Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
12133 +139
Выздоровели
8154 +82
Умерли
599 +6
Properm.ru
Водитель «скорой»: «Если карета встала посреди дороги, значит человек умирает» Собеседник Properm.ru — водитель-профессионал со стажем больше 30 лет. Водил всё, включая бронетехнику. Больше 15 лет трудился и на простой «скорой», и с детской бригадой, и на реанимобиле. До сих пор работает в медицинских перевозках на дорогах Перми, каждый день сталкиваясь с человеческим равнодушием.

Водитель «скорой»: «Если карета встала посреди дороги, значит человек умирает»

Водитель «скорой»: «Если карета встала посреди дороги, значит человек умирает»
Фото: Properm.ru
Собеседник Properm.ru — водитель-профессионал со стажем больше 30 лет. Водил всё, включая бронетехнику. Больше 15 лет трудился и на простой «скорой», и с детской бригадой, и на реанимобиле. До сих пор работает в медицинских перевозках на дорогах Перми, каждый день сталкиваясь с человеческим равнодушием.

Поводом для беседы с водителем «скорой» послужил недавний инцидент на Дальнем Востоке. «Интерфакс-Россия»: В Петропавловске-Камчатском 10 января 2017 года «скорая помощь» выехала на экстренный звонок к умирающему 21-летнему жителю Петропавловска-Камчатского. Через три минуты после звонка «скорая» была возле его дома, но узкий придомовой проезд перегородил другой автомобиль. На сигналы водителя «скорой помощи» и обращение по громкой связи женщина-водитель не отреагировала, а ее пассажир начал оскорблять медработников. Бригаде «скорой» пришлось вызвать наряд ГИБДД. В результате медики прибыли на место вызова через 13 минут и констатировали смерть пациента. Возбуждено уголовное дело по ч.1 ст.109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности) по факту несвоевременного оказания неотложной медицинской помощи.

Мы попросили нашего собеседника прокомментировать этот и подобные ему случаи. В ответ получили рассказ о конфликтах во дворах и на дороге, об опозданиях «скорой» и о том, чем советский водитель медицинской машины отличается от сегодняшнего.

***

— Есть определенный процент людей, которым наплевать на все, что за окнами их автомобиля происходит. Или все время хотят показать, что они хозяева любой ситуации. Сейчас, когда едешь на «скорой» с маяками, редко кто-то не уступает. Чаще всего человек просто «тупит» без умысла. Просто не совсем понимает, что он мешает проезду, сообразительности хватает нажать на тормоз и стоять, а отъехать — уже нет.

Мы все в интернете видели, как пропускают «скорую» в Германии, например. Ее еще только слышно позади, еще не видно даже, а автомобилисты елочкой в стороны расступаются, и получается целая свободная полоса. Это — культура!

Пропускать машины экстренных служб у нас на дорогах у нас еще далеко не все привыкли. Сейчас я работаю не на «скорой», а на другом медицинском транспорте. Выехать с территории больницы и сразу влиться в поток не удавалось никогда — не пускают, можно стоять и ждать по несколько минут. При этом микроавтобус четко обозначен как медицинский. Водителям в потоке в голову не приходит, что его рейсы строго регламентированы по времени. Не сформировано понимание, что любой медицинский автомобиль выполняет какую-то важную функцию.

Больше всего конфликтных ситуаций, конечно, во дворах. Конфликты «скорой» и других участников движения были всегда. Просто раньше не освещались в прессе, видеорегистраторов не было, интернета и соцсетей тоже. Раньше просто перетирали между собой, да и забывали. И в милицию не обращались.

Нигде, ни в одном дворе, не соблюдаются стандарты по подъезду спецтехники. У нас человек приезжает во двор на своем автомобиле, бросает как попало машину, и даже не думает о том, что проезд остался лишь для такой же пузотерки, как у него. А если «скорой» проехать нужно, или, не дай бог, пожарной службе? А если проезд — как кишка изогнутый, и тупик в конце без возможности развернуться? Об этом не думают. Но это полбеды.

Люди во дворах встречаются разные. Бывает, что в бригаде работают две женщины, а во дворе на них агрессивный мужик накидывается, и не матом кроет, а с кулаками. Как такой конфликт будет развиваться? Вы только представьте, что может сделать один поставленный удар в голову хрупкой женщине… Но в итоге виноват окажется врач, потому что «не сумел договориться с населением».

Случай из жизни:
— Конец 90-х. Времена бандитского беспредела. Зимой разворачиваюсь на улице Клименко на «Рафике». Машина попадает в небольшую ямку и начинает шлифовать. Стоя поперек дороги, не могу ни вправо, ни влево, ни вперед, ни назад. Даже в раскачку никак не получается. И в машине-то я один. Останавливается «Мерседес», такой хороший бандитский «мерин». Выскакивает бритый качок, с золотой цепью и начинает… толкать мой «Рафик». И вытолкал! Я ему кричу в окно «Спасибо, братан!», а он только рукой махнул, мол, ничего особенного, не за что. Сел в свой «мерин» и уехал. А в другой раз бандиты гонялись за «скорой». За детской. По их версии, где-то на дороге «скорой» «недостаточно уважительно отнеслась к ним на дороге». Бригада заехала на подстанцию, закрылась в машине…

Хуже всего, когда по приезду «скорой» все уже взвинченные: да где вы были, да чай с тортом пили, а мы тут дождаться вас не можем. Могут просто открыть дверь машины и полезть бить морду водителю. Я помню, когда мне было чуть за 30, у меня был сменщик — пенсионер почти, божий одуванчик. И его однажды очень серьезно отметелили, не просто стукнули, а по-настоящему избили. Врачи выходят, а водитель в крови и синяках. И концы в воду — кто это был?

Сейчас из-за того, что нет дифференциации вызовов, у каждой бригады накапливается отставание. Пациент думает, что бригада едет с подстанции, а бригады нет час, два, три… Потому что она на других вызовах, на предыдущих, а там разное бывает — от бабушки с давлением до серьезной травмы. Но ведь пациент и его родные этого не знают, они ждут, копится раздражение. В итоге когда «скорая» приезжает, ждущие с претензиями и кулаками набрасываются: где вы ездили, такие-сякие?

***

Когда бригада «скорой» подъехала, и врачи поднялись к пациенту, водитель не может покинуть автомобиль и не может отъехать. Люди не могут этого понять. Они ему сигналят, мол, отъедь вон туда и там стой жди. Люди, врачи могут в любой момент вернуться в машину: взять что-то необходимое, с носилками с пациентом. Нельзя машине отъезжать!

Иногда родные больного просят водителя помочь вынести носилки. И очень обижаются, когда он говорит, что не может покинуть машину. Поймите, он должен быть готов в любой момент быстро привести машину в движение для спасения пациента. А если во время отсутствия с машиной что-то произойдет? Поцарапают — полбеды, но если проткнут колесо или украдут какую-то медицинскую технику из машины? С колесом просто не уедешь, не сможешь экстренно увезти пациента, а аппаратура иногда дороже самой машины стоит. Водитель отвечает за все, что с автомобилем происходит.

Случай из жизни:
— Ночь, мороз, я водитель и один фельдшер, молодая девушка. Вызов: бабушка с переломом шейки бедра, на улице упала. Приезжаем. Бабушка лежит на снегу. Нужно ее в машину погрузить. Носилки тогда были совсем обычные. Девчонки просто физически не в состоянии были поднять эти носилки с бабушкой и погрузить в машину. Одного, другого, третьего прохожего просим помочь, так они сразу убегают только руки в ноги! Что делать? Бабушка лежит на снегу, а надо срочно в больницу везти. Просим на помощь еще бригаду, диспетчер говорит, что ждать 30 минут или больше. В итоге кладем бабушку на носилки, я ставлю носилки как аппарель и начинаю бабушку за шкирку затаскивать в машину. Потому что если затаскивать носилки, бабушка скатывается, а ремней у носилок тогда еще не было. Бабушке, конечно, больно, от перелома-то, она кричит. И тут же отовсюду появляются люди и на нас накидываются: вот они сволочи, вот они паразиты, вот как над больными издеваются…

В советские времена, когда водитель приходил устраиваться работать на «скорую», брали не ниже второго класса. Человек приходил с уже нормальным опытом работы на машине, и продолжал нарабатывать опыт. Никогда сразу нового водителя не садили на «скорую», сначала на подменный автомобиль.

Сначала такой водитель ездил «на подмену», когда кто-то где-то заболел, сломался. К нему присматривались как водители бригады муниципального автотранспортного предприятия, так и доктора. И было понятно, кто срабатывается, а кто нет. Потом, когда кто-то уходил на пенсию, на другую должность, когда место освобождалось, коллектив рекомендовал водителя начальнику колонны: «Сработались, и он не против, и врачи согласны». Теперь — совсем иначе.

Теперь водителем на подстанцию «скорой» приходит устраиваться человек с обычными правами категории В. Бывает, что даже без житейско-водительского опыта. Вот центр, пробка — не надо соваться на односторонки. Там все забито в одном направлении, деться некуда. А ведь у «скорой» на дороге с двухсторонним движением есть пространство для маневра. Если случай правда экстренный, если маяки включать, то по центру дороги можно проехать, машины на обеих сторонах немножко расступаются и проехать можно. Обычный водитель так мыслить не будет. Само водительское мастерство на «скорых» упало, к сожалению.

Раньше водитель «скорой» работал в каком-то определенном районе, поэтому знал там каждый двор. Сейчас вроде бы есть навигаторы, но этого недостаточно. Потому что дома многоквартирные, подъезды могут быть с двух сторон дома, где-то заграждения поставлены — никакой навигатор этого не подскажет. А пока ищешь, куда заехать, пациент ждет… Сейчас водители преимущественно тоже в одном районе работают, но этот опыт надо нарабатывать.

Водитель во внутренней иерархии бригады? Всегда по-разному. Зависит от того, как люди сработались. Бывает так, что люди в бригаде просто терпят друг друга, потому что такая работа.

Переживает ли водитель «скорой» за пациента? По-человечески, конечно, хочется спасти. Но я нахожусь на работе, я водитель, и помимо желания спасти человека у меня есть еще ПДД. Безопасность превыше всего, если «скорая» попадет в ДТП, никому лучше не будет. Водитель и врачи всегда сделают максимум того, что они могут и умеют, но со слезами на глазах около больного бегать не будут.

***

Когда «скорая» везет экстренного пациента, он уже подключен к ИВЛ, сделаны необходимые процедуры, врачи следят за его самочувствием. Во время движения врачи не будут проводить никаких серьезных действий. Если ситуация осложняется и необходимы реанимационные процедуры, врачи командуют водителю «Стой!».

Где ты получил такую команду, там и останавливаешься. Не будешь искать место для парковки, втискиваться куда-то. Врачам надо спасать человека, карета останавливается хоть посреди Компроса. И это тоже может привести к конфликту с водителями в потоке, «скорая» им ведь дорогу перекрыла и мешает проехать. Они не понимают, что водитель не имеет права двигаться, а врачи в этот самый момент спасают чью-то жизнь и нельзя их шевелить.

Фото: архив Propem.ru

Оцените материал