Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
137998 +691
Умерли
7959 +24
Привито V2
790354 +6653
Вакцинация спасает жизни
Properm.ru
«Школа — это не камера хранения». Большое интервью с министром образования Прикамья Раисой Кассиной 1 сентября 2021 года школы Пермского края набрали 37,5 тыс. первоклассников. Второй «ковидный» учебный год начался с очных радостных встреч. О том, каким будет этот год, и какие изменения в пермском образовании произошли и происходят, журналисту Properm.ru Татьяне Зыряновой рассказала министр образования Пермского края Раиса Кассина.

«Школа — это не камера хранения». Большое интервью с министром образования Прикамья Раисой Кассиной

8 сентября 2021, 07:30
интервью

«Школа — это не камера хранения». Большое интервью с министром образования Прикамья Раисой Кассиной
Фото: Ирина Молокотина для Properm.ru
1 сентября 2021 года школы Пермского края набрали 37,5 тыс. первоклассников. Второй «ковидный» учебный год начался с очных радостных встреч. О том, каким будет этот год, и какие изменения в пермском образовании произошли и происходят, журналисту Properm.ru Татьяне Зыряновой рассказала министр образования Пермского края Раиса Кассина.

«Всего достаточно в детском саду»

— Раиса Алексеевна, наверное, удивлю, но начну не с ковида. Не первый раз мы поднимаем эту тему, и в прошлом году тоже спрашивали. О поступлении в 1 класс, о статусных, так называемых элитных школах. Вы всегда придерживались политики обучения по месту жительства, были против экзаменов в первые классы и связанных с поступлением каких-то коррупционных проявлений, слухов. По нашим данным, количество заявлений в воскресные школы элитных гимназий сократилось. Родители не видят смысла платить, если всё равно возьмут только по месту жительства. Политика министерства дает о себе знать?

— Я была одним из первых организаторов воскресной школы когда-то в 1990-м году. Привезла интересную методику из Санкт-Петербурга. Мы открылись, если не первые, то одни из первых. Тогда мы открывались совсем не для того, чтобы потом эти дети шли к нам в школу. Мы принимали детей со всего города. Речь шла об уникальных технологиях, которые способствовали максимальному развитию детей. Воскресная школа не использовалась как сито для отбора. И не должна, на мой взгляд.

Сейчас, я уверена, для подготовки к школе всего достаточно в детском саду. Если дети посещают детский сад, тем более сейчас уже с годика посещают, то надо ли еще что-то развивать? Вряд ли. Если только нет специальных задач. Например, у ребенка выражены творческие способности (художественные, музыкальные, танцевальные, театральные). Их лучше развивать с раннего возраста.

Обучение чтению, письму, каллиграфии — это не то, что надо, я не за такие воскресные школы. Я за то, чтобы в субботу, воскресенье отдыхать на природе, посещать театры, цирки, гулять по улицам, проводить время с родителями. Когда не все дети шли в детский сад, наверное, это было крайне востребовано. Сейчас у нас все дети в садах, и хорошие воспитатели, которые все делают, что положено для подготовки к школе.

Дети в начальной школе должны учиться рядом с домом. Я все время об этом говорила. На мой взгляд, все должно быть устроено очень просто: до 5 класса никаких замеров, никаких предпочтений одним детям других, за исключением творческих способностей. Те же музыкальные способности видны практически сразу, их надо развивать рано. Для этого есть музыкальные школы.

А в обычных общеобразовательных школах специализация, дифференциация должна начинаться с 5 класса, еще лучше с 7 класса. Я против ранней профилизации. Я всем рассказываю историю, как пришла мама, она просила, чтобы я помогла устроить ребенка в 1 класс физико-математической школы, лозунг был такой: «Мой сын всю жизнь мечтал быть программистом». Ребенок, конечно, не знал, что такое программист вообще, чем он занимается, это были мамины амбиции, которая тоже очень плохо знала, что такое программист. Я против этого.

— Пока немного школ, которые с 5 или 7 класса набирают профильные классы…

— Вроде, у нас получается выстраивать эту систему. В 5 классе можно набрать совершенно спокойно 1–2 профильных класса. Причем это будут удивительно готовые для такого обучения дети, которые и могут, и, главное, хотят, чувствуют потребность в именно этом направлении.
Таких возможностей должно быть много. И если в 5 классе не смог поступить, готовься, в 7 классе, в 8-ом, в 10-ом можно сделать донабор. Донаборы должны быть не случайными, нужно установить этот как стратегию, чтобы все родители знали, что у него такой-то шанс отвести ребенка в такую-то школу тогда-то, в такую-то тогда-то.

Почему нам сложно выстроить эту систему? Потому что родители хотят отдать в школу ребенка, а дальше среда воспитает. Почему-то считают, что для этого нужна не просто школа, где будет хорошее образование, а какая-то элитная спецподготовка.

На самом деле начальные школы везде похожи друг на друга, и никакой специализации, кроме творческой, не требуют.

Что такое элитная школа?

— Я правильно понимаю, что все это можно осуществить в рамках существующих школ. Не требуется создание отдельных учреждений?

— Абсолютно нет. По закону каждая школа может осуществлять любую подготовку. Элитные школы завоевали себе имя, но сделать такую школу может любая команда. Например, 59 школа получила новое здание, выработала концепцию, на новые условия с удовольствием пошли грамотные специалисты, школа сразу в рейтинге сильно поднялась. Как и 42 школа. 93-я школа («Фотоника») выстроила тесную связь с Пермской научно-производственной приборостроительной компанией, и сейчас считается элитной. Элитная — это не про то, что кого-то отобрали и не про нагрузку сверх нормы. Это углубление в предмет с помощью методик и технологий такое, что ребята потрясающе профориентационно будут готовы.
Я за такие школы, которые точно нашли свою направленность и получили поддержку от детей и родителей.

— Изжили ли себя статусные школы?
— Я не думаю, что они себя изжили совсем, потому что крепкая слава у этих школ, у них сильные учителя, они оттуда не уходят. Хорошее оборудование, которое за годы скопилось. Традиции сильнейшие. Я всегда рассказываю, когда у одного из руководителей французских колледжей спросили: «У нас в школе все дети бегают, у вас ходят», он ответил: «Потому что у нас 300 лет ходят». Так и в этих статусных школах сложилась некая среда, которая является, кроме того, что обучающей, еще и воспитывающей. Например, в этих школах модно хорошо учиться. Во многих школах на отличника смотрят по-другому.

Но им тоже надо перестраиваться, иначе они не успеют за теми школами, которые сейчас быстрыми темпами нарабатывают себе имя, разрабатывают дополнительные курсы, приглашают хороших преподавателей, имеют связи с московскими подобными школами, лицеями. Эти новые школы готовы предложить дистант ребенку, и не потому что ковид, а потому что на дистанте он может достичь большего. Настолько сейчас разнообразным может быть обучение, что новые школы делают более быстрые движения, чем те школы, которые устоялись, которые мы называем элитными.

— А как перестраиваться статусным школам?

— Согласитесь, что, например, школа с углубленным изучением иностранных языков не может специализироваться только на нем. Если это углубление только такое? Что, вся школа будет поступать только на переводчиков? Понятно, что их столько не надо. Иностранный язык становится базовым, он нужен для любых специалистов. Чем лучше иностранный язык будет развиваться в обычных школах, а это будет происходить и происходит, тем меньше будет потребность в таких, только языковых школах.

Я за многопрофильность. Можно сделать классы разной направленности. Мы же не приобретаем кабинеты физики только для образовательных учреждений с углубленным изучением физики. Мы приобретаем их для всех школ. Думаю, что школа по месту жительства должна предоставлять больше возможностей для развития детей. Это процесс не очень быстрый, потому что не везде есть учителя такого высокого уровня, чтобы детям можно было предложить сильную физику, сильную биологию, сильное творчество, но постепенно это будет — я уверена.

— Меж тем на Комсомольском проспекте на домах появляются объявления: «Куплю в вашем доме регистрацию, чтобы устроить ребенка в 1 класс».

— Я даже делать вид не буду, что мы про это не знаем. Я считаю, что правоохранительные органы должны реагировать на такие случаи, активно их выявлять. Если он прописан, не проживает — это легко выясняется — должна быть ответственность. Мне это очень не нравится.

Ну неужели удобно возить ребенка через весь город в школу? Это же такое же образование, особенно в начальной школе. Там все зависит от конкретного учителя, который дает это образование. Оно и в обычных школах ничуть не хуже, чем в элитных школах, но родители боятся, что потом не будет этого шанса.
У меня оба сына поменяли школу: один после 7 класса, другой после 9 класса, когда они определились со своей будущей направленностью. До этого они учились в общеобразовательной школе. Для меня это было правильно. Я до сих пор считаю, что это правильно. Нужно учиться по месту жительства.

«Придут хорошие учителя»

— А что можно предложить учителям, как их стимулировать, кроме как финансово?

— Меняется поколение студентов и выпускников педагогических вузов. В 1990-е годы мало было тех, кто поступил туда по призванию, шли по остаточному принципу. Сейчас нет. Сейчас меняется настроение по поводу получения педагогического образования. Педагог может стать менеджером, а менеджер никогда не станет педагогом. Нужно сначала получить классическую специальность, которая обеспечит нормальную жизнь. Сейчас подают заявления, потому что педагогами хотят быть, понимают, что это их дело, их будущее. Это первое.
Второе. Стабильная зарплата, стабильная работа. Ты живешь в среде, которая управляется извне, твоя жизнь построена. Для многих людей это проще, чем все выстраивать самому. Педагоги на селе — это главные люди. У нас педагоги массово становятся депутатами, потому что люди им верят. Педагогическая профессия позволяет прожить нормальную человеческую красивую жизнь.

В школу уже приходят люди, которые любят детей, которые хотят с ними заниматься, которым нравится общаться с ними, ходить в походы — это их жизнь.

Я прихожу к студентам-выпускникам педагогического университета, мы с ними беседуем о том, хотят ли они пойти в школу, чего у нас не хватает, что мешает им принять такое решение. Мы стараемся встречаться постоянно. У меня был проект «Напиши письмо министру», где они предлагали всякие замечания, предложения. Там редко встречалось слово «деньги». Мальчишки, да. Я их понимаю. Я всегда говорю, что я бы парням платила больше. Они воспитывают детей уже просто тем, что ходят по коридору.

Студенты хорошие, работа в школе становится престижной, стабильной, надежной. Все хорошо у нас будет в этом плане, придут хорошие учителя.

«К дистанту готовы, но его не ждём»

— Придут, а тут ковид. Перейдут ли школы на дистант в этом году?

— Конечно, нет. Не могу понять, откуда такой вопрос. Мы ни разу нигде даже не говорили такого. Готовимся к очному обучению. Образование другим и не может быть, должно быть очным. К дистанту мы теперь готовы полностью, приобрели огромное количество техники, в школах — хороший интернет, покупаем готовый контент у лучших, с точки зрения методистов, поставщиков.

— Что за контент?

— Учебые материалы, которые можно использовать для работы. Хорошо подготовить каждый дистанционный урок — это просто никакого времени не хватит. Мы закупаем готовый контент, его можно использовать и на обычных уроках, и на дистанционных. Очень хорошие задания. У нас теперь в рамках нацпроекта «Образование» работает общая федеральная платформа «Сферум». Раньше занимались в «Зуме», на других платформах, в том числе иностранных. Сейчас российская платформа позволяет любое количество подключений, очень устойчивая система, наша российская, нам ее передают бесплатно, так как мы являемся пилотной территорией.

В случае чего к дистанционному обучению мы готовы, тем более, что для этого ничего специально делать не надо.

— Во сколько школам обошелся ковид? Выполнения Роспотребнадзора стоили денег.

— Это невозможно посчитать, поскольку дети не ходили на уроки в прошлом году апрель, май, октябрь, ноябрь, декабрь. Соответственно, сэкономлены были деньги, которые обычно направлялись на хозяйственные нужды в школах. Не тратилась вода, электроэнергия. Эти деньги пошли на санитайзеры, рециркуляторы, маски, расходные материалы для обработки. Кроме того, дополнительно направлено 320 млн рублей на создание санитарных условий. Средств достаточно.

— А на оборудование, которое потребовалось для организации дистанта: ноутбуки, еще что-то?

— В прошлом году для 101 школы приобрели компьютеры, в этом году ещё 164 школы получили их. . Закупка проходила в рамках нацпроекта. На следующий год доукомплектуем оставшиеся. Кроме того, у нас региональные деньги есть, докупали на них, чтобы не только эти школы, но и все остальные оснастить, не из-за ковида покупали, а потому что создаем цифровую образовательную среду для работы в школе. Она сейчас в полной мере используется.

— Как школы пережили 2020 ковидный год? Как часто классы закрывали на карантины?

— Точно не можем сказать, потому что на карантин закрывают классы, даже если ребенок ушел не по ковиду, если 10% с ОРВИ ушли. Как правило, это ненадолго, тут же всех присоединяют к дистанционному обучению. В самый пик заболеваемости было закрыто 260 классов. Это в октябре-ноябре.

— Повлиял ли как-то ковид на статистику успеваемости в 2020 году? Говорят, отличников и стобальников больше стало. Или это просто шутки?

— Одним из критериев оценки качества образования, конечно, выступают результаты ЕГЭ. В этом году средние тестовые баллы по предметам в регионе выше всероссийских показателей. Например, средний балл по профильной математике в крае выше среднего по России почти на 7 баллов, по географии — на 9 баллов, по химии — на 5 баллов. Если говорить о стобалльниках, таких 113 человек, среди них три мульти-стобалльника. Это Илья Холкин и Мария Макеева из лицея №10, а также Олег Одинцов из школы 146-й школы. У нас выросло количество высокобалльных работ (от 81–100 баллов) — всего их 7,5 тыс., в прошлом было 6,3 тыс.

— Сколько учителей поставили прививки?

— Сейчас 70% привиты от тех, кто должен привиться. Я считаю, что все, кто могут быть привиты, за исключением больных и тяжело переболевших, должны быть привиты. Я думаю, что педагоги — это особые люди, они ответственны не только за себя, но и за детей. Прошу убедительно, чтобы педагоги записывались на прививку, ставили её.

— Никто не отказывался: я не буду прививаться, лучше уйду?

— Такие слухи ходят. Никого не заставляют, это зона ответственности каждого педагога. Он будет допущен к работе, будет работать, но мы же понимаем, что он несет потенциальную опасность. Никто не будет требовать обязательной вакцинации, равно как и по студентам. Но надо сделать самому единственно правильный выбор.

Я совершенно уверена, что у нас учителя сознательные люди. Я помню себя учителем: какое там болеть? Ты же пропустишь уроки, ты же не успеешь выдать программу. Дети чего-то не будут знать, не покажут на ЕГЭ результат. Я уверена, что наши учителя все будут привиты.

«Многие школы хотят в край»

— По поводу конкретных школ. 146 школа, пока никто не понял, что там происходит, почему они не выполнили требования «Рособрнадзора», уволился директор, который вроде успешным был директором, вернулся старый, увольняются учителя. Что происходит? Все родители встревожены.

— Что происходит внутри — это трудно разобраться, это не наш уровень вопросов. У них есть учредитель, который с этим разбирается, постоянно на связи. Ко мне приходят родители, бывшие ученики, поэтому я ситуацию знаю. Там, действительно, есть определенный кризис власти. Очевидно, департамент, думаю, не без основания, решил, что школа может гораздо больше, ведь для неё создан режим благоприятствования. Само по себе здание школы старое, что не позволяет создать возможные комфортные условия для получения образования. Поэтому принято решение строить новую школу.

— На Уральской? То самое старое здание?

— Откуда пошли слухи, что мы хотим в старое здание, не знаю, это дикость. Мы же не враги нашим детям и учителям. Место выбрано рядом с центром, Уральская, 110. Здание будет полностью снесено, фундамент тоже, на этом месте будет построена новая школа. Приступаем к изысканиям, после к проектно-сметной документации, и будет построена новое здание для 146 школы, где будут суперсовременные кабинеты физики, химики, биологии — то, что им надо, с хорошим спортзалом, площадкой. Это будет хорошая школа в хорошем месте с хорошей развязкой.

— А по срокам, когда эти этапы будут реализованы?

— Много от чего зависит, в частности, сколько мы получим денег из бюджета на строительство других школ. Но школа на Уральской, 110 — это приоритет, обозначенный губернатором.

— Школа останется муниципальной, будет иметь право принимать детей со всего города, не из края?

— Мы решим этот вопрос. Конечно, поступить в эту школу хотят дети и из других территорий. У нас закончено строительство нового общежития для студентов, получающих среднее профессиональное образование в техникуме на Вышке-2. Замечательное общежитие получается. Надеюсь, в октябре дети смогут туда переезжать. Мы готовы были бы 1 этаж отдать под учеников 146 школы, в будущем это можно сделать, но я за то, чтобы дети все-таки учились рядом с домом, жили с родителями, в семье. Это правильно. Нельзя рано изымать детей даже ради высококачественного обучения.

— Вообще это планы, которые не могут не нравиться. Новое здание 146 школы, «Сириус» на комплексе ПНИПУ, несмотря на то, что сосны вырубили, всем их очень жаль, но все равно сам по себе проект хороший. Вот только пермский «Сириус» будет очень дорогой, насколько я поняла, готов ли край его содержать?

— Нашему краю это под силу. У нас огромные возможности. Даже такой вопрос не вставал, делать или нет. Все регионы пошли по пути приспособления действующих зданий, в том числе заброшенных. Мы строим новое. Потому что губернатор ставит четкую задачу в сфере развития образования, в том числе и дополнительного. все дети должны быть обеспечены равными возможностями. Современный мир требует не просто обучения по общим образовательным программам, он требует еще и специализации. Поэтому отдельное просторное помещение Академии первых позволит нам осуществлять несколько заездов ребят со всего края.
Главное построить.

Это недешево, но там должно быть все для раскрытия способностей детей, для их продвижения, их личностного роста. Внутреннее пространство мы продумали очень качественно. У нас замечательное здание будет. Да, дорого, но это же для наших детей. Там будет общежитие, потому что дети приезжают на 3 недели. Там будут проживать и дети из города, потому что там очень много вечерних занятий. Пока у нас все получается. Предусмотрели абсолютно все, чтобы как можно больше детей принимать

— Дальнейшее содержание будет на крае?

— Да, это краевое учреждение, которое и сейчас работает за бюджетные деньги. Минобразования поддерживает «Кванториум», ИТ-Куб и «Академию первых», которая переедет в новое здание на комплексе ПНИПУ, а пока будет размещаться в здании новой школы на территории ЖК «Арсенал».

— Это первое подобное масштабное краевое учреждение?

— Не считая техникумов. Например, мы строим новые здание для авиационного техникума, проводим реконструкцию Славяновского училища, завершили строительство мастерских для строительного колледжа, в Лысьве совсем скоро также появятся новые мастерские для студентов.
Школы строим за счет федерального и регионального бюджетов. Ту же гимназию №17 будем строить с помощью федерального бюджета. Она муниципальная, но федеральный и региональный бюджеты участвуют в большей доле в строительстве. Речь о том, брать или не брать ее на региональный уровень пока не идет…

— Такой вариант возможен?

— Теоретически да. Но мы не хотели бы делать это массовым явлением. Одно дело Калининград, где очень компактно все расположены, конечно, их можно взять, и их мало, очень мало. Или республика Алтай, что же не взять. Там школ всех с десяток. У нас взять все школы неправильно, а пытаться отобрать отдельные школы, делать их по-своему элитными, нет смысла.

— По поводу музыкальной школы. Насколько она повлияет на районные музыкальные школы, не уменьшится ли туда поток детей и желающих поступить?

— Я сразу проговорю, что это территория министерства культуры, но логику понимаю. Наверное, очень талантливых детей с какого-то момента нужно учить вот так централизованно. Знаете, как в спорте: академия футбола нужна, когда с какого-то момента нужно учить в одном месте, так и здесь — одаренных детей нужно собирать в одном месте. Она будет с общежитием.

— Она будет на балансе министерства культуры?

— Да, все правильно.

— Вы как-то участвуете?

— Мы помогаем им сформировать правильное видение того, как должен быть организован общий образовательный процесс, потому что общее образование они будут получать в полном масштабе. Проводим встречи, об этом разговариваем. Там будут учителя-предметники, конечно же.

Напольные унитазы и печное отопление

— В селах продолжается закрытие школ? Оттуда в последнее время поступает много звонков, жалоб.

— Давайте я скажу свою позицию. Для меня это принципиально важно. У нас нет задачи закрыть школы. Губернатор вообще против закрытия школ. Закрытие школ — крайне редкое явление, и это вынужденная мера. Причин может быть три: когда не стало практически детей, когда некому учить и когда здание в состоянии, когда ремонт уже не спасет. Поэтому закрывают единицы школ, гораздо более эффективно юридически объединять школы.

Например, у Лысьвенской школы сейчас 4 филиала. И теперь впервые в каждой школе есть учитель английского языка, это один и тот же учитель, просто он может работать в разных школах. Так же с физикой или с системным администратором. Где их набрать на каждую деревенскую школу? Сейчас, когда они объединились, он в один день едет в одну школу, в другой день в другую школу, в третий — в третью. Как правило, все учителя являются хорошими специалистами. У нас сразу выросло качество образования в этих школах.

Учителей довозят до места, привозят обратно. Они не устают. У нас были случаи раньше, когда они ночевали на стульях. Сейчас нормально учитель добирается до места учебы детей, ведет с ними уроки, занимается внеклассной работой, едет обратно. Все. Я за это образование. Выросла зарплата, повысилось качество образования. Учителя готовы ездить. Нет проблем вообще.

— А с дорогами не возникает проблем?

— Если нет дороги, мы никуда не повезем. По крайней мере, мы стараемся этого не допускать.

— По поводу Филатовской школы было обращение от родительницы, у детей унитазы типа «дырка в полу», у учителей нормальные…

— Это напольные унитазы, что не запрещено санпинами. Другое дело, что совершенно правильно родители говорят, что сейчас иное время, уже пользоваться таким унитазом становится в диковину. Скоро будут поставлены новые унитазы. У нас в крае, кстати, нет выгребных ям, необустроенных туалетов, хотя в других регионах этого еще много. У нас нет.
Есть старые деревянные здания, да. Поэтому в этому году строим школы и в небольших населенных пунктах, например, Порошево, Канабеки, там единственная школа, где пока есть печное отопление. Не надо путать с отоплением дровами, это нормально, чисто, экологично, дешево. А в Канабеки еще сохранились печки

— Сколько в крае ветхих и старых школ?

— Всего 106 деревянных школ, они не все ветхие. На состояние влияет множество факторов, есть крепкие деревянные школы.

— Сколько школ будут оптимизированы в ближайшие годы? В каких территориях? Сколько построены? Где?

— Оптимизация школ проводится в исключительных случаях. В настоящее время муниципальными образованиями сформированы планы на реорганизацию 20 школ в 2021 — 2022 годах в семи муниципальных образованиях Пермского края — Куединский, Кунгурский муниципальные районы, Юсьвинский, Кочевский округа, Пермский район, Еловский и Октябрьский городской округ.

Строительство новых школ

— Переполнены школы в Перми, учатся в две смены. Но везде висят плакаты, что 20 новых садов и школ будет построено к юбилею города, это о каком периоде идет речь, о каких новых школах?

— Во вторую смену по краю обучается 24,9% от общего количества учеников. Безусловно, проблема переполненности образовательных учреждений в регионе есть, поэтому сейчас идет активная школьная стройка. До 2023 года будет введено 25 школ. Подаем заявки на строительство школ в рамках государственно-частного партнерства. Минпросвещения России одобрило заявки Пермского края на федеральное софинансирование строительства четырех школ, две из которых будут построены в рамках ГЧП. Кроме того, на второй отбор распределения федеральной субсидии допущено семь школ в Перми и Пермском районе. В декабре подаем третью заявку.

— Какие школы самые перегруженные? В Кондратово?

— В Кондратово не самая большая вторая смена, но проблема есть, поэтому предусмотрено строительство новой школы в 2022–2023 годах. В Перми и в Пермском крае есть школы, в которых доля обучающихся во вторую смену составляет 30% и более. В селе Сива 50% учащихся учатся во вторую смену. Это единственная в том кусте школа, в неё приезжают дети из 7 деревень. Замечу, школа новая и построена в 2012 году. На сегодняшний день принято решение о строительстве еще одного корпуса на 300 мест.

В городе Перми наиболее переполнены гимназия № 17, гимназия № 5, школа № 9 (физико-математическая), гимназия № 4. Есть проблемы и в других городах Пермского края: Чайковский, Верещагино, Соликамск, Кунгур, Краснокамск. Острая потребность в школьных мест в Пермском районе. Введены в эксплуатацию школы в Перми, в Сылве, в Березниках, завершаем в этом году строительство школ в Чайковском, Соликамске, Порошево. Планируем раньше срока завершить строительство школы на Юнг Прикамья (Кировский район) и сдать объект до конца года.
С 2015 года в Прикамье открыли 17 новых школ на 9250 учащихся.

ЕГЭ и «утечка мозгов»

— Ощущение, что все устали от ЕГЭ. Стало лучше или хуже в плане количества баллов? Всё также «натаскивают» на тесты или уже ушли от этого?

— Натаскать на тесты сейчас невозможно, поскольку это не тест с готовыми ответами. Это миф из очень далекого прошлого. Сейчас на экзаменах вопросы с открытыми ответами, где ребенок должен высказывать свое мнение и показывать свои знания в свободной форме.


— Есть уверенность, что из Перми «утекают мозги», то есть лучшие ученики поступают в столичные вузы и уезжают. И их ничего не держит здесь, высшее образование, которое можно получить в регионе, их не прельщает. В вузах закрываются направления. Почему пермские школьники хотят уехать поступать в вузы в других городах?

— Миф про то, что все хотят уехать в вуз в другом городе, я не поддерживаю. Например, в 2020 году мы собирали информацию сколько пермских школьников поступают в вузы из списка ТОП-100, куда, кстати, входит и Политех. Получилось, что 2,2 тыс. ребят поступили в наш вуз, еще порядка 70 у.е.хали в Екатеринбург в УРФУ и в Москву в ВШЭ, 46 школьников поступили в Казанский университет. Все места на очные формы обучения в рамках контрольных цифр приема заняты.

Очень много абитуриентов выбирают наши пермские вузы. Мы ведем систематическую работу по привлечению и удержанию кадров здесь, в Пермском крае.

Запустили краевой образовательный межвузовский проект «Открытый университет». Он как раз призван помочь школьникам с самоопределением. Ребята из 10–11 классов поступают в университет, готовятся к ЕГЭ, занимаются с преподавателями наших вузов и уже со школы погружаются в атмосферу пермских университетов. Параллельно их знакомят с возможностями наших предприятий.

Что касается отдельных направлений. В ПГНИУ в этом году открылись 26 новых профилей подготовки в бакалавриате, специалитете и магистратуре. Это медико-биологические науки, психология образования, digital-маркетинг и ещё более двадцати новых программ обучения. Впервые в университете десять новых программ имеют педагогическую направленность.

Фотографии: 1MediaInvest, Ирина Молокотина

Оцените материал
33 11 60