Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермская полиция о драке у «Красных казарм»: обыденная уличная разборка

13 апреля 2012, 17:27

Пермская полиция о драке у «Красных казарм»: обыденная уличная разборка
По мнению УВД, привлечением внимания общественности к своему делу Александр Добарин пытается оправдать свою агрессию по отношению к солдатам.

УВД по городу Перми опубликовало сообщение, в котором высказало свою точку зрения на драку у военной части «Красные казармы». Произошло это после того, как в ряде пермских СМИ, в том числе и на портале Properm.ru, появились информационные сообщения с описанием этого события со слов Александра Добарина, обвиняемого в причинении средней тяжести вреда здоровью солдату Юрию Гагарину.

Позиция пермской полиции принципиально отличается от той, которую озвучивал Добарин-старший. Прежде всего, считают в полиции, 25 сентября у «Красных казрм» имела место «обыденная уличная разборка». Подтверждается это словами очевидцев, имена которых, впрочем, не называются.

«Непримиримый борец c призрачным врагом Александр Добарин с завидным постоянством раздает направо и налево интервью корреспондентам местных и региональных СМИ. «Призрачным» — потому что во всех своих комментариях он только многозначительно намекает, что его противник — высокопоставленное лицо в полиции. А журналисты с сочувствием ЭТО печатают. «Акулы пера» пишут о каждом повороте, казалось бы, обыденной истории уличной разборки» — таким предисловием сопровождается заявление пермской полиции. Properm.ru публикует его без сокращений.

Массовая драка с участием сына Добарина произошла аж 25 сентября 2011 года. Вечер, магазин «Альф» по улице Чернышевского.

Г-н Г. — охранник магазина «Лион»:

«Я услышал на улице крики. Выйдя из магазина, увидел, что у крыльца по соседству (магазин «Альф») дерутся несколько парней. Дрались они с периодичностью: то один с двумя, то несколько сразу между собой».

Отмечает г-н Г., что среди дерушихся он узнал некоторых ребят — это местная молодежь:

«Несколько ребят заходили к нам в магазин часов в шесть вечера этого же дня. Пытались купить водку, но продавец не продала, у них не было паспортов. На вид им было лет 17–18. Они вышли и через несколько минут зашли с парнем, у которого был паспорт, водку им продали».

Драка длилась несколько минут. Её заметили проезжающие мимо на служебной автомашине «Газель» полицейские. Остановили драку. К двум сотрудникам полиции подбежал один из участников потасовки, показал ладонь, на которой лежали 2 зуба. Парень сказал, что его обидчики пытаются скрыться на иномарке. Полицейские вызвали подкрепление. В это время подъехал мужчина на джипе.

Пока правоохранители разбирались кто прав, кто виноват, водитель джипа набросился на двух парней. Все произошло в считанные секунды.

В. — подруга пострадавшего Дмитрия Кошкарова:

«Мужчина набросился на моего парня, бил по лицу так сильно, что Дмитрий упал на проезжую часть. Но мужчина не останавливался продолжал колотить лежачего: пинал ногами и бил кулаками. Тут же подскочил парень с выбитыми зубами и раза два пнул лежащего на земле Дмитрия, который был уже без сознания».

Над обездвиженным Дмитрием склонился друг — Юрий Гагарин.

С. — очевидец.:

«Юрий подбежал, присел на корточки, чтобы привести Диму в чувства. В этот момент агрессивный мужчина, избивший Диму, пнул ногой в голову Юру, тот упал и тоже потерял сознание».

Когда полицейские подскочили к разъяренному мужчине, услышали выкрики молодого человека с выбитыми зубами: «Я говорил, что тебе придет конец!». Угроза, по всей видимости, была адресована кому-то из двух обездвиженных парней. Как выяснилось позже, разгневанный мужчина — Александр Добарин. А защищал он своего сына — молодого человека с выбитыми зубами, тоже, кстати, Александра. Самосуд учинил Добарин в присутствии большого количества свидетелей. Но представителям СМИ он по-своему нарисовал картину произошедшего.

Из интервью Александра Добарина корреспонденту одного из Интернет-сайтов города Перми:

«Самый высокий, Кошкаров, замахнулся на меня, и я, увернувшись, ударил его. Он попятился и упал. А двое продолжали наступать — это Коновалов и Гагарин. Я не стал дожидаться, когда мне прилетит второй удар и ударил Гагарина. Он тут же упал, а Коновалов, видя происходящее, убежал в часть».

Избитым Добариным-старшим солдатам «повезло»: Гагарин отделался переломом нижней челюсти, Кошкаров — сломанным носом.

По каждому факту избиения были возбуждены уголовные дела. В отношении Александра Добарина-старшего — по ст.112 ч. 1 УК РФ — «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью», дело рассматривается в Мировом суде Свердловского района. В отношении молодых людей, избивших Добарина-младшего, они оказались солдатами-срочниками военной части № 63196, также возбуждено уголовное дело. Расследованием занималась военная прокуратура.

Александру Добарину обидно, что за 2 зуба сына никто не «сядет». Мужчина пишет жалобы во все инстанции. Позиция его понятна — отец отстаивает права ребенка. Своего 17-летнего отпрыска Добарин называет «ребенком», а вот избитых им 18-летних солдат — «злодеями». Но это он сейчас действует цивилизованными методами. Взывает к справедливости, говорит о правах. А поначалу — сломал обидчикам чада: одному — челюсть, другому — нос. Отомстил в буквальном смысле — зуб за зуб. За этот поступок будет отвечать в суде. Ну, а высказывать свое мнение — его право.

Непонятна в ЭТОЙ истории позиция журналистов. Чем привлекает их банальная драка? Запахом «жареного»? Намеком Добарина-старшего на «крышу», что где-то среди высокопоставленных чинов полиции работает родственник военнослужащих? Почему тогда он не озвучивает фамилии? Добарин явно человек не из робкого десятка. Да и не простой работяга г-н Добарин. Он является начальником отдела одного из крупных российских банков. И биография борца за справедливость не столь безупречна. Решать проблемы при помощи силы ему уже приходилось. В 2002 года Александр Добарин был судим за угрозу убийством, оскорбление и уничтожение имущества.

Сегодня тактика Добарина — создать шумиху, привлечь внимание общественности, чтобы оправдать свою агрессивность и чрезмерное применение силы.