Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
55627 +94
Выздоровели
50229 +111
Умерли
3494 +11
Properm.ru
Даст ли ОДК выжить пермскому поставщику «Газпрома»? Работники предприятия против его банкротства Между внешним управляющим и топ-менеджментом «Искра-Авигаз» назрел серьезный конфликт. Руководители предприятия считают, что действия внешнего управляющего ведут к банкротству завода.

Даст ли ОДК выжить пермскому поставщику «Газпрома»? Работники предприятия против его банкротства

10 мая 2018, 17:27

Даст ли ОДК выжить пермскому поставщику «Газпрома»? Работники предприятия против его банкротства
Между внешним управляющим и топ-менеджментом «Искра-Авигаз» назрел серьезный конфликт. Руководители предприятия считают, что действия внешнего управляющего ведут к банкротству завода.

Акционерное общество «Объединенные газопромышленные технологии «Искра-Авигаз» было образовано в 1994 году как 100% собственность «Пермских моторов». В 2017 году в результате серии сделок владельцами пакетов акций стали АО «ОДК-Газовые турбины» (24,5%) и Ирина Трефилова (75,5%).

«Искра-Авигаз» создавалась и развивалась как инжиниринговая компания, занималась комплектовкой, поставкой, сдачей в эксплуатацию газоперекачивающего оборудования.

Вот так сейчас выглядят цеха «Искры-Авигаз». Итальянское оборудование закуплено в 2011 году.

Объемы предприятия постепенно росли, в пике достигли 15 млрд рублей в год. Завод работал не только с российскими двигателями, но и с украинскими («Заря-Машпроект»). Положение предприятия было стабильным, но в 2014 году началась налоговая проверка за период 2011–2012 годов, которая внесла свои коррективы.

Что происходило?

Межрайонная инспекция федеральной налоговой службы (ФНС) по крупнейшим налогоплательщикам Прикамья насчитала недоимку, пени и штрафы в размере 364 млн рублей.

Ирина Трефилова:

— Руководители компании не согласились с выводами налогового органа, однако после выступления в силу суда апелляционной инстанции были вынуждены заплатить указанную сумму. Дело на этом не закончилось, дошло до Верховного суда. Суть спора — необоснованность принятия в качестве затрат услуг агента, хотя наказания за привлечение агента в финансово-хозяйственной деятельности предприятия не существует. Агентирование как самостоятельный вид деятельности существует отдельным разделом в Гражданском Кодексе РФ.

В декабре 2015 года задолженность перед налоговыми органами была погашена из оборотных средств (360 млн рублей). Еще 200 млн рублей были выплачены по кредитам.

В 2016 году основной заказчик потребовал вернуть порядка 1 млрд рублей перечисленного «Искре-Авигаз» аванса за восемь газотурбинных установок (ГТУ), так как планируемый на 2015–2016 годы заказ откладывался из-за санкций, планы заказчика изменились.

Эти средства пермский поставщик уже перечислил в предприятия Объединенной двигателестроительной корпорации (ОДК) для выполнения подготовительных работ, изготовления комплектующих. Вернуть миллиард «Искра-Авигаз» не могла. В итоге заказчик взял в счет этого аванса окончательный расчет за поставленные ранее 12 ГТУ.

Таким образом «Искра-Авигаз» за короткое время понесла существенные финансовые потери. Все это негативно сказалось на экономическом положении предприятия. К тому же были возбуждены уголовные дела в отношении руководителей предприятия (уклонение от уплаты налогов). Уголовное предследование закончилось через четыре месяца после того, как претензии налоговиков были удовлетворены. Но часть партнеров восприняли сложившуюся ситуацию как серьезный риск и сократили объем заказов. В итоге 2016–2017 годы стали неблагоприятными для предприятия в плане сокращения количества заказов.

Платежеспособность восстановима

В июне 2017 года по заявлению одного из кредиторов, компании «РегионРесурс», арбитражный суд Москвы ввел на «Искре-Авигаз» временное управление.

Временный управляющий Михаил Колесников провел финансовый анализ и пришел к выводу, что предприятие можно запустить в нормальный режим работы после процедуры финансового оздоровления.

Из отчета временного управляющего «Искры-Авигаз» Михаила Колесникова, 2017 год.

Ситуация усугублялась срывом графиков платежей по кредитам, взятым в банке «Санкт-Петербург» (300 млн рублей) и «Глобэксбанке» (1 млрд рублей). Ресурсы были нужны для строительства и оснащения нового производственного корпуса. Представителями банка был разработан график реструктуризации задолженности, но его не принял один из кредиторов, НПО Искра. «Не столько они, сколько их учредитель, Роскосмос. Их позиция была такая: наше дело запускать ракеты, а не спасать предприятия», — вспоминает Ирина Трефилова.

В 2018 году ситуация, по словам Ирины Трефиловой, могла измениться. «Начало года было хорошим, мы решили диверсифицировать бизнес, начали принимать участие не только в тендерах компаний Газпрома, но и в тендерах Роснефти, Новатека, Уралкалия, Газпромнефти и других компаний», — рассказывает Ирина Трефилова. Появились новые заказы, были достигнуты договоренности о новых контрактах.

План спасения есть, но его не принимают

Но в январе 2018 года основным кредитором, «Глобэксбанком», был предложен новый внешний управляющий Алексей Харланов. По словам топ-менеджеров компании, на собраниях представители кредиторов высказывались за финансовое оздоровление предприятия, а не за его банкротство и распродажу. Но действия внешнего управляющего, уверена Ирина Трефилова, не приведут к финансовому оздоровлению «Искры-Авигаз».

Харланов практически полностью сократил топ-менеджмент завода: заместителей генерального директора по инжинирингу, по производству, начальника учебного центра, коммерческого директора, главного бухгалтера.

«Как можно работать без инжиниринга? Ведь это разработка документации, на основании которой запускаются технологические процессы, а потом и само производство», — Ирина Трефилова уверена, что внешний управляющий не случайно оставляет «без головы» такие важные направления деятельности. Уведомление о сокращении получил и начальник юридического отдела.

«Это может привести к одному - развалу предприятия. Ключевых сотрудников не пускают. Уже три недели не может попасть на работу начальник управления внешней кооперации. На мой взгляд, внешний управляющий делает все, чтобы это предприятие перестало существовать», — поясняет Ирина Трефилова.

Руководителя предприятия Виктора Пыхтеева суд, назначая внешнего управляющего, отстранил от должности генерального директора. Сначала он был переведен на должность исполнительного директора, потом ему предложили должность советника. После того, как Виктора Пыхтеева не пустили на предприятие, он вынужден был написать заявление об отпуске. Ирина Трефилова вышла из отпуска, но ни на работу, ни на территорию предприятия её не пустили.

Ирина Трефилова:

— Якобы комитет кредиторов не хочет, чтобы я появлялась на предприятии. Почему? Сократили мою должность, но это невозможно, я же помимо прочего заместитель генерального директора по экономике, финансам и общему руководству — главный бухгалтер. Как вообще предприятие существует без главного бухгалтера? Я не уволена. Пришла после отпуска на предприятие, но охрана меня не пустила. Никакого приказа мне не показали о том, почему нельзя проходить. На основании какой нормы закона меня не пускают? Нет никакой нормы закона.

По словам Ирины Трефиловой, Харланов не согласился на предложения руководителей компании о проведении мероприятий, которые могли бы постепенно вывести предприятие из кризиса. Внешний управляющий ссылается на то, что не может принимать такие решения, так как не утвержден план внешнего управления. По словам Ирины Трефиловой, он может подписывать такие договоры и без плана, ведь работникам необходимо выплачивать зарплату.

Кредитные ресурсы, взятые компанией, потрачены на строительство нового корпуса. Корпус построен, оборудование закуплено, это современное производство, способное выполнять крупные заказы.

Отстраненные ныне руководители «Искры-Авигаз» нашли предприятие, которое готово было взять в аренду этот корпус, а деньги за аренду позволили бы осуществить содержание всего производственного комплекса. «Самара-Авигаз» планировала разместить заказ на силовые блоки к ГТУ (13 единиц) на «Искре-Авигаз», рабочих пермского предприятия взять на договоры подряда, с банком, как с залогодержателем имущества планировали заключить договор аренды. Сделка принесла бы пермякам порядка 800 млн рублей.

Новый производственный корпус «Искры-Авигаз». По словам сотрудников завода, их предприятие имеет все шансы на то, чтобы выжить.

Внешний управляющий Харланов отказался от этой сделки все по той же причине — не утвержден план внешнего управления. Но при этом предложил искать арендаторов в офис компании на Комсомольском проспекте.

Ирина Трефилова:

— То есть офис на Компросе он может сдать арендаторам, хотя нет плана внешнего управления, а производственный комплекс не может. Это очень серьезные звонки. Сдача в аренду производственного комплекса это шаг к спасению предприятия, но — нет. Почему?

По словам Виктора Пыхтеева, внешний управляющий не подписывает и соглашение, необходимое для исполнения уже заключенного договора с «Газпром Инвест».

Виктор Пыхтеев:

— У нас есть договор, по нему мы переделываем три газоперекачивающих агрегата (они были сделаны для Волгоградской компрессорной станции, переделать надо для Волховской). Агрегаты находятся у нас на ответхранении, договор заключен, я его подписывал еще как генеральный директор. Необходимо, чтобы внешний управляющий подписал дополнительное соглашение, чтобы начать работу по договору. Но он его не подписывает. Причина опять же — не принят план внешнего управления. А ведь можно уже начать работы, и люди были бы задействованы.

Сделка с «Газпром Инвест» принесла бы еще порядка 114 млн рублей. Кроме того, на «Искре-Авигаз» на ответхранении находятся 20 ГТУ, изготовленных когда-то для Южного потока. Они пока не востребованы заказчиком, но само хранение тоже приносит постоянный доход.

Внешний управляющий уведомил конструкторское подразделение «Искры-Авигаз» в Санкт-Петербурге о том, что расторгает договор аренды помещения, а само бюро будет распущено.

Виктор Пыхтеев:

— Мы специально его создали, чтобы выпускать отечественные компрессоры, уже апробировали конструкторскую документацию, и уровень наших разработок практически достигает мирового уровня. Мы можем это делать.

Еще одно конструкторское подразделение в городе Сумы (Украина) существует уже 10 лет, тоже будет закрыто. По словам Виктора Пыхтеева, завод потеряет ведущих работников, грамотных специалистов. Для того, чтобы производить продукцию, предприятию нужны конструкторские отделы. По мнению сотрудников, закрытие подразделений в Санкт-Петербурге и в Сумах — это противодействие возобновлению нормального функционирования предприятия.

Кому выгодно?

В комитет кредиторов «Искры-Авигаз» входят представители «Глобэксбанка» (кредитный ресурс, выделенный «Искра-Авигаз», порядка одного миллиарда рублей), банка «Санкт-Петербург» (долг предприятия перед банком 300 млн рублей), ОДК (общий долг перед компаниями, входящими в группу, 620 млн рублей) и НПО «Искра» (320 млн рублей).

План внешнего управления, на который ссылается в переговорах Алексей Харланов, не утвердила ОДК. Банки, не смотря на гораздо большие суммы задолженностей, являются залоговыми кредиторами и по утверждению плана управления права голоса не имеют. НПО «Искра» выступало за принятие плана внешнего управления и за продолжение работы. Однако у ОДК — большинство голосов, и большинством голосов ОДК план не приняла.

ОДК является не только соучредителем «Искры-Авигаз», но и одним из кредиторов — в основном за поставки комплектующих.

Предприятие «ОДК — Газовые турбины» появилось в числе акционеров «Искры-авигаз» в 2009–2010 годах. В 2014 году «Пермский мотороный завод» (входящий в группу ОДК) перестал напрямую поставлять двигатели газовых турбин на «Искру-Авигаз», между предприятиями появился посредник в виде ОДК. Кроме этого, ранее отдельные детали для комплектации газоперекачивающих турбин «Искра-авигаз» делала самостоятельно, но изготовление этих деталей перешло к «ОДК-Газовые турбины».

Ирина Трефилова:

— Мы пока не видим никаких действий со стороны внешнего управляющего, направленных на финансовое оздоровление предприятия. Поэтому возникает логичный вопрос: кому и зачем нужно банкротство предприятия? Почему ведущих сотрудников сокращают, а нас изолируют от информации и документов?

По словам Виктора Пыхтеева и Ирины Трефиловой, комитет кредиторов не раз выступал за финансовое оздоровление и сохранение «Искра-Авигаз». Ситуация, которая складывается сейчас, скорее, ведет к банкротству, чем к спасению завода.

Получить оперативные комментарии от внешнего управляющего и представителей ОДК редакции не удалось, запросы им направлены. Пресс-служба ОДК обещала подготовить комментарий на этой неделе. Алексей Харланов на запрос не ответил, в приемной «Искра-Авигаз» пояснили, что он не так часто появляется на предприятии.

По словам руководителей завода, предприятию, благодаря накопленному опыту кооперации и наличию конструкторских бюро, не смотря на все трудности удалось реализовать инновационный проект «Производственный комплекс для изготовления центробежных нагнетателей (компрессоров), газоперекачивающих агрегатов, электростанций и оборудования для нефтяной и газовой отраслей».

Производственный комплекс прошел отбор приоритетных инвестиционных проектов, способствующих импортозамещению, увеличению экспорта и технологическому развитию. Проект получил поддержку Минэнерго РФ, Минэкономразвития РФ, правительства Пермского края. В случае банкротства предприятия реализация проекта отложится на годы, если вообще состоится.


Оцените материал