Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
141465 +695
Умерли
8082 +22
Привито V2
816744 +9270
Вакцинация спасает жизни
Properm.ru
Как пермяк пять лет ищет справедливости, но его «футболят» силовики. Реальная история бизнесмена Раис Сагадаттулин пытается достучаться до правоохранительных органов: он уверен, «что стал жертвой схемы, от которой страдают бизнесмены по всей стране». Не смотря на десятки отказов мужчина решил, — что пойдет до конца.

Как пермяк пять лет ищет справедливости, но его «футболят» силовики. Реальная история бизнесмена

23 июля 2018, 10:00

Как пермяк пять лет ищет справедливости, но его «футболят» силовики. Реальная история бизнесмена
Раис Сагадаттулин пытается достучаться до правоохранительных органов: он уверен, «что стал жертвой схемы, от которой страдают бизнесмены по всей стране». Не смотря на десятки отказов мужчина решил, — что пойдет до конца.

Бизнес на колесах

В 2007 году Лилия Бадыгина вместе с мужем Раисом Сагадатуллиным купили два грузовых автомобиля «Freightliner Argosy» и два прицепа-рефрижератора. Технику брали в кредит — на Раиса в «МДМ-Банке» оформили два прицепа и тягач, на его жену в «Агропромкредите» — еще один автомобиль. По условиям договора, вся техника была в залоге у банка, в качестве обеспечения по кредитным обязательствам.

Бизнес супругов действовал безотказно: ежемесячно они получали по 400 тыс. рублей за грузоперевозки по регионам и планировали в течение пяти лет закрыть все обязательства по кредитам. Но после кризиса 2008 года начались проблемы с выплатами. Банкиры пошли навстречу малому бизнесу и заключили мировое соглашение, которое вступило в законную силу 21 ноября 2008 года.

Решением Орджоникидзевского районного суда было определено, что Лилия Бадыгина признает долг перед банком в размере 1 млн 283 тыс. рублей, а также 13 тыс. рублей госпошлины. Соответствующий договор с «МДМ-Банком» подписал и Раис. В 2009 году приставы возбудили исполнительное производство, но кредитная организация не могла просто забрать технику — был необходим покупатель. На время поисков грузоперевозки прекратились (как и оплата по кредиту) и технику отправили на автостоянку.

Весной 2011 года с Лилией связался Игорь Митюхин, который предложил выкупить технику. Раис предупредил, что техника находится в залоге у банка. По условиям договора купли-продажи, деньги будут переданы в счет погашения долга по кредиту. Один грузовик согласился выкупить сам Митюхин, а второй (Раиса) его друг Руслан Марданов. По словам Раиса, Митюхин пообещал, что сам обеспечит проведение сделок.

В результате, с учетом всех задолженностей автомобиль Раиса и два прицепа были отдан «МДМ- Банку» по договорам об отступном за 9 млн рублей. Сделка датируется 26 августа 2011 года.

За неделю до этого Митюхин и Марданов привезли с собой незаполненный бланк для сделки по тягачу Лилии и предложили Бадыгиной его подписать. У мужа возник резонный вопрос — почему в договоре не указана цена. Им уточнили, что цена будет проставлена представителем банка, а сейчас нужно в срочном порядке предоставить документ в Орджоникидзевский районный суд, для решения вопроса о снятии ареста с машины, рассказывает Раис. При этом по условиям ранее выданного определения суда стоимость грузовика не могла быть ниже 1,3 млн рублей. Собственница подписала договор купли-продажи.

Сделку действительно закрыли, документы были переданы в ГИБДД. Раис рассказывает, что связывался с банком и исполнительное производство в отношении машины жены было закончено. Поэтому бизнесмен думал, что автомобиль был продан по цене указанной в мировом соглашении (1,3 млн рублей). Но позднее вновь было возбуждено исполнительное производство о взыскании кредиторской задолженности в размере 996 тыс. рублей.

Раис Сагадатуллин:

— Мы получили документы о возбуждении дела только в 2012 году! Выяснилось, что сумма долга перед банком была уменьшена только на 300 тыс. рублей. Оказалось, что в том документе, который подписала Лилия цену поставили другую. Но у нас не было причин не доверять покупателям: перед этим Митюхин и Марданов выкупили два прицепа и тягач по договорам об отступном в «МДМ-Банке». Когда мы заполняли пустые бланки, я объяснил жене, что они смогут продать его по цене не ниже, чем 1,3 млн рублей, как указано в Мировом соглашении. Мы согласились поставить подписи. К сожалению, нашим доверием воспользовались, нас обманули. И очень крупно.

Один на двоих

Продажа автомобиля по цене, отличающейся от суммы в мировом соглашении, как считает Раис, стала возможна после подмены номеров.

Первый автомобиль, Раиса, с госномером У462ОТ 59 регион (на кабине порядковый номер «120») был технически неисправен. Раис рассказывает, что машина по факту была «донором» (тягач не был на ходу, не работала КПП, были стерты шины, имелось множество технических неисправностей). Автомобиль его жены с номером «114» был в хорошем состоянии.

Слева — автомобиль Раиса, справа — Лилии.

Несмотря на заключенное мировое соглашение между Лилией и банком, согласно которому ее тягач уходил в зачет долга за 1,3 млн рублей Игорь Митюхин без согласия Раиса отправил на экспертизу в ООО «Лига НЭО» для определения стоимости автомобиля «114» — Лилии.

Раис Сагадатуллин:

— О том, что Митюхин проводит какую-то проверку ни я, ни Лилия не знали. Свое согласие на оценку не давали. Это подтверждается отсутствием наших подписей в актах осмотри и отчета об оценке. Кроме того, в этом не было никакой необходимости, так как у жены на руках было мировое соглашение о том, что банк продаст машину за 1,3 млн рублей, иные условия определялись судебным приставом. С Митюхиным мы это обговаривали.

Эксперт Бурдин, который проводил осмотр для оценки на автостоянке, фотографировал для заключения автомобиль с номером на кабине «120», но с номерами от «здорового» тягача Лилии.

На фотографиях с осмотра машины «114» видно, что на кабине указан номер «120», но с номерами и вином от «здорового» тягача. Фотографии были приложены оценщиком к акту осмотра ТС №788/11 от 9 августа 2011 года. «В ходе проведения оценки машины жены, кто-то переставил номер с тягача Лилин на мой грузовик. Для чего? Вероятно, хотели таким образом провести какую-то схему», — предполагает Раис.

Эта оценка запустила последующую, по словам Раиса, «незаконную» оценку (по факту оценка грузовиков не предусматривалась банком по мировому соглашению).

15 августа 2011 года Марданов увёз «тягач-донор» со стоянки на эвакуаторе для экспертизы в ООО «Мир Транспорта». Как пояснил впоследствии директор фирмы Валерий Ярошевич, для машины было необходимо составить перечень ремонтных работ. Факт того, что машина была технически неисправна, подтвердил и владелец автостоянки, откуда эвакуировали тягач.

19 Августа 2011 года по показаниям того же Ярошевича автомобиль Лилии с номером У966ТР в ООО «Мир Транспорта» Митюхин доставил самостоятельно. В этот же день Лилии принесли тот самый пустой бланк, который просили подписать. «Считаю, что ее ввели в заблуждение, так как она полностью доверяла сотрудникам банка», — рассказывает Раис. При этом мужчина все же отмечает, что жена не читала полностью документ, поскольку в этом случае не стала бы его подписывать.

30 августа 2011 года в ООО «Мир Транспорта» специалисты переписали все дефекты из акта осмотра 9 августа и акта проверки залога от 19 августа на «здоровый грузовик».

Как следует из дефектационной ведомости, составленной ООО «Мир Транспорта» от 30 августа 2011 год на «здоровый» грузовик, который самостоятельно добрался до экспертизы понадобились детали на 1 млн 109 тыс. рублей. Информация повлияла на итоговую цену — 2 сентября ценник установился в 40 тыс. 752 рубля для абсолютно рабочего тягача, рыночная стоимость которого оценивалась по тем временам в 2 млн рублей. В последствии банк все же установил ценник в 300 тыс. рублей.

Прокурорско-следственный футбол

В 2013 году (спустя 10 месяцев) после получения от судебных приставов документов о возбуждении исполнительного производства, Лилия и Раис пошли в Краснокамский городской суд. Они просили признать сделку по продаже грузовика за 300 тыс. рублей недействительной, потому что были уверены — их обманули, подменив номера, и намеренно занизив стоимость автомобиля Лилия.

27 июня на рассмотрении дела судья Теплоухова отказала в удовлетворении исковых требований, мотивировав решение истечением срока исковой давности. Супруги считали, что датой считается 29 марта 2012 года — когда они получили информацию из ГИБДД. Судья отметила, что истице ничего не мешало обратиться в суд ранее. Кроме того Митюхин не стал представлять в суд фотографии тягачей, которые были сделаны во время оценки — на этот раз были реальные снимки.

На фотографии видно, что госномер принадлежит «114» тягачу.

18 сентября судебным приставом Александрой Мардановой (родственницей покупателя Марданова) по решению суда было окончено исполнительное производство в отношении Игоря Митюхина (пока был суд, тягач был арестован, чтобы Митюхин его не продал). Спустя месяц после окончания процесса машину зарегистрировали на Руслана Марданова (копии документов имеются в распоряжении редакции).

С новым заявлением Раис и Лилия пошли в полицию. 27 сентября 2013 года была заведена книга учета сообщений о преступлениях и происшествиях (КУСП) №24.884. У «Агропромбанка» Управление МВД ОУР ОП№5 запросило кредитное досье, в котором должны быть все операции по делу с грузовиком, в том числе информация «о добровольной реализации транспортного средства». Однако в «Агропромкредите» ответили, что документы отсутствуют или были утеряны сотрудниками в 2011 году при неизвестных обстоятельствах.

«Как можно было потерять документы по кредиту больше чем в миллион рублей? — недоумевал Раис, — это не на холодильник кредит, а бумаги о продаже, движении по делу, исполнительным производствам. Только этот документ мог нам помочь начать хоть что-то». Благодаря старым связям мужчине все же удалось найти документы в архивах «Агропромкредита» (копия имеется в распоряжении редакции).

В 2015 году было подано ходатайство о приобщении потерявшихся документов и фотографий с осмотра и оценки к материалам проверки КУСП, но правоохранительные органы, бездействовали, постоянно отказывали в возбуждении дела, несмотря на давление прокуратуры.

Волокита продолжалась до 2018 года, и по примерным оценкам Раиса, полиция отказала в возбуждении дела не менее 30 раз. «Я настаивал на фототехнической экспертизе (в соответствии со ст. 84 УПК Фототехнической экспертизе и других), но каждый раз по надуманным причинам мне отказывали», — рассказывает мужчина. В феврале 2018 года МВД наконец-то сделало фототехническую экспертизу, которая подтвердила — в кредитном договоре были внесены ложные данные: автомобиля два, номер — один.

Однако эти данные не помогли следователю продвинуться по делу, отмечает Раис: «Она [Наталья Миронова — следователь] сделала абсолютно абсурдный вывод: признала, что на предоставленных на экспертизу фотографиях два разных грузовика, с одинаковыми номерами, но установить факт подмены по материалам проверки невозможно».

18 апреля Раис попал на прием к начальнику ГСУ Максиму Шилову. После беседы с Раисом, по словам мужчины, Шилов был в гневе и приказал в течение двух дней возбудить уголовное дело. Спустя два дня — 20 апреля следователем Натальей Мироновой действительно было возбуждено уголовное дело, но по ст.165 УК РФ (Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием), а не по ст.159 ч.3 УК РФ («Мошенничество»), чего требовали предприниматели.

Спустя еще четыре дня пришел очередной отказ — заместитель прокурора Орджоникидзевского района Андрей Зубков отказал в возбуждении уголовного дела по ст.165 УК РФ, «в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности».

Как поясняет Лилия в письме Шилову, в ходе личного общения Зубков сказал Раису, что сам он в данном материале видит признаки состава преступления, предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ, а не признаки ст.165 УК РФ и в связи с этим он направил данный материал обратно в следствие на проведение дополнительной проверки.

Лилия Бадыгина (из письма Шилову):

— Учитывая вышеизложенное можно предположить, что Юлия Рубан (начальник СО Орджоникидзевского района — Properm.ru) не выполняет ваши указания и умышленно затягивает возбуждение уголовного дела по ч.3 ст.159 УК РФ. Прошу вас принять соответствующие меры и самым пристальным и строгим образом проконтролировать с Вашей стороны возбуждение уголовного дела по ч.3 ст.159 УК РФ.

Неожиданно для Раиса с Лилией 10 мая следователем Натальей Мироновой было возбуждено дело по ч.3 ст. 159 УК РФ. «Мы недолго радовались. На следующий день Зубков опять отказал в возбуждении дела», — объясняет Раис. Прокурор сослался на мировое соглашение, которое было привязано к определению суда.

Напомним, по мировому соглашению Раис признавал долг перед банком в размере 1,3 млн рублей, и тот документ по факту не относится к требованиям истцов сегодня. Материалы проверки были отправлены обратно в полицию, чтобы там допросили двух свидетелей. Каких? Не знает никто. Раис признается, что не получал в последние годы документы по делу, а все имеющиеся сегодня бумаги получает через Шилова. «Даже если мне отправляют ответ — он месячной давности. В органах уже опять в футбол играют, а мы в абсолютном неведении», — признается мужчина.

Параллельно 21 мая Лилии пришел ответ на запрос о проверке законности действий сотрудников при расследовании КУСП от 27 сентября 2013 года. Врио первого заместителя начальника Сергей Степонайтес отметил, что в действиях Рубан умышленного затягивания возбуждения уголовного дела не допущено.

26 мая Раис еще раз рассказал свою историю, но на этот раз главному инспектору МВД России Виталию Розанову. В своем заявлении Раис просил наказать виновных лиц в затягивании возбуждения уголовного дела и разобраться в их профессиональной пригодности.

13 июля Раису вновь отказали в возбуждении уголовного дела. Прокурор Владимир Волков объяснил, что в ведомстве не могут посчитать стоимость автомобиля на 2011 года, когда по мнению Раиса, произошло мошенничество, а значит не могут вести дело по статье мошенничество.

«Мне говорят, что я должен был провести свою оценку автомобиля, но даже проверки Митюхина быть не должно. Сейчас дело вновь остановилось, поскольку ущерб установить невозможно, — недоумевает Раис. — Скоро у меня состоится встреча с новым прокурором Пермского края Андреем Юшмановым и уполномоченным по правам человека Павлом Миковым. Посмотрим, что скажут они».


Оцените материал