстановлению соцгородка нужна помощь властей

8 декабря 2021, 11:00

«Могут спасти». Уникальному в России проекту по восстановлению соцгородка нужна помощь властей
Фото: Ирина Молокотина для Properm.ru
В Перми усилиями инициативной группы (а по сути одного человека) восстановлен единственный подобный объект культурного наследия — «Соцгородок «Рабочий поселок». Это комплекс жилых домов, ставших уникальной исторической визиткой города.

Город-сад за 15 лет

С 2006 года усилиями инициатора возрождения соцгородка Анастасии Мальцевой были капитально отремонтированы семь домов в Рабочем поселке — микрорайоне, который считался неблагополучным, опасным. Дома — как с открыток, двор в процессе благоустройства, уже есть сцена, лавочки, парковка, детские площадки. В центре большого двора будет фонтан. Двор, конечно же, принял участие в федеральной программе благоустройства, в планах — расширение детской площадки и создание воркаута, с тренировочными брусьями, турниками, тренажерами.

Из остатков старого магазина хотят сделать входную группу для будущего музея под открытым небом. Сюда уже можно водить туристов, рассказывать им об истории Мотовилихи, района и завода, строительства этих домов, о судьбах тех, кто их строил (там, конечно, не без репрессий, лагерей, расстрелов).

«Мы хотим сделать интерактивный жилой музей под открытым небом. Как будто связь эпох: ты здесь живешь в историческом квартале, но тебе не обязательно носить при этом одежду времен НЭПа», — рассуждает Анастасия Мальцева.

Весь квартал — восемь домов, каждый примерно 3 тыс. кв.м. По всем домам вынесены судебные решения о капремонте, по некоторым даже по два решения. В среднем сумма капремонта — примерно 20 млн рублей за дом. Отремонтированы в разной степени семь домов. Три дома остались без замены окон.

Квартал заложил Василий Чекмарёв, директор Мотовилихинского завода, которого в 1929 году арестовали по статье «Взятка» и приговорили к десяти годам концлагерей. Позже его признали жертвой политического террора. Продолжил строительство Петр Премудров, при нем появились поликлиника, гостиница, кинотеатр, клуб, детская станция юных техников. В 1937 году Премудрова арестовали, в 1938 году расстреляли по политической статье.

«Эти дома строили для инженерно-технического состава. Зачем сюда инженеру ехать из Нижнего, Питера или Москвы? На антресолях жить за печкой? А в такое жилье — поедут. И поехали», — рассказывает Анастасия Мальцева. Роль экскурсовода ей удается также успешно, как и роль защитника квартала. У соцгородка «Рабочий поселок» с 2018 года статус объекта культурного наследия.

Анастасия Мальцева:

— Квартал включал в себя не просто восемь жилых домов для инженеров завода, это была территория, комфортная для жизни. В центре был фонтан, от него шли радиальные дорожки, был яблоневый сад, детский уголок для самых маленьких, зона отдыха для людей постарше с красивым газоном, скамейками и столами для игры в домино.

Есть и менее печальные (без репрессий) истории, например, про композитора Евгения Крылатова, который жил в одном из домов этого квартала. Окна квартиры выходят во двор и через одно из них в квартиру затаскивали пианино.

Евгений Крылатов — советский и российский композитор, пианист. Автор музыки более чем к 160 фильмам и мультфильмам. Лауреат государственной премии СССР и премии президента РФ

Вот только фасад у дома, где жил и творил Крылатов, отремонтировали некачественно. Нужно было, по словам Анастасии Мальцевой, отпескоструить стены, расшить швы, ввести новый специальной кельмой, отшлифовать, покрыть лаком. А его — просто отпескоструили и намазали лаком. «Будем заставлять исправлять», — вздыхает Анастасия Мальцева.

И уже мало кто сомневается, что заставят. Когда Мальцева выиграла первый суд по капитальному ремонту дома по адресу Циолковского, 9, в администрации Перми ей дали понять, что решения суда мало значат. Ну выиграли, мол, и выиграли, и радуйтесь этой бумаге. Сити-менеджером тогда был Анатолий Маховиков. Анастасия тогда не отстала от судебных приставов пока не добилась возбуждения уголовного дела в отношении Анатолия Маховикова. За неисполнение решения суда. Это был прецедент, конечно. Вообще вся эта история уникальна не только для Перми, но и для России.

Во-первых, здесь нет УК или ТСЖ, здесь форма управления — «непосредственное управление», во-вторых, речь не только о капремонте отдельных домов, но о восстановлении «Города сада» как архитектурного и социокультурного памятника. В-третьих, жители соцгородка даже придумали, как подтолкнуть администрацию к исполнению решений суда (кроме варианта — возбуждать уголовные дела за неисполнение).

Добросовестный подрядчик, найденный жителями соцгородка, выполняет работы, а понесенные траты взыскивают с администрации Перми. Например, выполняются какие-то работы (замена электрики), закрываются все необходимые акты приемки, всё это передают судебным приставам, пристав выносит постановление о взыскании средств с администрации, администрация проверяет, "не из алмазов ли провода", переводит средства приставам, а приставы — подрядчику.

Конечно, риски высоки. Договор заключается между подрядчиком и взыскателем. Если сами жители не проследят за своим подрядчиком, то жаловаться идти будет некуда. Главное найти добросовестного и с деньгами подрядчика, потому что, получается, что сначала все работы он выполняет за свой счет.

После войны с чиновниками Анастасию Мальцеву ждала война с подрядчиками. Одни не хотели пескоструить стены, другие не умели прикручивать поликарбонатные козырьки. Практически по каждому дому сейчас есть решение суда об устранении строительных недоделок.

Анастасия Мальцева:

— Один из домов с 2015 года доделываем. Очень тяжело. Сначала по 44 ФЗ его делали, а это же значит, «что бог пошлет». Бог послал такое, что мы ничего сделать не могли. Выиграли два суда по устранению недостатков, вот как раз по второму решению суда — доделывается теперь.

Противодействие со стороны чиновников никуда не делось, но всё же его стало меньше. Неприятные ситуации с подрядчиками решаются сложно, но движение вперед есть. Зато появились другие проблемы, из-за которых окончательное восстановление соцгородка под угрозой.

Кто прорубит окно в Жилищный кодекс?

"Видите, у этого дома заменены окна, у этого заменены, а у этого нет, — показывает Анастасия Мальцева. — В суд мы вышли по этим домам, где окна старые, после января 2018 года, когда уже вступили в силу поправки в жилищный кодекс. В поправках перечислены виды работ, которые относятся к капитальному ремонту. Оттуда исчез ремонт даже межэтажных перекрытий. И конечно, замена окон".

Кроме того, соцгородок оказался в зоне правовой неопределенности. В законе о социально-культурном наследии нет понятия капитального ремонта, есть только реконструкция (полное повторение того, что было) и реставрация (возможны отклонения от того, что было). И есть такое обязательное условие как восстановление предмета охраны. У этих домов предметом охраны являются фасады, окна, крыши. Но в законе о капитальном ремонте после правок 2018 года нет окон.

«Получается такая правовая вилка, — говорит Анастасия Мальцева. — И суды ориентируются, бывает, на предмет охраны, а бывает, только на жилищный кодекс. Мы говорили с нашим Минкультом. По-хорошему надо обратиться в Государственную думу и Заксобрание, чтобы добавить в жилищный кодекс часть про социально-культурное наследие и памятники архитектуры. Все же в таком положении: дом ученых, дом специалистов, Тихий компрос. Там тоже надо реставрировать окна, балконы, лепнину».

По словам Анастасии Мальцевой, в такой же ситуации оказался Сталинский городок за Башней смерти на Тихом компросе. Им тоже надо менять окна и лепнину. Это предмет охраны. А им не меняют ни то, ни другое. Фонд капремонта не может на это выделить средства собственников.

По идее только сами собственники могут скинуться отдельно, поменять окна. «Не понимаю, почему хотя бы к «Пермь 300» не принять программу по восстановлению элементов культурных объектов социально-культурного наследия? Ведь приняли же программу по фасадам по Ленина, по Компросу. Так бы мы решили вопрос с памятниками архитектуры социально-культурного наследия хотя бы к юбилею города. Тем более, что губернатор был у нас, знает про эту ситуацию», — говорит Анастасия Мальцева.

Три дома из семи не получилось отстоять в плане замены окон на подходящие для объекта культуры, теперь Анастасия Мальцева очень хочет встретиться с губернатором, ведь среди трех домов тот, который является титульным, на нем надпись «1929», и он получился лучше всего, по словам Анастасии Мальцевой, в плане ремонта.

«Ну очень красивый дом получился, тут никак без окошек, он титульный дом, главный, тут же рядом будет входная группа. Нужны окна», — переживает идейный вдохновитель города-сада. Даже фонтан жители соцгородка поставят за свой счет, примерно такой же, как был, замкнутого цикла, а вот окна им не потянуть, это 8 млн рублей на дом.

Еще одно судебное решение получено с помощью Анастасии Мальцевой, но дело не сдвигается — это ремонт "Дома специалистов". Суд выигран в 2016 году, в том числе замена окон. Но прокуратура как будто не видит, что решение суда не исполняется. Памятник архитектуры, Дом специалистов, так и стоит неотремонтированный.

Дом специалистов — памятник градостроительства и архитектуры регионального значения. Жилой дом «Дом специалистов». Построен в 1935 году.5-этажное здание заводского рабочего кооператива (Дома специалистов) было построено для ИТР завода имени Молотова (теперь АО «Мотовилихинские заводы»).

Дом завершал парадный ансамбль Рабочего поселка довоенной поры. Он состоял из больших квартир коммунального проживания с высоким качеством как внутренней, так и наружной отделки. Дом специалистов располагается под углом к «красной линии», открывая тем самым площадку для сквера, который тянется вдоль улицы Уральской от старой застройки до улицы Землячки. Планировка сквера была выполнена по проекту архитектора К.Г. Криночкина.

По словам Анастасии Мальцевой, представителям ТСЖ этого дома не хватает опыта и ресурсов, чтобы добиться от властей исполнения решения суда. Власти, вместо того чтобы исполнять решение суда, инициировать капитальный ремонт уникального памятника, предпочитают ничего не делать. «А ведь могли бы спасти дом, у них есть работающие схемы для этого», — говорит Анастасия Мальцева. По ее словам, было бы очень логично с точки зрения и архитектуры, и истории, культуры, если бы восстановленный Рабочий поселок соседствовал с восстановленным зданием Дома специалистов.


Оцените материал
5 3 23 88