Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

История успеха оханских пацанов, взявших бронзу на чемпионате Европы по футболу среди ПНИ

3 сентября 2017, 20:00
интервью

История успеха оханских пацанов, взявших бронзу на чемпионате Европы по футболу среди ПНИ

Жизнь в психоневрологических интернатах (ПНИ) во всей России одинакова. Сюда попадают в детстве и, в большинстве случаев, остаются навсегда. С Дмитрием Вяткиным мы встретились в стенах, а точнее, на поле интерната. Местный ПНИ по периметру закрыт каменным забором, немного мрачновато, даже в солнечную погоду. Но на территории все по-другому: много ярких цветов, деревьев, лавочки и беседка. Каждый чем-то занимается.

А еще, местная футбольная сборная под руководоством Дмитрия в этом году взяла бронзовые медали Чемпионата Европы по футболу среди интернатов в Польше.

***

— Почему ты решил здесь работать?

— Обычно занимаюсь с местными, оханскими ребятами дзюдо. Первая половина дня у меня свободна, поэтому устроился сюда, чтобы была побольше зарплата, — признается Дмитрий. — На полставки— с утра до обеда. Когда я пришел, в марте этого года, мне сразу поставили задачу подготовить ребят к чемпионату края по футболу. Отчасти повезло, потому что ребята сильно играли.

— Какие были ожидания?

— Думал будет труднее. Оказалось, ребята обычные, просто кто-то не умеет писать, читать или, например, ездить на велосипеде. Нас проинструктировал психиатр: относиться как к работодателю, так и поступал. Я с ними не спорю и не заставляю. Что они хотят, тем и занимаемся. Не давил и со временем они ко мне привыкли, называли по имени-отчеству, хоть и не сразу. Им было не комфортно, потому что они все старше меня.

После первых соревнований стали относится по-другому. Они видели, что я хочу им помочь и сделать жизнь интереснее. На рыбалку вожу, в лес, купаться на речку, на лодке катаемся. Пару раз водил в качалку и в зал борьбы.

— Это уже не похоже на работу.

— Да, не мои прямые обязанности…

На футбольном поле в это время тренируется женская команда. Вместе с ними двое парней.

— У нас проходят соревнования круглый год. Сейчас летний этап — готовимся к турслету.

— Расскажи о футбольной команде.

— Они знали друг о друге, потому что с детства перебираются по интернатам. Где-то жили вместе, потом пять лет не встречались. Самому взрослому около 45 — маленький жилистый, очень активный, но живет не здесь. Мы забираем его из Груней.

У меня все же есть представление о подготовке, несмотря на то, что занимаюсь дзюдо. Тактике мне их не научить, поэтому подходил методически: проводили занятия на выносливость. Половина ребят не умели бегать скрестным шагом — научил. Объяснял пас и командную игру. У нас есть один глухонемой, но пара ребят знают язык жестов. Иногда пишу ему на телефоне. Так и общаемся. Он кстати один из лидеров, его берут в сборную Оханска на турнир в Суксун!

Они фанаты своей игры. Покупают себе хорошие бутсы и мячи.

— В крае много команд из ПНИ?

— Пока я не начал работать, даже не подозревал сколько их. Только наш Дубровский — имеет семь филиалов. В каждом районе края есть.

— Как проходят соревнования?

— Моя задача следить за их физическим состоянием, но я всегда их поддерживаю. Ребята сильно волнуются, при этом они целеустремленные. Если проигрывают — начинают включаться и давить.

— Ссорятся во время игры?

— Постоянно. Обсуждают очень бурно. Если пропустили — вратарь на всех кричит, нападающие на защитников. Но когда игра заканчивается все дружат.

В Лысьве мы выиграли шесть игр из шести и заслужили путевку в Свердловскую область, в Первоуральск. Там собрались команды из Уральского и Сибирского регионов. Мы вновь победили — призом стала поездка в Польшу на Seni — Cup 2017.

Слева направо: Александр Давлетбаев, Ильдар Красильников, Павел калашников, Михаил Нечаев, Антон Зиганшин

— Кто финансирует поездки?

— Министерство соцразвития и спонсоры. Последнего мы искали самостоятельно.

— После чемпионата в Первоуральске, с каким настроем ехали в Польшу?

— Только побеждать, всегда. Для Саши (глухонемого) кроме победы вообще ничего не существует.

— Расскажи о поездке.

— Все впервые летели на самолете. Постоянно фотографировались. Да, что тут объяснять, все любят путешествовать! Однажды, правда, чуть не потерялись, но я не переживаю. У меня нет к ним «особого» отношения. Я даю им принять самостоятельные решения для них это важно, повышает самооценку.

Выяснилось, что несколько лет назад они уже ездили в Польшу, но не все. Они были победителями в самой низшей лиге. Сейчас - в самой сильной и престижной. Это было неофициальное первенство Европы среди ПНИ, более 30 команд участниц — четыре из России. Победитель определялся по наибольшему числу очков за шесть игр. Мы уступили только москвичам и латышам, которые заняли второе и первое места.

— Чего не хватило?

— Москве проиграли по глупости. Они не показывали свою игру на протяжении турнира и ребята думали, что легко их обыграют. Москвичи наоборот понимали, что мы сильные и подошли с настроем. В итоге 2:1 обыграли нас.

— В случае с Москвой, поняли, что недооценили соперника?

— Не сразу, но мы с ними это обсудили и они согласились.

— Чем наградили?

— Кубки памятные награды. Призом была сама поездка. После первого дня соревнований нас водили по экскурсиям, устроили классный пикник.

Везде был хороший сервис. Пошел дождь — всем выдали зонтики, мы их привезли домой. Пекло — крем до и после загара.

В Перми их пригласили на матч «Амкар — Зенит». Перед этим была совместная тренировка: на одном поле. Ну как тренировка, попинали мяч на одном поле с футболистами, они уже довольны.

— После возвращения, как вас встретили? Что изменилось?

— Мы приехали поздно и встречи как таковой не получилось, но на утро все их поздравляли. Трое парней потом играли в составе оханской команды «Атлант» и даже сыгрались. На дне физкультурника был районный турнир по мини-футболу. Мы заняли четвертое место. Даже с теми, кто занял второе место было одинаковое количество очков, но они обошли по разнице забитых и пропущенных.

После соревнований им разрешили выходить за территорию без сопровождения. На поле они играют с местными ребятами.

— Выходя за территорию, они встречаются с плохим отношением со стороны жителей?

— Люди часто негативно воспринимают новое. Раньше здесь был детский дом. Сейчас все думают, что тут психушка, маньяки. Но здесь нет смирительных рубашек и санитаров. Они работают: садят цветы, подметают, ставят заборы. С ними работает аниматор. Приходит девушка и учит танцам. У них есть все — кроме личных денег. Пенсией они могут распоряжаться только через заявление, которое должны одобрить.

Когда они жили в Вознесенске, то ходили на работу, один даже был бригадиром. Кто-то всю жизнь проживет в интернате, кто-то сможет добиться дееспособности.

— А из твоей команды кто-то пытается выйти за забор и начать другую жизнь?

— Не знаю насколько пытаются, но в принципе все могут выйти отсюда. Некоторые добиваются дееспособности, у них даже есть квартира, которая досталась по наследству, найдут работу — дворником, но не знают, что делать с этой жизнью, от этого возникают проблемы.

Здесь за ними ухаживают, прибирают. Они готовы работать (в это время на другом краю поля Саша и Андрей перетаскивают шкафы), но если увидят, что работают только они, могут обидеться: «Почему мы только работаем, а другие сидят на лавке?».

Кстати Андрей круто играет в шашки. Я его еще ни разу не выиграл. Алексей (на траве чеканил мяч) играет в футбол, но с нами в Польшу не ездил, не попал в лимит. Наверно, расстроился.

— Получается не только поправил свое материальное положение, но и сдружился.

— С футболистами особенно. Да и с другими тоже.