Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
3857 +56
Выздоровели
2720 +48
Умерли
129 +4
Properm.ru
Обязательная отработка. Почему Прикамью и Максиму Решетникову не повезло друг с другом В бытность мою преподавателем истории вышла необходимость три года отработать по совместительству в Пермском районе. Раз в неделю я ездил туда на пригородном автобусе и за день вычитывал недельную норму уроков в двух старших классах, по четыре часа в каждом. Программа знакомая, я работал в тех же самых 10-11 классах, школа вполне себе приличная (для конца 90-х годов). В общем все то же самое что и в Перми. То же, да не совсем.

Обязательная отработка. Почему Прикамью и Максиму Решетникову не повезло друг с другом

Обязательная отработка. Почему Прикамью и Максиму Решетникову не повезло друг с другом
Фото: Максим Кимерлинг для Properm.ru
В бытность мою преподавателем истории вышла необходимость три года отработать по совместительству в Пермском районе. Раз в неделю я ездил туда на пригородном автобусе и за день вычитывал недельную норму уроков в двух старших классах, по четыре часа в каждом. Программа знакомая, я работал в тех же самых 10-11 классах, школа вполне себе приличная (для конца 90-х годов). В общем все то же самое что и в Перми. То же, да не совсем.

Всего час на автобусе, но чуть другой менталитет учеников (тогда пригород был практически деревней), другое мышление учителей, медленней темп. Плюс кривое расписание, когда за день нужно разом выдать недельный курс. Ну и главное, молодой преподаватель воспринимал вынужденное совместительство как повинность и ничего не мог с собой поделать. «Раб на галерах» и «как Ганди умер, то и поговорить не с кем» - главные ощущения. Мои интересы находились в другом месте, каждую среду я буквально заставлял себя ехать работать, тогда как в другие дни делал это с удовольствием.

Нет, никто не «халявил». Профессиональный уровень выдерживался от начала до конца, но по результату получалось «так себе», без блеска, хуже, чем на других работах. То что преподаватель временщик понимали и ученики, и коллеги и сам преподаватель. Повинность — главное слово, которое давило и мешало жить. Опыта и советов, чтобы грамотно провернуть ситуацию внутри себя и вокруг себя не было. В итоге, ситуация настолько опостылела мне, что я даже за трудовой книжкой не поехал, когда закончилось время отработки. Настолько же видимо опостылел и школе, потому что про трудовую книжку мне так никто и не напомнил.

Так вот, Максим Решетников был у нас таким же временщиком и работа в Пермском крае была для него такой же повинностью. Решетников плоть от плоти, кровь от крови — «слуга государев», 20 лет на службе. В неписаных правилах российской бюрократии золотыми буквами записано: человек, претендующий на большую федеральную должность, обязан иметь в резюме запись о работе «на земле». То есть, прежде чем перейти в правительство страны Максиму Решетникову предстояла командировка «в территории» на практическую руководящую должность. В играх это называется «обязательный социальный квест». Он мог поехать куда угодно, но место его рождения и время назначения совпали, чиновника отправили к нам. Не повезло. Нам не повезло.

Представьте себе раздирающие Максима Решетникова противоречия. Срок командировки не определен. Он может просидеть в провинции год, пять, десять. А «жизнь проходит мимо, лучшие годы пропадают». Чтобы сократить срок командировки ему нужно из кожи вылезти, но постоянно демонстрировать Москве успехи. Зарабатывать фраги и ачивки, прокачивать скиллы и уровни. Одновременно, поскольку наш чиновник талантливый профессионал, да еще и помнит о малой родине, он реально хочет сделать для региона что-нибудь хорошее, а лучше великое. Заложить основы, начать проекты, которые дадут весомые результаты. Но над всем этим светятся красным цветом слова «повинность» и «временщик».

Соответственно, нужны были эффектные действия, которые производят впечатление на кураторов прямо сейчас. При этом задумки должны быть такими, чтобы в случае реализации оказаться еще и великими. Вот откуда все противоречия в действиях нашего бывшего губернатора. Вот откуда сочетание прожектёрства, стиля «римского императора» с работой «в вечность», кажущихся нам бессмысленными реформ и действий.

Пресс-конференции в инстраграме бессмысленны для реальной работы в регионе? Зато они классно смотрятся в Москве и неважно сколько человек их смотрит в Перми. Досрочная отмена ЕНВД вредит малому бизнесу региона? Зато бюджеты муниципалитетов получат дополнительные деньги, эта реформа отлично смотрится на фоне других губернаторов (мы впереди всей страны). А перемещение бизнеса из Прикамья в Удмуртию не вредит с точки зрения интересов страны, наоборот, улучшает рабочую мобильность и связность экономик регионов. Мы закачиваем в мусорного оператора бюджетные миллиарды? Зато тариф на вывоз мусора низкий, а государственный оператор не рискует обанкротиться. Грохнули «Амкар»? Ну так исполнили пожелание президента о выходе из профессионального спорта, пусть и малость перестарались, зато немедленно компенсировали массовым бегом и получили еще одну галочку в оценочную таблицу.

То же самое и с проектами пермских строек. Театр? Во-первых должно быть эффектно, а так же с учетом федеральных связей и интересов. Пространство на Шпагина? Еще эффектней, еще столичней, чтобы даже идеи Собянина «пересобянить». Пермь-Сити, автобусно-железнодорожный вокзал и тому подобное - блеск, лазеры, фейерверки. Ну и конечно, поистине вулканический с точки зрения эффектности снос железной дороги с глобальным перепрофилированием сразу всей береговой линии города. Ребята, настоящее губернаторское шоу начинается от 10 млрд, запомните.

Сам ли Максим Решетников расставлял приоритеты или его советник Леонид Давыдов, но результат достигнут. То что мы здесь в Перми считали вредным, не нужным, не важным на федеральном уровне оценили совсем по-другому. Думается отдельно оценили жесткость, способность продавливать собственные решения, не отступать от позиции и «продавливать» местных.

Но конечно должно быть «НО». Почему ничего не получалось-то с точки зрения реальных результатов, спросите вы? А все потому же. Из-за отношения. Местные не так думают, не так работают, у них какие-то мелкие странные интересы. Мы не способны оценить масштабы, проникнуться идеями, да просто тормоза какие-то. Оказалось, что для большей эффективности и получения реальных результатов нужно не только приспосабливать пермских, но и приспосабливаться самому. А пермские еще и учиться не хотят, а самому приспосабливаться невероятно сложно и вообще не хочется. Опыта и советов, чтобы грамотно провернуть ситуацию внутри себя и вокруг себя нет, помните?

Попытка вылезти на «ручном» управлении стала проваливаться по объективным причинам, привезенные соратники оказались еще большими «временщиками», чем руководитель, количество накладок нарастало в прогрессии… Социальная напряженность, инфраструктурные проблемы, коррупционные скандалы, категорический провал во внутренней политике. То, что было неважным в рамках стратегии «короткого рывка» стало отыгрываться по дистанции. В принципе, либо в ближайшее время Максим Решетников сумел бы все-таки провернуть себя и систему Прикамья, либо регион провернул бы его.

Я еще раз повторю, нам не повезло. Прикамье стало всего лишь практикой для начинающего государственного деятеля. Если эта практика как-то скажется на дальнейшей деятельности Максима Решетникова — можем гордиться, что поработали на благо всей страны. Правда, боюсь, что мы, как любые «кошки для экспериментов» вряд ли по достоинству восхвалим гениальность экспериментатора.

Поэтому Максим Решетников, как ни сложись его дальнейшая карьера, для нас всегда останется губернатором-прожектёром, губернатором, убившим «Амкар» и губернатором, у которого в последний день работы заживо сварились люди. А все, что он смог сделать на прощание для пермяков — анонс будущего выступления в никому не нужном инстаграме. Ну и трудовую книжку наверное заберет.

Повинность закончилась. Для всех. Но мы в выигрыше не остались.