Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Москвичам показали итоги развития современного искусства в Перми

18 февраля 2013, 09:30

Москвичам показали итоги развития современного искусства в Перми
Новая выставка Марата Гельмана неосознанно культивирует образ Перми как крайне депрессивного города, в котором преобладающими цветами являются черный и белый, а из окон видна лишь непроглядная тьма.

Выставка «Вектор Перми» открылась на прошлой неделе на территории московского ЦСИ «Винзавод». Организаторы, музей PERMM и проект «Культурный альянс», утверждают: эта экспозиция — отчет о развитии современного искусства в городе за последние несколько лет.

«Вектор Перми» расположился в небольшом помещении павильона «Культурный Альянс. Проект Марата Гельмана». По словам кураторов выставки, здесь москвичи и гости столицы могут увидеть работы «как состоявшихся пермских авторов, так и молодых художников из проекта «Артполитика». Среди имен, наиболее известных в Перми, выделяются Павел Печенкин и Андрей Безукладников. На слуху, безусловно, и проект Sad Faces, автор которого рисует на стенах зданий бесполых плачущих человечков.

Первая работа, на которую я обращаю внимание — несколько обшарпанных деревянных окон, в которых виден лишь непроглядный мрак и кое-где выступают человеческие лица. В одном из них, кажется, угадывается поэт Александр Блок. Смысл работы художников Александра Агафонова и Алексея Гаврилова ясен, кажется, и без описания. Но чтение подписи сеет в моей голове хаос.

Александр Агафонов, Алексей Гаврилов «Lars von Trier Project» «Серия фотографий сделана для проекта Ларса фон Триера «Gesamt», но в него не вошла. Триеровская кривая экзистенциалистских медитаций неизменно выводит всякого в область memento mori. Портреты, лицемерно прикрытые прозрачными (и не очень) средами, неизбежно обречены на растворение. Это memento mori самой фотографии: археологическое созерцание физической смерти медиа…»

Безуспешно пытаясь разглядеть в замутненных окнах «физическую смерть медиа», двигаюсь дальше. В углу слева — работа Павла Рябова, изображающая кипящий чайник, где пар сделан из материала, напоминающего монтажную пену. Потрогать экспонат руками, чтобы подтвердить свою догадку, я не решаюсь — искусство как-никак.

Игорь Рябов, «Пар». «Абсурдная материализация эфемерной структуры. Эфемерная форма, почти не имеющая вещества, непрерывно меняющая свои очертания <…> вдруг застывает, обретает вес, начинает наполняться культурными смыслами, напоминанием, угрозой, странным детским ночным кошмаром».

Вдоль центральной стены видим выполненные мелками рисунки — проект «Непостоянство памяти» Зои Мироновой. Художница поясняет, что рисунок мелом столь же недолговечен, как и наша память. «Со временем она стирает из нашего сознания лица, действия, оставляя лишь смутный образ».

Самая заметная работа выставки — «уличная фреска» от проекта Sad Face — занимает правую стену павильона. К моему разочарованию, вместо родного «плачущего человечка» скрывающий свое лицо автор рисует огромную птицу с оторванной головой — вот где настоящий детский ночной кошмар. Слева от крылатого создания изображена виселица — очередное напоминание о черно-белой Перми. Фигурку граффитчика из скотча сделала для выставки пермячка Марта Пакните, причем одежда скульптуры действительно принадлежит автору «грустных лиц».

Уличная фреска Sad Faces. «Черные человечки оккупировали фасады зданий Перми прошлой зимой и всерьез обеспокоили многих. <…> Это первое вирусное граффити в нашем городе. А здесь он висит на фасаде готовенький — поймай меня, если сможешь».

Обойдя зал по периметру, натыкаемся на работу Петра Стабровского «Свет». Для того, чтобы представить свет как «отдельный самостоятельный объект», автор работы использовал оргстекло.

Павел Рябов, «Свет». «Обычно мы видим свет при взаимодействии с материалами, объектами. При включении фонарика частицы света начинают свой путь, бесконечно отражаясь, складываясь в единый световой пучок».
В результате выставка, рассказывающая об итогах развития современного искусства в Перми, лишь укрепляет в сознании москвичей образ «депрессивной провинции».

По замыслу организаторов, «выставка наглядно демонстрирует, что культура Перми — это столичная культура», но этот тезис, сам по себе спорный, едва ли подтверждается представленными работами. Хотя сам факт того, что пермский — не привозной — совриск дожил до первой самостоятельной столичной выставки, можно считать знаковым.

Выставка «Вектор Перми» будет работать до 10 марта.