Получайте оповещения

от PROPERM.RU в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

День Космонавтики на «Протон-ПМ»! Экскурсия на «ракету» пермской промышленности

День Космонавтики на «Протон-ПМ»! Экскурсия на «ракету» пермской промышленности
Двигатели для первой ступени ракеты-носителя «Протон» в Перми начали выпускать в начале 1960-х годов. Как выглядит завод, который при советской власти работал под грифом «секретно» — в фоторепортаже Properm.ru.

На территории «Протон-ПМ» практически ничего не имеет своего имени. Даже само предприятие из соображений секретности вплоть до 1995 года именовалось не иначе, как «второе производство» и было частью Пермского моторостроительного завода имени Свердлова. «Первым» производством тогда считалось создание авиадвигателей.

История появления «Протон-ПМ», как и любого другого предприятия такого уровня, связана с политической волей. В 1958 году Никита Хрущев принял решение наладить производство ракетной техники в крупнейших городах страны. Уже через восемь месяцев — небывало короткий срок — в Перми произвели первый двигатель РД-214 для ракеты Р-12 (8К63 «Двина»). Уже это достижение впору сравнивать с высадкой американцев на Луне. Хрущев заявил, что ракеты необходимо делать «как сосиски».

Все «сосиски», начиная с прародительницы всей современной ракетной техники, немецкой «Фау-2», устроены по одной компоновочной схеме.

Боевая часть (или грузовой отсек), 2 бака — для топлива и окислителя, и двигатель. Многим выпускникам «политеха», даже не связанным с аэрокосмической отраслью, этот разрез знаком по изучаемой на «военке» легендарной 8К14 (Р-17). Редким исключением являются твердотопливные ракеты, но они в космос не летают.

Конечно, космические ракеты делают многоступенчатыми, но каждая из ступеней выглядит в принципе аналогично. Строение ракетного двигателя на жидком топливе на основе камеры Лаваля было предложено еще в 1903 году Циолковским в его работах по исследованию мировых пространств, и с тех пор почти сто лет все ЖРД выглядят одинаково — камера и сопло. Для нас, дилетантов, конечно же.

Принцип действия реактивных двигаетелей проходят в школьном курсе физики. А сейчас вспомните, почему газ в сопле ускоряется?

Мощность и технологичность двигателей выросла за 60 лет на несколько порядков. Сегодня на предприятии продолжают выпускать модификации двигателя РД-253 для «Протона-М», и активно осваивают новый РД-191, который «повезет» в космос «Ангару», будущее российкой, а точнее — мировой космонавтики. Почему мировой? После закрытия проекта челноков Shuttle в 2011 году американцы утратили самостоятельность в доступе в космос, в частности на МКС, и активно пользуются нашими средствами доставки.

В канун Дня Космонавтики редакция Properm.ru совершила практически «школьную» экскурсию, чтобы понаблюдать за тем, как сегодня производят «сердца» космических кораблей.

Макет ракеты-носителя «Протон». В натуральную величину она представляет собой семидесятиметровый космический корабль весом 700 тонн. Причем, только несколько тонн веса — полезная нагрузка в виде спутника. Остальное — топливо и сама конструкция ракеты.

Первый из трех цехов, которые удалось посетить, — металлургический. Здесь отливают заготовки, которые впоследствии будут обрабатываться в других цехах. Нас встретил Владимир Дубровский, заместитель главного металлурга ОАО «Протон-ПМ». Как оказалось, есть «черное» литейное производство и «белое». В первом резкий запах муравьиной кислоты — тут вручную готовят заготовки, с которыми не может справиться робот. «Старая технология. Ручной труд, грязно, непристижно, непроизводительно», — характеризует Дубровский.

Эта надпись встречает тех, кто решается отправиться в «черный» литейных цех. Наверно примерно так пахнет в дантевском аду.

Идем вслед за ним, в «белый» литейный, царство робототехники. «Это уровень 21 века, — гордится металлург. — Тут все делает компьютерная техника по заданной программе. Посмотрите, как робот аккуратно, как ребенка, ставит заготовку, миллиметр к миллиметру, ускоряется и устремляется к следующей». — ласково хвалит станок Дубровский. Робот японской фирмы Kawasaki рабочие уже давно окрестили «Васей».

Пульт управления роботом «Васей». «Сегодня таких комплексов в России нет — есть более простые, с меньшим весом. Мы делаем детали для продукции авиационной и ракетной тематики. Тут сложность и ответственность на порядок выше, чем на других производствах» — рассказывает Дубровский.

Следующий этап — выплавка заготовок. Так выглядит жерло прокалочной печи нового поколения, которая заработала в металлургическом цехе ОАО «Протон-ПМ» в 2009 году. Электричество заменил газ.

Показатели температуры каждой домны отражаются на компьютерном дисплее печи. Газ включается автоматически, как только падает температура. «Автоматика» — с отеческой гордостью говорит Дубровский.

Раньше на месте газовой печи стояла старая, электрическая, потреблявшая 450 киловатт энергии в час. После смены электропечи на газовую соотносимые затраты снизились в пять раз. Цех, а вместе с ним и предприятие, получили 5 млн рублей экономии в год. Печь окупили за 2,5 года.

На прогрессивном участке в механообрабатывающем цехе 2 ОАО «Протон-ПМ» стоят только чешские, итальянские, испанские и австрийские станки. Да и станками их назвать язык не поворачивается, это обрабатывающие центры, которые могут производить все операции — фрезеровку, сверление, токарные и долбежные работы. О таком и не мечтали отцы и деды тех, кто сегодня контролирует работу этих аппаратов.

Электроэрозионный станок вырезает из металла с помощью электродов профиль лопатки — вращающейся части двигателя нового поколения РД-191 для нового семейства российский ракет-носителей «Ангара». Принцип работы станка нам понять так и не удалось. Деталь погружена в специальное масло — в нем медные электроды выжигают металл. За десятилетия правила безопасности работы на производстве не изменились — руку в это масло опускать не следует, сильный электрический удар гарантирован.

Профиль лопатки. Обрабатывающие центры позволяют выполнять операции с точностью до тысячной доли миллиметра. Представить такое нетехническому уму крайне сложно.

Мотиватор повышения производительности труда.

Следующий цех ОАО «Протон-ПМ» встретил нас непривычной тишиной. Без белых халатов внутрь не попасть. Дополнила ощущение присутствия в научной лаборатории запредельная чистота.

«Вы находитесь на территории сборочного цеха лучшего предприятия страны в области ракетного двигателестроения, — встретил нас Валентин Пилигуз, заместитель генерального директора предприятия по персоналу. — Здесь собираются двигатели первой ступени для ракет-носителей «Протон».

Главная задача ракеты-носителя «Протон» и двигателей РД-276 — запуск спутников на геостационарную орбиту. На орбите спутник «зависает» над определенной территорией земной поверхности, двигаясь со скоростью вращения Земли.

Валентин Пилигуз рассказал нам, что с начала 2000-х годов до 60% запусков ракет-носителей «Протон» — коммерческие. Ракеты российского производства запускают спутники для США, Азии, южноамериканских и европейских государств. «Мы как извозчики, которые выполняют народно-хозяйственные функции, — шутит наш экскурсовод. — В основном доставляем на орбиту телекоммуникационные спутники. Делаем запуски и для Минобороны РФ».

Цена запуска ракеты-носителя поистине «космическая» — 80–100 млн долларов. «Если бы в советское время не было такой секретности, и нам бы разрешили запускать спутники в коммерческих целях, — иронизирует Пилигуз. — Может быть, тогда и не надо было бы залезать в долги перед международным валютным фондом. 10 запусков — 1 млрд долларов. Сегодня в год мы проводим 13–14 запусков с космодрома «Байконур».

«Каждый килограмм полезной нагрузки, выводимый «Протоном» в космос, «стоит» 50 килограммов золота. Это затраты на наземное оборудование, организацию работ, оплату труда рабочим, материалы и комплектующие», — объясняет наш экскурсовод.

Производство двигателей для ракеты-носителя «Протон» занимает примерно год. Столько же собирается и испытывается сама ракета на головном заводе — Государственном космическом научно-производственном центре имени М.В. Хруничева. Поэтому сегодня «Протон-ПМ» готовит к отгрузке двигатели для ракет, которые полетят в космос только через два года. Контракты подписываются с расчетом на 2–4 года вперед.

Контроль в процессе производства ракетного двигателя на «Протон-ПМ» — это все. За плечом рабочего стоит сотрудник бюро технического контроля. При проведении особо ответственных операций к нему присоединяется представитель военно-космических сил.

«Двое смотрят, как ты работаешь, какой ты инструмент взял, законтрил ли ус контровочной шайбы, — объясняет Пилигуз. — Я работаю на предприятии с 1977 года, но все равно не смог бы это выдержать. Очень это трудно психологически». В начале своей карьеры на «Протон-ПМ» Валентин Павлович сам выполнял обязанности такого «контролера» от военно-космических сил.

Характерная черта работников предприятия — все мыслят категориями будущего. «Сегодня перед нами стоит задача освоения компонентов нового двигателя РД-191 для перспективных российских ракет-носителей «Ангара», работающих на экологически чистом топливе, — делится планами Пилигуз. — Окислителем в нем будет самый лучший по энергетике реактив — жидкий кислород, который будет смешиваться с керосином. Выхлоп будет меньше, чем у автомобиля».

Современные авиационные двигатели работают порядка 25 тыс. часов. Ракетные двигатели работают несколько минут, в течение которых успевают поднять десятки тонн на высоту 400 км. Шесть двигателей РД-276, которые устанавливаются в первую ступень ракеты «Протон», равны мощности Братской ГЭС. Еще одно сравнение: РД-276 по тяге превосходит 10 двигателей ПС-90, которые устанавливаются на самолеты ТУ-204.

На вопрос, успеет ли предприятие в срок закончить работу над освоением компонентов нового двигателя, наш экскурсовод улыбнулся. «В 1958 году за восемь месяцев освоили. А здесь работают не простые люди, а дети и внуки тех, кто трудился в то время», — сказал Пилигуз.

Новое семейство ракет-носителей «Ангара» для запуска легких, средних и тяжелых спутников должно быть создано уже в 2013 году. Проект гораздо более компактный, а значит экономичный, и модульный, позволяет комплектовать ракету-носитель в зависимости от груза. «Ангара» спроектирована специально для запуска с российских космондромов, с использованием только российских технологий и комплектующих, позволяя реализовать стратегию российской независимости в космосе.

Всего на заводе «Протон-ПМ» 14 цехов. Девять находится в Перми, три из них мы посетили. Еще пять цехов расположены на испытатательном полигоне — своеобразной мини-копии Байконура — рядом с поселком Новые Ляды. В будущем производство перспективной продукции космического назначения будет перенесено сюда. В планах ОАО «Протон-ПМ» — реализация на этой производственной площадке комплексного проекта под рабочим названием «Технополис «Новый Звездный».

Сегодня испытательный полигон является режимным объектом, и экскурсию для прессы на мини-копию Байконура организовать пока непросто. Но Валентину Пилигузу нашлось, чем нас утешить. «Не переживайте, по благоприятному прогнозу, вы и так лет через двадцать в космос полетите, по путевке профсоюза, как мечтал Сергей Королев. — закончил он.

Подождем.