Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
Он насмерть сбил двух человек и скрылся: «Я им памятник могу поставить» В том, что именно этот человек был за рулем, уже нет никаких сомнений. Он даже признает, что поступил по-свински, и предлагает поставить памятник погибшим. Но не сможет.

Он насмерть сбил двух человек и скрылся: «Я им памятник могу поставить»

20 февраля 2014, 10:00
Он насмерть сбил двух человек и скрылся: «Я им памятник могу поставить»
Фото: Properm.ru
В том, что именно этот человек был за рулем, уже нет никаких сомнений. Он даже признает, что поступил по-свински, и предлагает поставить памятник погибшим. Но не сможет.

«Мне надо под расписку выйти. Машину восстанавливать, продавать, отдать жене деньги. Я согласен хоть на что, но два месяца пока идет следствие, не под арестом быть», — по мнению нарушителя, ждать за решеткой не самое время. В Кировском районном суде Перми 18 февраля решался вопрос об избрании меры пресечения для пермяка, который насмерть сбил двух прохожих.

ДТП произошло 14 февраля, за полчаса до полуночи. На улице Маршала Рыбалко два пешехода угодили под колеса ВАЗ-2115, которым управлял мужчина 1973 года рождения. Водитель был пьян и поспешил скрыться с места ДТП, оставив пешеходов умирать на дороге. Машину он тоже бросил на месте аварии.

Смертельную травму получил пешеход, 61-летний мужчина. Второй пешеход — 41-летняя женщина — серьезно пострадала в ДТП, и была госпитализирована. Врачи боролись за ее жизнь несколько часов, однако в эту же ночь она скончалась в больнице.

Сразу после аварии нарушитель закрылся в своей квартире, на контакт с прибывшими полицейскими идти отказался. Оперативникам пришлось вызывать МЧС и ломать дверь квартиры, чтобы задержать сбежавшего водителя. При контакте с нарушителем были установлены признаки алкогольного опьянения, однако от прохождения медосвидетельствования нарушитель наотрез отказался. В 06:40 15 февраля мужчина был доставлен в полицию, где следователь принял решение о его задержании по ст. 91 УПК РФ и возбуждении уголовного дела. Позднее судебным решением задержание было продлено с 48 часов до 72-х.

Теперь снова суд: об избрании меры пресечения на период следствия. Подозреваемого Венкова (фамилия изменена — прим. Properm.ru) ведут по коридору. В такой момент, представляя себе нарушителя, ожидаешь увидеть кого угодно, но только не тихого, невзрачного мужичка, которого даже не видно из-за широких плеч конвоиров. Помятое лицо, одежда «с рынка», глаза в пол. В волосах проседь, на лбу — большая царапина.

На первом суде он сообщал, что его избили сотрудники полиции при задержании. «Не полиция, а эти… ГАИ… Травмы получил, когда спускали по лесенке«, — пояснит он судье через несколько минут.

«За период следствия установлены очевидцы и свидетели. Они изобличают именно Венкова в совершении данного преступления. Есть решение мирового судьи от 18.10.13: он уже лишен прав за управление машиной в состоянии опьянения. На момент совершения преступления не имел права на управление ТС. Настаиваю на избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Свидетель — его товарищ, он присутствовал в автомобиле в момент ДТП. Есть основания опасаться, что Венков, находясь на свободе, может повлиять на показания свидетеля, что помешает установлению истины», — следователь считает, что после проведенных следственных действий доказательств уже достаточно для предъявления обвинения. Настаивает на аресте.

Подозреваемый о лишении его водительских прав ничего не знает. Что-то лопочет в свое оправдание: на суд не ходил, там был его представитель, сим-карта поменялась, представитель ему не позвонил. «Никаких постановлений не получал. У меня были временные права. Сколько раз ездил: по Закамску, в Нытву. Я законы-то не знаю…» — разводит руками Венков.

Адвокат Венкова уповает на раскаяние и сознательность подзащитного. Имеется ли у него намерение возместить ущерб связанный с гибелью граждан их родственникам? «Хм. Памятник могу поставить… Сделать сам, машину заказать, привезти, поставить». Если суд оставит нарушителя на свободе в период предварительного расследования, будет ли тот продолжать допускать подобные нарушения, управлять автомобилем в состоянии опьянения и совершать иные деяния? «Нет! Мне машину надо восстановить и продать».

Судья Кировского районного суда города Перми Нина Атаманчук, соблюдая в беседе с подозреваемым все процедуры и формальности, внезапно обнаруживает новые обстоятельства жизни Венкова.

— Будете ли вы просить суд принять во внимание другие обстоятельства: состояние вашего здоровья, наличие иждивенцев?

Да, буду просить. Надо восстановить машину, продать, отдать деньги, переоформить это все. Пройти эту… Комиссию в марте с ребенком…
— Какую комиссию? Что у вас с ребенком?
Дэ-цэ… Как он? Инвалид. Как это называется? Второй группы инвалид. Надо пройти в феврале врачей с дочкой, потом свозить ее в город на комиссию. Там дают разрешение на садик. Специальный садик.

И. о. прокурора Кировского района города Перми Мария Шацилло пытается уточнить заболевание ребенка, ведь это может повлиять на исход дела. Тщетно.

— Вы утверждаете, что занимались уходом за ребенком, инвалидом второй группы. Можете ли вы назвать диагноз, поставленный вашему ребенку?

— Инвалидности? Психологический. Ну как? … Первый год она стояла на неврологии… Сейчас психиатр поставил. Дэ-цэ…

— По показаниям вашей жены ребенок не болен ДЦП. Какой диагноз?

— Она так сказала? Кто с ребенком-то ездит? Позвоните врачам, спросите.

— Как вы собирались возить ребенка по врачам, если вы лишены прав на управление автомобилем?

— А как? На руках, на автобусе.

Венков неистово убеждает присутствующих: неработающая жена и бабушка, тоже инвалид, не смогут помочь больному ребенку. «У нее инсульт… Она тоже инвалид. Она не сможет ребенка на руках к врачу тащить. Не сможет…« — почти навзрыд, отчаянно. Лукавит ли?

Адвокат Владимир Гнатенко уповает на уход за ребенком, на семейные ценности, и настаивает, что угрозы влияния на свидетелей нет.

Владимир Гнатенко:

— Он признал свою вину. И где логический смысл требовать ему от свидетелей представить следствию иные доказательства? Он готов возместить ущерб представителям потерпевших в меру своих материальных возможностей. Этот не тот случай, где мы должны заключить его под стражу, чтобы он не скрылся и не противодействовал следствию. И он уже точно не будет управлять транспортным средством, так как машина получила повреждения и не на ходу. Не та ситуация, чтобы избирать меру пречения в виде изоляции от общества.

Речь защитника полна артистизма и умозаключений, в которые хочется верить бесповоротно, сразу же и навсегда. Обвинение — холодно и жестко, так, словно уже решается судьба и начисляются годы за решеткой. Всем встать, суд удаляется для вынесения приговора. Говорить с нами Венков не отказывается, но отворачивает лицо от камер.

— Чем вы занимаетесь?
— Я числюсь с ребенком-инвалидом, а так работаю сам на себя. Ритуальные услуги.
— Может быть, нам вы назовете заболевание вашего ребенка?
— Как, если психолог поставил на инвалидность, я могу вам сказать диагноз? Ездим на Шишкина, делаем процедуры, которые врач назначает. Потом к психиатру на Ушакова, она выписывает лекарства, мы покупаем. Ездили на 25-го октября, там психическая больница, на дневном стационаре.
— Как вы ездили без прав?
— Я не знаю, когда меня лишили водительских прав. Я езжу по временному, и меня никто не останавливал. В прошлый раз — на Казанском тракте в августе — я не в алкогольном опьянении был, у меня там 4 миллиграмма было что ли…
— Вы хотите попросить о прощении у родственников погибших?
— Чем могу — помогу. Памятник хоть щас поставлю. Пойду, залью и поставлю.
— Почему вы скрылись после аварии? Почему оставили пострадаших лежать на дороге, зная, что у них могли быть серьезные травмы?
— Потому что был сильно пьяный. Больше ничего не скажу.

— Извиниться перед родствениками погибших не хотите?

— Извиняюсь, что так поступил. По-свински…

Он боялся камер журналистов. И боялся, что будет дальше. Зато не страшно было сесть за руль в ту ночь. Пьяный, лишенный прав, с уверенностью «меня же раньше никто не останавливал» — в который раз это было? Теперь нужно отвечать.

«При таких обстоятельствах, судья полагает, что подозреваемый Венков не заслуживает иной, более мягкой меры пресечения», — гласит постановление суда. Горе-водителю предстоит провести 2 месяца под арестом.

Венкова из-за суда в наручниках уводят конвоиры. До середины апреля он пробудет в СИЗО. Дочку на руках к врачу понесет кто-то другой.

Тот самый перекресток. Как почти все на улице маршала Рыбалко, нерегулируемый. Знаки пешеходного перехода видны издалека, каскад «лежачих полицейских» не дает автомобилям разогнаться. О трагедии уже ничего не напоминает.

Фото автора

Оцените материал