Наши там. Швеция: Первый снег у нас означает транспортный коллапс

19 февраля 2015, 09:00
«Я чувствую себя здесь как дома, местная природа очень напоминает Пермский край, но при этом все очень чисто, ухоженно, и все работает», - рассказывает жительница Стокгольма Наталья Якушева.

В серии спецпроектов «Наши там» мы разбираемся, почему пермяки уезжают жить в другие страны. Мы выяснили, что уроженцы Пермского края нашли в Австрии, Малайзии, Канаде, Италии, Чехии, Германии, Камбодже и Бали. Разбираемся, что привело жительницу Перми в страну победившего социализма.

— Наталья, что тебя заставило уехать?

— К Швеции у меня был долгий путь. Я уехала в 2009 году в Италию сразу после окончания классического университета в Перми, тогда главной мотивацией было получить опыт международного образования, я уехала по магистерской программе в университет Болонии.

Программа была посвящена исследованию стран Восточной Европы, это такой микс политического, экономического и социологического образования. Программа предполагала один год обучения в Италии и один год в Венгрии. После этого я прошла практику в Германии по конвенции защиты мигрующих видов (КМВ), оттуда меня пригласили поработать в немецком обществе международного развития по теме устойчивого использования природных ресурсов в Центральной Азии. Тогда я поехала работать в Киргизию. Тема меня очень заинтересовала, я стала смотреть другие программы, нашла курс по этой теме и поехала по программе в Швецию, сейчас я живу в Стокгольме около трех лет и пишу диссертацию.

— Ты понимала, что больше не вернешься в Россию?

— Я бы не сказала, что в 2009 году понимала, что уезжаю навсегда. Тогда это был просто интерес, я рассматривала это как приключение. Потом поняла, что жизнь может быть другая, и там в общем-то у меня куда больше возможностей, чем в Перми.

— Помнишь свое первое впечатление от страны?

— Хорошо помню день, когда я прилетела в Швецию после жаркой Киргизии, где было +32. Это было в августе. В Швеции шел проливной дождь и было где-то +12. У меня тогда был шок. Я приехала жить в семью, мне попались хорошие люди, они меня встретили, все показали. В плане социализации все прошло отлично. В какой-то мере в Швеции я чувствовала себя как дома, природа похожа на Пермский край, но при этом все очень чисто, ухоженно, и все работает.

«Даже если вы захотите пойти за деньги, у вас нет такой возможности, потому что частных врачей нет совсем».

— Все знают, что Швеция — страна победившего социализма. Много позитивного — хорошая поддержка незащищенных категорий граждан, разнообразные социальные сервисы, поддержка материнства и детства, отпуски по болезням. Но получение этих услуг всегда связано с очередями. А рынок коммерческих услуг очень ограничен: если надо пойти к врачу, то только к государственному. Даже если вы захотите пойти за деньги, у вас нет такой возможности, потому что частных врачей нет совсем. Сколько ждать государственного — зависит от специалиста.

Приятно, что очереди эти «виртуальные», запись ведется по интернету, после чего приходится ждать не в коридорах больницы. Если вы хотите попасть к терапевту, это примерно дней десять — недели две. Очереди к узкоспециализированному врачу можно ждать полтора-два месяца. Но если уж тебя записали, обязательно примут, и не нужно будет еще три часа сидеть и ждать своего времени.

— Как изменилось твое впечатление о стране?

— Когда ты приезжаешь в новую страну, все кажется очень интересным. Ты еще не замечаешь проблем, и только потом понимаешь, что идеальных стран не бывает, везде есть свои трудности. Как бы это странно ни звучало, но куда бы ты ни переехал — ты берешь везде с собой себя. Важно найти себя и уметь адаптироваться. В глобальном плане впечатление не сильно изменилось. Мне здесь нравится. Но Швеция немного подразрушила миф страны с безупречным обществом .

«В Швеции, если вас взяли в рамках программы писать диссертацию, то вас автоматически берут на работу в университет, другими словами — у вас контракт, и вы являетесь госслужащим. По сравнению с Россией здесь очень хорошая зарплата, хотя, конечно, ты по шведским меркам не богат, но тебе на все хватает, и нет нужды подрабатывать еще на 25 работах, чтобы выживать».

— Что может тебя заставить вернуться обратно?

— Для меня важны профессиональные перспективы. Я работаю со специфической темой — охрана природы и вовлечение в этот процесс местных сообществ. В России в этом плане бесконечные возможности, но на решение этого вопроса нет ни финансов, ни интереса.

— Как дела с работой?

— В Швеции, если вас взяли в рамках программы писать диссертацию, то вас автоматически берут на работу в университет, другими словами — у вас контракт, и вы являетесь госслужащим. В этом плане по сравнению с Россией здесь очень хорошая зарплата, хотя, конечно, ты по шведским меркам не богат, но тебе на все хватает, и нет нужды подрабатывать еще на 25 работах, чтобы как-то выживать.

— Легко ли найти жилье, и насколько это дорого для аспиранта?

— Все, что предоставляется государством, в том числе общежития — на все это очереди, особенно в таких больших городах, как Стокгольм, тут можно ждать от года до пяти лет. Иногда программа всего на 4 года рассчитана. Так что это даже немного смешно. Но мне, например, повезло, я ждала 9 месяцев свою квартиру. До этого снимала комнату у семьи. Если говорить о частном рынке, то это в 2–2,5 раза дороже. Сейчас я плачу 3500 крон, это примерно 370 евро где-то. Зарплата аспиранта зависит от университета и от программы. В среднем это 17–20 тыс. крон, у меня чуть больше 20 000 крон. Есть льготы на проездные, скидки на посещение выставок, музеев. Минимальный прожиточный минимум — 8 тыс. крон, а если ты работаешь полный день, то тебе не могут платить меньше 13 тыс. крон. Если сравнить с Италией, то у нас доходы выше, но и жизнь чуть дороже.

«Здесь национальная монополия на алкоголь, купить его можно в специализированных магазинах. Особенно много здесь не выпьешь, хотя шведы очень даже любители. Проблема с алкоголизмом здесь была, особенно в сельских районах».

— Чем отличается шведская кухня от русской?

— Еда — это больная тема. Здесь она такая же, как и в России, да и вообще во всех северных странах. Проблема — безвкусные овощи зимой, которые привозят непонятно откуда. Мне мое экосознание не позволяет покупать овощи и фрукты, привезенные из Эквадора, например, или из других далеких стран. Я возвращаюсь к старым добрым блюдам, которые мама готовила в детстве. Разные супы, например. Здесь много приезжих поляков, а польские продукты похожи на русские, поэтому найти гречку или кефир не составляет труда. То есть продукты похожи на русские в принципе. Много картофеля, мясо, что-то типа гуляша. Очень часто они едят это блюдо с джемом из брусники. Ну и рыба — лосось. На самом деле здесь бум всего экологичного. Но это все-таки сезонное явление. Летом здесь можно найти классные фрукты и ягоды. Шведская клубника не хуже привезенной. Но понятно, что зимой уже ничего нет.

— Все знают выражение «пьян, как швед», но при этом пишут, что в Швеции очень дорогой алкоголь. Где здесь правда?

— Здесь национальная монополия на алкоголь, купить его можно в специализированных магазинах, которые еще и надо знать, где искать. Работают в будние дни с 10.00 до 18.00, а в выходные с 10.00 до 15.00. В пригороде, где живу я, они вообще закрываются в 12 дня. И это все правда дорого, даже по сравнению с европейскими странами. В Италии можно купить вино аз 4–6 евро, здесь уже от 9 евро, бокал пива 0,3 в пабе — примерно 7–8 евро.

Особенно много здесь не выпьешь, хотя шведы очень даже любители. Проблема с алкоголизмом здесь была, особенно в сельских районах. Причем, на неделе никто не пьет, а вот начиная с пятницы начинается нечто. Шведы пьют много, даже на взгляд русского человека.

«Если ты звонишь в какой-то государственный орган с проблемой, и тебе говорят, что не могут ее решить, надо позвонить на следующий день, надеясь, что тебе попадется другой сотрудник. В 90% случаев проблему в итоге решают».

— Какие еще стереотипы о Швеции подтвердились?

— Они правда умеют и любят петь. Abba именно шведская группа, и на всех праздниках они поют. Про шведскую систему все говорят, она во многих странах считается эталоном, но вообще некоторые правила здесь очень интерпретативны. Первое, что мне посоветовали, когда я приехала — если ты звонишь в какой-то госудраственный орган с проблемой, и тебе говорят, что не могут ее решить, то надо позвонить на следующий день, надеясь, что тебе попадется другой сотрудник. В 90% случаев проблему в итоге решают. При этом здесь много всего можно сделать через интернет, очень редко, когда надо идти куда-то, все можно заказать в интернете, все придет по почте — это удобно.

Второй миф — поезда и автобусы никогда не опаздывают, но на самом деле в Швеции, как и в России снег каждый раз — это что-то удивительное. Каждый раз, когда выпадает снег, случается транспортный коллапс, бывают задержки по полтора-два часа. Иногда совсем закрывают линию. Тоже самое происходит, когда осенью падают листья.

— Есть у вас необычные законы?

— В Швеции есть закон, который запрещает запирать дома в одиночестве собаку больше, чем на три часа. У нас здесь есть садики для собак, и вообще очень лояльное отношение к ним, можно даже во многих организациях привести собаку на работу, в университете многие так ходят вместе с питомцами. В противном случае соседи могут нажаловаться, если услышат, что собака скулит и ей грустно, тогда вашего четвероногого друга конфискуют, если вы не предоставите доказательства того, что измените свое отношение к питомцу.

«Как только ты приезжаешь, ты имеешь право зарегистрироваться на курсах шведского языка и культуры. Можно ходить тогда, когда тебе удобно».

— Как относятся к русским и вообще к эмигрантам?

— Очень часто мне говорят, что я не похожа на русскую. Куда бы я не приехала, со мной на второй день пытаются поговорить на местном языке. Видимо у меня очень адаптивное лицо. Здесь вообще много приезжих — не столько русских, сколько эмигрантов с постсоветского пространства — украинцев, поляков, латвийцев, литовцев, эстонцев. Много русских жен, которые искали свою судьбу и счастье через интернет. Мой опыт эмигрантского общения происходит с курсов шведского языка, здесь есть программа интеграции эмигрантов. Как только ты приезжаешь, ты имеешь право зарегистрироваться на курсах шведского языка и культуры. Можно ходить тогда, когда тебе удобно. Отношение хорошее, я никогда не замечала агрессии.

— Как ты проводишь досуг?

— Стокгольм и Пермь сравнивать нечестно в этом плане. Все-таки Стокгольм — это столица. Здесь очень много всего происходит. Я люблю оперу и балет, здесь отличный театр королевский с хорошими скидками для студентов, пару раз в месяц стараюсь ходить. Занимаюсь спортом, у нас есть классный бесплатный спортзал в университете, летом выбираемся на природу, есть вся инфраструктура для однодневных походов.

— Как проходят национальные праздники?

— Из специфических праздников я бы выделила католический праздник — Люсия. Отмечается в начале декабря и символизирует начало зимы. Поют песни, одевают детей в белые одежды. Пекут шафрановые булочки и пьют глёк — это как наш глинтвейн, но еще с миндалем. Самый большой шведский праздник — день летнего солнцестояния, он отмечается 21 и 22 июня. Почти у каждого шведа есть небольшой загородный домик. Соответственно, компания друзей и близких выезжает в домик, с утра начинают есть и пить, потом собираются на поле, в средине ставят шест, украшенный цветами, и вокруг него все скачут, пляшут, водят хоровод и поют. В общем, встречают лето и радуются жизни.

— Что с инфраструктурой?

— Транспорт работает хорошо, отдаленные районы связаны с центром, есть скоростные пригородные электрички, расстояние 30–40 километров можно проехать за 15 минут. Что касается пенсий, то они достаточно высокие, очень многие переезжают на пенсии в Испанию. Но, например, по-другому здесь работают семейные связи, многие люди заканчивают свои дни в домах престарелых, но они очень отличаются от наших. Я чувствую себя здесь безопасно и комфортно. Хот есть еще одна проблема — короткий световой день. Я думала, что буду готова к этому, так как и в Перми вроде с этим туго, но у нас, например, в декабре светает в 10, а темно уже в три дня. Приходится в любом случае ходить домой по темноте.

— Назови три плюса и три минуса жизни в этой стране.

— Организованность, красивая природа, доступность культуры. Минусы — короткий световой день, сложно найти друзей, здесь другое восприятие дружбы — мы будем друг к другу вежливы, но при этом каждый сам за себя — к этому надо просто приспособиться. Ну и еда. Зимой с продуктами небольшие проблемы.

«Все люди больше одинаковые, чем разные, но, конечно, есть какие-то культурные особенности. Если ты хочешь жить в другой стране, стоит это учитывать, и надо понимать, что, переехав, тебе придется поменять в чем-то и себя».

— Какие есть особенности отношений между мужчиной и женщиной? Все наслышаны о «шведской семье», так ли это распространено?

— Здесь брак не становится самоцелью, очень многие просто живут вместе, рожают детей и не собираются жениться. Думаю, причина в законодательстве. Если уже зафиксировано, что вы живете вместе год, то у вас такие же права, как у пары, зарегистрированной официально. С одной стороны, есть и негативные последствия — распадаются браки чаще, люди легко сходятся, и легко расходятся. Здесь не привыкли терпеть чьи-то недостатки. Вообще это страна феминизма, тут даже отпуск по уходу за ребенком делят пополам между родителями. Что касается шведской семьи, то это не обсуждается и не выносится как-то особенно, не могу сказать, что это распространенное явление.

— Что больше всего вспоминаешь из жизни в России?

— Друзей, семью. Иногда грустно. Но о решении уехать я все-таки не жалею.

— Что будешь делать дальше?

— Напишу диссертацию, буду работать. У меня есть перспектива развития карьеры в университете, либо есть много консалтинговых агентств, которые занимаются налаживанием процесса коммуникации.

— Какие выводы для себя ты сделала после жизни в этой стране?

— Все люди по большому счету больше одинаковые, чем разные, но, конечно, есть какие-то культурные особенности. Если ты хочешь жить в другой стране, стоит это учитывать, и надо понимать, что, переехав, тебе придется поменять в чем-то и себя.

Читайте также