Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
Хотите в Перми крутых городских праздников? Бизнесмен откровенно объясняет, почему не дождетесь Рынок технического сопровождения концертов и городских мероприятий в Перми поделен между несколькими участниками. Основная задача подрядчиков - вовремя и качественно подготовить площадку для исполнителей и праздников. Однако, как считает собеседник Properm.ru Николай Чугаров из StagePro Ural, пермяки еще долго не увидят качественно нового подхода к развлекательным программам на торжествах, как День города или Новый год. Дело, вероятно, в слабой управленческой команде власти, а также их личной заинтересованности в продвижении определенных игроков.

Хотите в Перми крутых городских праздников? Бизнесмен откровенно объясняет, почему не дождетесь

Хотите в Перми крутых городских праздников? Бизнесмен откровенно объясняет, почему не дождетесь
Рынок технического сопровождения концертов и городских мероприятий в Перми поделен между несколькими участниками. Основная задача подрядчиков - вовремя и качественно подготовить площадку для исполнителей и праздников. Однако, как считает собеседник Properm.ru Николай Чугаров из StagePro Ural, пермяки еще долго не увидят качественно нового подхода к развлекательным программам на торжествах, как День города или Новый год. Дело, вероятно, в слабой управленческой команде власти, а также их личной заинтересованности в продвижении определенных игроков.

— Создание концертных площадок, организация городских и краевых праздников с точки зрения технической составляющей. Кто сегодня этим заправляет в городе? 

 — Я бы разделил сегмент на три больших компании: «Лайтмастер», StagePro и LS-Group. Это лидеры по количеству оборудования в парке. Есть классные ребята, у которых небольшой парк, но они хорошо оказывают услуги в своем сегменте. Есть мобильные диджеи, люди, 90% из которых я не знаю. Но у них свой рынок есть, и слава богу, потому что кому-то нужны недорогие услуги.

С моей точки зрения, между нами в 90% нет пересечений, то есть у каждого своя ниша. Камнем преткновения, предметом спора являются как раз муниципальные и краевые тендеры. Но последние лет пять игра сильно идет на понижение: конкурс на день рожедение елки — 43% падение. Мы заявляться не стали. Стартовая цена была на грани рентабельности.

Сейчас почему-то тянут ООО «Эверласт Плюс». Если зайти на любой ресурс, мы видим, что компания, не имеющая за душой ничего: один учредитель, он же директор, уставной капитал 10 тыс. рублей. Я всегда участвую как ИП Чугаров, компания у нас есть, юридическое лицо и все остальное.  Вы видели, как они подготовили празднование дня рождения елки?

Конструкция частично под наклоном.

— Непрофессиональным взглядом не увидел деталей.

 — Мы видели нарушения техники безопасности по всем позициям. Все висело на обычных гаражных талях: на них можно поднять, зафиксировать стропы, но потом снять, потому что конструкция может поехать вниз. Алюминиевые фермы, которые стояли — табуреточки — это тоже никому неизвестный китайский производитель. Конструкция хоть и без тента, но на ней висело большое количество световых приборов, что-то в кожухах, которые дают прекрасно парусность.

— Два года назад из-за тентов в ДК Солдатова снесло всю башню.

 — Да. Расчалена конструкция сцены была исключительно номинально — тросы были плохо натянуты были. Любой человек, не имеющий инженерного образования, поймет, что кто-то привязал шнурочек. Сцена стояла под наклоном. Грузчики, которых они нанимают, не понимают, что они строят. По всем нормам техники безопасности на этой сцене должны были быть перила.

Говорю: «Андрей (Андрей Хомяков — глава МАУ «Агентство социокультурных проектов», заказчик мероприятия), должны быть перила, у тебя будут выходить на сцену люди. Снег, скользко, человек может поскользнуться, оступиться, упасть, сломать палец — средний вред здоровью уже будет». Идет кабельная трасса — лежит разъем. Любой ребенок, запнется, удар током, все. Я не пытаюсь запугивать. Но так нельзя подходить к подготовке.

— Зачем вы вообще выезжали на этот просмотр, если проиграли конкурс?

 — Просто решили посмотреть, что происходит. Я вижу, когда кто-то заходит в конкурс со мной, выигрывает, но делает все качественно — вопросов нет. Но когда на протяжении нескольких мероприятий, одно и то же юридическое лицо делает очень плохо, ему подписывают акты, им все проходит — ребята, что происходит? Стоит новая елка. Все, что стоит вокруг должно соответствовать классу. У нас из раза в раз… С моей точки зрения, это просто обман населения.

— Вы еще упомянули, что Хомяков говорил: «Давай без прокуратуры?» Вы не пошли?

 — На тот момент нет.

— Почему?

 — Я думал, что что-то изменится. Во-первых, он пообещал, что подрядчик будет наказан. Я позвонил: «Андрей, вы оштрафовали подрядчика?», — «Да, как по договору предусмотрено — 20%». Это смешно, потому что не выполнили практически 100% технического задания. Я пришел в 5 часов вечера, когда шло само мероприятие. В 10 метрах от сцены ничего не слышал. У людей, стоящих вокруг тоже было возмущение: Поговорил с Ильей Беляковым, главный Пермский Дед мороз, он сказал, что сорвал голос.

Освещение попадает только на сцену, хотя действие происходит и перед ней.

Люди говорят, что они профессионалы, выходят на городское мероприятие, на главную площадку, там все должно быть идеально и по технике безопасности, и по эстетике.

— Почему вы говорите, что именно «Эверласт» как-то тянут, вытаскивают?

 — Их порекомендовали в свое время на набережную. Сказали, что эти парни вроде могут сделать. Тогда стояла кривенькая отвратительного вида сцена. Она все лето простояла, каждую субботу там были какие-то накладки: то не включили, то забыли.

Я слышу жалобы от баннерщиков. День города 2018 года. До начала на главной сцене оборвало часть баннеров, но людям подписали акты. Для чего вы это делаете? Почему это происходит? У вас к моменту сдачи площадка уже разрушается…

У нас бессменный режиссер всех городских мероприятий, проводимых МАУ «АСП» Алла Ивановна Пономарева. Почему когда был Гурфинкель (Владимир Гурфинкель — Арт-директор фестиваля «Белые ночи-2013») были «Белые ночи», у него еще работали режиссеры? Должна быть ротация. И только на городских мероприятиях у нас один режиссер. Понятно почему: Алла Ивановна с Торчинским (Вячеслав Торчинский — министр культуры Пермского края) дружат еще с рекламного агентства «Новая волна», где вместе работали, как-то видимо друг другу обязаны.

На Дне города 2017, когда мы выиграли тендер по конструкциям, к нам приходят, говорят: «Вот рисунок по свету, надо так сделать». Я посмотрел на картинку, говорю: «Это невозможно, потому что подъем крыши, которая заявлена в технической документации 2 тонны. Только экранов, приборов на вскидку, 4 тонны. Я не буду вешать на эту крышу такую нагрузку». Люди говорят: «Да ничего страшного, мы так делали, вроде все устояло». «Вроде все устояло? Вам повезло. У вас башенка у ДК Солдатова упала — вам не повезло. Пострадала вся индустрия».

Тот же «Эверласт» обратился к нам на День флага. Это был первый и последний раз, когда я людям помог, потому что, во-первых, я не знал, что за мероприятие, когда дал оборудование. Они построили, я подумал: «Господи, пацаны, как так возможно? Использовать оборудование, не понимания, как с ним работать». Они из хорошего оборудования собрали говно. В 12 дня должна быть приемка, я приезжаю в 9 вечера, а крыша до сих пор не поднята. Ладно, ваше мероприятие, но я переживаю за свое оборудование. И им подписывают акты.

— Кто подписывает акты? Кто составляет экспертизу?

 — Всегда приемку подписывает заказчик, например, АСП. А заключение делает специализированная организация. Мы обращаемся в ООО «Кедр»: выезжает специалист, проверяет наличие огнетушителей, наличие, расположения всех распределительных счетов, устойчивость. Сегодня акты просто покупаются, причем по цене дороже самой экспертизы. Этого даже не скрывают. При этом понятно, что часть денег могут вывести с закупки. У тебя на мероприятие все равно выделяется фиксированный бюджет. Условно, заложен миллион на мероприятие: артисты, техника, полиграфия, еще что-то. Сэкономленное может, например,  выводиться через допсоглашения и потом «пилиться».

Понимают, что таким методом бороться с нами как с нежелательным контрагентом сложно, они начинают заводить контрагентов, которые готовы отработать за недорого, потом часть денег проводится вне конкурса. Ты проводишь потом на полтинничек здесь, на полтинничек там. Во-первых, ты можешь увеличить даже по законодательству до 10% допуслуг сверх условий договора на какие-то непредвиденные дела (мороз, батарейки быстро садятся), до 10% вполне возможно.

Помните у Законодательного собрания стоял каток? Мы его обслуживали каждый вечер: приходил техник, проверял все стыки (потому что это живая конструкция) ровняли, протирали лед специальными силиконовыми составами, которые производители предоставляли. Что произошло с этим катком на следующий год? Заказчик не заплатили за его хранение. Открытым текстом сказал: «Мне насрать».

Подрядчик, который продал лед за 5 млн рублей сложил его в пачки и уехал. Мы все свое демонтировали и вывезли. Созвонился, договорились, что пока увезу к себе, «а там разберемся». Кран-борт целый день работал. Думал расходы оплатят. Все лежало в тепле, хранилось целую зиму. Звонят на следующий год: «Мне сказали, что лед у тебя», — «Какой лед? Приди, найди, давай с этого начнем». Стали угрожать заявление в полицию. Я встречным. В итоге сказали, что оплатят, но когда лёд был доставлен сообщили, что Клепиков (Антон Клепиков — заместителем председателя правительства) сказал в бюджет не заложено и не заплатили.

Что потом стало? Его выложили на асфальт даже без подложки. Естественно убили за лето. Потом выкинули или списали, не знаю куда дели, но использовать его уже точно нельзя дальше. Крутая штука, которая могла служить на благо людей очень долго, просто корректно ее используя.

— Еще один конфликт касается новогоднего аукциона. Вы пошли в УФАС и прокуратуру.

 — Мы будем подавать заявление еще в Арбитражынй суд Пермского края. Дело в том, что в конкурсной документации было приложение, в котором прописан пункт о необходимости задекларировать контракты, которые ранее были исполнены. Мы все сделали. «Эверласт» не предоставил документы, но в итоге мы набрали по 60 баллов. Но комиссия ведь для того и нужна, чтобы определять спорные моменты! Все равно здесь выбрали «Эверласт», которые ужасно, я считаю, провели день рождения елки.

Потом они начинают строить сцену и идут к нашему техническому директору, чтобы запросить технику. Конечно, мы их развернули.

— Кто виноват в конечном итоге, что у нас такое отношение? Ведь если посмотреть на другие города, соседей, уровень растет с каждым годом. Пермяки уезжают на День города в Екатеринбург.

 — Власть. Наверное, Торчинский и его команда. Он мне летом кричал в телефон. Говорю: «Вячеслав Маркович, не надо на меня орать. Давайте встретимся и обсудим. Я вам полтора года пытаюсь дозвониться. Последний раз с вами общались, когда вы ко мне приехали в 10 вечера, еще будучи начальником департамента, с просьбой забрать заявление из УФАС. Я сразу сказал, что не буду забирать заявление из УФАС, потому что это невозможно. Это не уголовный розыск, они заявлений не отдают. И делать этого не собираюсь просто-напросто, потому что проведен конкурс, по-моему мнению, с нарушениями — будьте любезны за них ответить».

Когда человек приходит на праздник он же уверен, что это какие-то крутые чуваки делали, что это город. Как говорят: «Кто делает праздник?», — «Город». Город — это точка на карте, а дальше люди, ведомства, министерства, в них еще люди. За каждую историю отвечает конкретное тело.

Считать сегодня, что я топлю конкурентов, смешно. Я хочу, чтобы город развивался. У нас этого нет. Любое направление. Экстремальный спорт, например, тот же Пермский марафон. У нас проводится коррумпированная хрень.

— Почему?

 — Знаете, какие деньги там? Вот эта сцена у Драмтеатра — кому нужна в рамках Пермского марафона? Какое к бегу это вообще имеет отношение?

— Там проходит награждение, выступления.

 — Да, все так. Вопрос: «Людям, которые просто бежали, это надо?» Просто поймите. Бюджет этой сцены порядка 4 млн. Мы работали, когда были «Дни Москвы» два года назад. Я не знаю, для чего это проводилось, к нам обратились, мы сделали за 3,5 млн рублей. Здесь сопоставимые вещи. Если бы это был конкурс, мы бы участвовали. Но мы не видели конкурсов. Но ведь бюджет был, значит кто-то его получил.

— Вы упомянули, что после ЧП у Солдатова рынок пришел в упадок. Что тогда происходило? Усилились требования?

 — Нас проверяли на каждом мероприятии, но никаких потрясений не испытал. Разговаривал с министрами, они утверждали, что объективно всю ответственность несет организатор. Например, МАУ «АСП» должны проводить все проверки. С каждым конкурсом добавлялись новые требования, чтобы нас не пускать в конкурсы. Был период, почти два года, когда стали требовать сертификат о том, что у меня в делопроизводстве все хорошо. Я ИП, у меня нет делопроизводства как такового, в принципе. В итоге оформили этот сертификат, у нас сейчас лежит, для участия к конкурсе. Был период, когда требовали справку об отсутствии судимости у сотрудников.

Что если у меня по какой-то причине работает человек, который отбывал наказание? Аргументировалось тем, что на мероприятии же могут быть дети. Так это тогда надо у ведущих, у артистов, которые находятся на мероприятии, просить. Монтажники не находятся на мероприятии. Они находятся до и после.

У нас несколько лет назад на «Небесной ярмарке» хотели затянуть задник на крышу. Подняли крышу, там дырка, видно поле. Попросили повесить тент. Но категорически нельзя этого делать в условиях бокового ветра. Очень часто подрядчик, чтобы быть классным парнем для заказчика, идет на уступки. После этого падают башни, крыши. Это же не единственный случай. О них просто не говорилось нигде, потому что это было либо на грани, либо до мероприятия.

На «Крыльях Пармы» у нас стоял подиум и стенка с экраном, которые сами себя держат. У нас «Кедр» проверяет, говорит: «Вы зачем четыре еврокуба привезли?», — «Я откуда знаю, в тех задании написано, мы поставили». У нас один протек, из него половина воды вылилась. Он там и так не нужен был. «Так: у вас нарушение, у вас вода выбежала»… Если бы это была фатальная история, мне от Сокола до базы съездить полчаса. Я говорю: «У меня вагон и маленькая тележка, я привезу и заменую, проблем нет, вопрос в том, что он не нужен ни на что не влияет. У меня всегда есть чем заменить. Мы никогда не приезжаем без запаса».

Зато когда шаровая молния в Чайковском прошлым летом ударила — в пух и прах разнесли подрядчика. Пока все выяснилось, уже было поздно. А ребята настоящие профессионалы.

Какие основные правила безопасности можно выделить, приходя на крупные мероприятия.
Во-первых, не надо стоять близко. Это совершенно точно. Если какой-то шторм, неблагоприятная погода, уйди в сторонку, не надо лезть давку. Элементарные правила поведения на любом общественном мероприятии.

Приезжал Макс Корж. Понятно, что артист хайповый. Со стороны УДС «Молота» было сделано все, чтобы файеры не пронеслись. Как они там оказались, неизвестно. Не надо лезть в давку, ты там ничего не изменишь. Геройство ни к чему не приведет, потому что ты не профессионал, есть МЧС, есть служба охрана.

— Вы часто работаете с артистами. Какие у них запросы?

 — За 5 лет 50% концертов, которые проходят в городе, организовывали мы, как технический подрядчик. Практически любой райдер спокойно выполняем.

— Артисты жалуются, когда звук плохой? Были такие случаи?

 — Знаете, если после концерта никто не сказал, что звук говно, значит, концерта не было. Люди просто не понимают весь процесс организации мероприятия. На концерте рулит звукорежиссер артиста. Техническая компания привозит оборудование согласно райдеру. Мы предоставляем, расставляем по технической схеме. Дальше работа звукорежиссера. Тут ты уже бессилен, потому что это их зона ответственности. Мы обязаны сдать к приходу звукорежиссера систему в начальном нулевом состоянии, отстроенную по задержкам, по всем параметрам, которые требуются.

Есть некое понятие, узаконившееся в умах и сердцах большинства — звукарь. Поймите, что на звук влияет несколько человек: системный инженер, звукорежиссер (фактически еще один музыкант). Исключи любого из них, и будет провал.

Периодически слышу отзывы: «В ДК Солдатова плохой звук». ДК Солдатова тут вообще не причем. Они не организует концерт, а просто площадка под аренду. Например, организатор говорит, что проведет там концерт известной исполнительницы. Она присылает здоровый бытовой технический райдер. Организатор начинает нагревать сцену, потому что артистка пришла, сказала, что холодно. Нагрел сцену. Звезда говорит, что жарко, начинает остужать сцену. А люди говорят, что концерт задержался на 1,5 часа. Вина не ДК, не прокатной компании, не организатора — конкретного человека. Мы много туров проехали с разными артистами и много разного видели и хорошего и не очень.

Бывают наоборот артисты, которые с очень большим уважением относятся к зрителю, например «Машина Времени». У них очень высокие требования, мы с ними ездили несколько лет подряд турами. Задержать концерт? Кого ждем? Нет, ребят, третий звонок — минута, и мы выходим. Говорят: «Ну поймите, Губернатор, опаздывает». «1000 зрителей купили билет, они не должны ждать». Вот отношение артиста к зрителю.

— Перед встречей вы говорили, что у вас начались проблемы с «Небесной ярмаркой». Что было, почему вас не пустили?

 — Бюджет. Всем надо было, чтобы работал их подрядчик. Группа компаний дружественная вице-губернатору. Там же много ИП, между которых очень легко распределять деньги.
То же самое было с «Небесной ярмаркой». Всегда заказчиком «Небесной ярмарки» была федерация воздухоплавания. Торчинский отдал все под Министерство культуры, а режиссером поставили Аллу Пономареву. Мы к тому времени уже полгода разрабатывали концепцию. У меня инженер сидел делал чертежи, режиссеры писали сценарии. Большая работа была проведена. Был готовый проект.

— Вы не боитесь, что вам закроют любые проходы на любые мероприятия, любое участие в конкурсах, что вас просто исключат после этого интервью?

 — Мы не первый год в этой борьбе пребываем. Успех 50 на 50. Они все равно скованны рамками. Я же не только с вами беседую: с коллегами в погонах, спокойно иду в УФАС. Мне говорят: «Да тебя потом вообще никуда не пустят». Что они сделают? Сожгут склад? У нас сейчас не 90-е. Наш бизнес мелкий, мы не интересны крупным структурам.

Если что-то начнет меняться потихоньку в лучшую сторону, через три-пять лет в плавном режиме, а если захотят, гораздо быстрее это произойдет, начнут делать нормально. Просто посмотрите, как делают другие города. Идеи даже не надо выдумывать, вы ими можете обмениваться.

У всех была готовность помочь, вопрос не в деньгах. У заказчика во власти одно — «Найдите нам хорошего технического директора, мы готовы платить 15 тыс. в месяц». За 15 тыс. в месяц техническим директором не пойдет никто, это колоссальная ответственность. Вам и не нужен техдир, нужен конкретный специалист под конкретный проект. Техническим директором 9 мая в этом году наняли Анатолия Орлова. Он крутой художник по свету, у него хорошее видение. Но он даже близко не технический директор. Он не может удачно выстроить логистику. Вот приехали экраны раньше баннеров. Повесили экран, приезжают баннерщики, говорят: «Что нам делать, как нам устанавлить оборудование, если баннер туда не поставить».

Посмотрите мировую тенденцию со светодиодными решениями, их сейчас неимоверное количество». «Денег нет». За миллион, потраченный на баннеры, можно сделать вообще много чего. Вы придумать не можете.

Пермские подрядчики посмотрят на это, захотят развивать здесь. Это начнет пользоваться спросом, люди начнут зарабатывать деньги, потому что вы дали им возможность зарабатывать деньги. Но нет же. У всех негатив. Подрядчиков, которые хотят зайти, не пускают: не только техников — продавцов. Я читаю об этом много где, это не я придумал.

В публикации представлено мнение индивидуального предпринимателя Николая Чугарова. Редакция Properm.ru готова предоставить ответное слово всем героям публикации в любое время.