Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
75407 +475
Выздоровели
66639 +420
Умерли
4573 +26
Properm.ru
Пермячка, покорившая Америку смертельным номером: «Если люди боятся, значит, мы делаем работу правильно» В прошлый понедельник в Америке состоялся полуфинал самого популярного шоу в мире America's Got Talent. Новый сезон отличается от других - здесь только лучшие артисты со всего мира - чемпионы. Одним из участников стал дуэт Deadly Games, в котором выступает пермячка Анна Саранина. В интервью Properm.ru Анна рассказала о важности доверия, самом страшном номере и конкуренции среди артистов. Но сначала посмотрите тот самый номер.

Пермячка, покорившая Америку смертельным номером: «Если люди боятся, значит, мы делаем работу правильно»

21 января 2019, 08:01
интервью

Пермячка, покорившая Америку смертельным номером: «Если люди боятся, значит, мы делаем работу правильно»
В прошлый понедельник в Америке состоялся полуфинал самого популярного шоу в мире America's Got Talent. Новый сезон отличается от других - здесь только лучшие артисты со всего мира - чемпионы. Одним из участников стал дуэт Deadly Games, в котором выступает пермячка Анна Саранина. В интервью Properm.ru Анна рассказала о важности доверия, самом страшном номере и конкуренции среди артистов.

Но сначала посмотрите тот самый номер.

— Анна, расскажите свою историю. Чем занимались в начале своей карьеры?

— Я родилась в Перми, и с детства меня притягивала сцена. Мама меня отдала в студию «Фуэте», где я танцевала много лет. Затем поступила в наш институт культуры. Я всегда понимала, что останавливаться на этом не хочу, хочу быть на сцене. Поэтому в 2006 году улетела в Германию.

Тогда еще жив был Олег Попов (легендарный цирковой артист, режиссер представлений Properm.ru) — в Германии у него был свой цирк. Он меня взял к себе работать и следующие два года я выступала в Magiс Show. Там меня заметили продюсеры, которые сказали: «О, ты великолепна на сцене, подача отличная». В Германии я познакомилась со своим будущим мужем и вместе мы проработали там до 2011 года.

Чуть раньше, в 2009 году, мы поняли, что нам хочется бОльшего экстрима, какой-то неординарности. Тогда мы начали с ним думать, что бы нам такое интересненькое придумать. Он предложил: «О, я в детстве бросал ножи! Давай что-нибудь из этого…». Так как я из театра, то ответила: «Давай мы сделаем микс из циркового, театрального и танцевального искусства. У нас получится интересный продукт». Так мы начали репетировать, на это у нас ушло два года.

— Страшно было в первый раз?

— Он сказал: «Ай, давай вставай сразу же», я говорю: «Нет. Давай, если ты попадешь в метку 100 раз нон-стоп, тогда я встану, тогда я буду знать, на что ты вообще способен. Может, ты раз-два и меня убьешь». Так что сначала я отказала.

— А потом доверие пришло?

— Да. В один момент он кинул 100 раз в одну и ту же точку, и я говорю: «Ну, все, начинаем работать».

Мы тогда жили в Австралии и нас заметил Франко Драгоно — основатель цирка Дю Солей. Сейчас он ушел из цирка, но ставит свои шоу. Например, у Филиппа Киркорова два года назад. Также у него шоу в Дубае. Тогда он нас пригласил в одно из его шоу в Макао. В 2016 году нас заметили и пригласили на America's Got Talent.

Мы не ожидали, что вообще пройдем далеко, но заняли 15 место примерно из 600 артистов. А в этом году они решили сделать новое шоу: America's Got Talent: The Champions. Отобрали 50 самых лучших номеров со всего мира. И мы попали в финал, который будет через три недели.

Чтобы продолжить чтение статьи нажмите «Читать далее».

— Как отреагировали родители и близкие на то, что в вас начали кидать ножи?

— Знаете, когда мама в первый раз спросила: «Чем ты вообще сейчас занимаешься?», я говорю: «Мам, хочется какого-то экстрима, адреналина постоянно». Не знаю, почему но она так спокойно к этому отнеслась. Я думала, что она будет, как все родители, выговаривать детям. Потому что очень много раз ножи прилетали и в руку, и в ногу, и даже в лицо — у меня шрам на носу есть.

Но они смотрят, видят картинку, и удивляются, как это получается: опасно и красиво одновременно. Они восхищаются!

— После травм не страшно вставать и снова начинать подготовку к шоу?

— Нет. Наоборот. У меня такая позиция: без разницы, что происходит на сцене — шоу должно продолжаться. Получила травму — хочется быстрее вернуться на сцену. Аплодисменты, свет прожекторов — это до такой степени придает тебе сил и уверенности.

В течение 13 лет было очень много операций. На ноге две в прошлом году, на спине (на позвоночнике). И каждый раз ты лежишь, понимаешь, что тебе надо время, чтобы восстановиться, прийти в себя. Даже в прошлом году у меня были травмы на стопе, но я все равно встала и вернулась на сцену.

— Вами движет чувство адреналина, а как же ваш муж. Ведь ответственность на нем всегда очень высокая. Он не боится после травм метать ножи?

— Вы знаете, он всегда говорит: «Ань, давай этот трюк все — мы его убираем». А я его постоянно подстегиваю: «Нет, мы должны улучшить свой номер».

В мире очень много похожих номеров: трюки одинаковые, костюмы. Насчет костюмов могу сказать, что все придумываю сама. Не знаю, есть у меня такой талант… Почему мы отличаемся от всех? Артистизм! И мы всегда что-нибудь придумываем новое.

Ножи могут поранить, да, это больно, но не убить. А арбалет может, причем моментально. Сейчас мы репетируем номер с арбалетом, там будет очень опасно, и я реально рискую своей жизнью для того, чтобы, так скажем, повеселить публику. Это огромный риск. Мой муж очень спокойно к этому относится, но его начинает трясти после шоу.

У Альфредо вся семья цирковая, и все работают в цирке Дю Солей. Два года назад его сестра упала с огромной высоты. Была в коме очень долго, пережила много операций, до сих пор в коляске — у нее вся левая сторона парализована. Мы понимаем, что рискуем каждый день. Мой муж не рискует, но я рискую своим телом, своим здоровьем. Для чего? Чтобы люди пришли, и… Но это шоу, понимаете. Если ты будешь бояться, то всегда что-нибудь произойдет. Надо наоборот расслабиться, и наслаждаться этим моментом.

— Сколько вы получаете за выступление?

— Везде по-разному. В Америке — одна цена, за границей, где-нибудь в Австралии, в Европе — другая. Зависит от времени и опасности трюков. От 2 тыс. до 20 тыс. долларов.

— Ваш муж видит какие-то русские черты характера в вас?

— Вообще все удивляются, потому что я не похожа на русскую. Начинают со мной говорить либо на испанском языке, либо на португальском. Я говорю: «Простите, я вас не понимаю», они говорят: «Как ты не понимаешь меня?», я говорю: «Я из России», они говорят: «Как?». Потому что у меня кожа темная, волосы темные, поэтому как будто я больше латиноамериканка.

— Вас это не обижает?

— Честно? Нет. Наоборот, мне кажется, это очень хороший комплимент.

— Что другие артисты говорят о ваших выступлениях?

— Сейчас шоу America's Got Talent считается самым популярным в мире . В понедельник только в Америке шоу смотрели 90 млн человек, это не считая ютуба, Instagram и так далее. И я очень благодарна судьбе, что мне дали сейчас второй шанс просто быть на сцене этого шоу, быть его частичкой.

Все говорят: «Как можно такое вообще сделать? Получается, ты рискуешь своей жизнью каждый раз, когда выходишь на сцену. Это же надо так верить и доверять человеку, своему партнеру по сцене». Мне предлагали быть партнером у другого метателя я отказалась. Только со своим мужем, потому что по-другому никак, потому что доверие на первом месте.

— Номер с арбалетом. Кому пришла идея перейти от самостоятельного метания и довериться автоматике?

— Еще в Австралии мы хотели сделать именно номер с арбалетом. Но в Австралии арбалет на сцене запрещен. Когда мы стали участвовать в America's Got Talent в 2016 году мы вспомнили про арбалет.

— Это самый опасный номер, который вы делали?

— Да.

— Чувствуете, что есть еще что-то более опасное, что вы можете представить?

- Мне кажется, нет. У меня было очень много снов: он стреляет, я вижу стрела идет и все, темнота. Каждый раз, когда я выхожу на сцену и мы отрабатываем арбалет, мне надо пересилить себя, сказать: «Аня, все будет хорошо, не переживай». Конечно, мы проверяем все стрелы, арбалет каждый раз проверяем. Но ты никогда не знаешь, когда будет твой последний раз.

— Сколько раз вам пришлось пережить этот страх с арбалетом?

- Очень много. Вначале муж репетирует с куклой. Но это одни ощущения, а когда уже человек стоит — это совершенно по-другому. Это ответственность, конечно, уже большая, тем более жена стоит, тем более у нас ребенок…

— Не мешает ли вам публика? Они кричат, они боятся, они закрывают лицо. Хайди Клум, все члены жюри боятся!

— Я наоборот удивляюсь, думаю: «Нет, это же все очень легко, ребята, смотрите в этом же смысл». Для меня все естественно, потому что делала это тысячу раз. Последние годы мы просто наслаждаемся. Мой муж не видит реакцию, потому что он стоит спиной к зрителю, а я-то это все вижу, и это до такой степени приятно смотреть, потому что, если люди боятся, значит, мы делаем работу правильно .

— Получается, в вашей работе страх — это главный критерий.

— Да. Но, с другой стороны, зачем закрывать глаза? (смеется) Лучше смотреть!

— Вы планируете своего ребенка отдать в какую-то театральную деятельность, или пусть сама выбирает?

— Раньше она очень хотела делать какой-нибудь воздушный номер, но после того, как произошел инцидент с сестрой Альфредо, сказали: «Все, цирковых артистов нам достаточно». Сейчас она занимается балетом, художественной гимнастикой, вокалом, фигурным катанием. И она еще просит: «Мама, я хочу еще на тхеквондо, отведи меня». Очень многие мне говорят «Ой, у ребенка нет свободного времени».

Понимаете, когда я была маленькой, у меня не было свободного времени, у меня весь день был расписан. Она тоже знает, что после садика, после образовательного городка у нее занятия, дополнительные уроки и так далее. Это очень хорошо организует ребенка. Посмотрим, может, она будет артисткой, это будет уже зависеть от нее, главное — дать основу, а потом она будет сама решать, нравится ей это или нет.

— Анна, как долго вы еще планируете заниматься этим?

— Я думаю, что не много. Рисковать всю жизнь я тоже не могу, тем более у меня ребенок. У нас были такие моменты, что и в больницу увозили после шоу. Ребенок видит, что мама рискует своей жизнью.

— Вы сейчас общаетесь со многими звездами. Это уже привычный ритм жизни, или вас все равно удивляет, что к вам такой повышенный интерес?

— Раньше да, меня удивляло. А сейчас… Даже сегодня я шла по Аллее звезд со своим другом и говорю: «Представляешь, сколько людей хотят быть здесь». Я просто гуляю, для меня это естественно, и мы поняли, что я очень благодарна судьбе за то, что я сейчас живу здесь.

Когда были на телевидении, Хайди Клум подошла и поблагодарила, за номер и Мел Би. Все восхищаются нашим выступлением, это очень приятно. Пару лет назад приходила смотреть шоу Анджелина Джоли, и она тоже самое: «О, как вы великолепны». Приходил Рассел Кроу восхищался: «Как это вы так можете?!» Это очень приятно. Но потом, когда ты стоишь с ними общаешься, и понимаешь, что они такие же люди, как и все. Они находятся у тебя на глазах. Они же публичные люди, вся их жизнь напоказ, а наша нет.

— Ваши родители по-прежнему живут в Перми?

— Да. Родители, мой брат, вся моя семья, все живут в Перми. Все восхищаются.

— Вы недавно были на родине. Приезжали с мужем?

— Нет. Муж как раз работал, я приезжала одна.

— Он работал или тренировался?

— Нет, он работал. У нас есть замена. Потому что у меня ребенок, у меня другая еще работа, я сейчас выхожу, только если это необходимо.

— Не ревнуете ко второй девушке, что она может заменить вас полностью?

— Нет, абсолютно нет. Я спокойно к этому отношусь.

— Как вы себя настраиваете выступление, что вы себе говорите?

— Честно? Я молилась богу, чтобы меня оставил в живых, чтобы все получилось, чтобы не травмироваться, чтобы все гладко было, потому что никогда не знаешь, что произойдет. После выступления я выхожу и благодарю бога, что все обошлось без запинок.


Оцените материал