Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
«У меня теперь штраф за экстремизм, и никто в будущем не будет разбираться, что получил я его за песню»

«У меня теперь штраф за экстремизм, и никто в будущем не будет разбираться, что получил я его за песню»

11 мая 2017, 20:52

«У меня теперь штраф за экстремизм, и никто в будущем не будет разбираться, что получил я его за песню»
Фото: Максим Кимерлинг для Properm.ru

В Верещагинском районном суде не многолюдно. На входе пара охранников проверяет документы и обследует вошедших металлодетектором.

— Вы к кому?

— На заседание суда. К Файзрахмановой, — отвечаю на вопрос.

— Проходите в 9-ый кабинет,  — направляет служащий.

В приемной секретаря сидит девушка. Она спрашивает, из какого мы СМИ, и будем ли проводить фотосъемку. Получив от нас документы, просит не снимать ее на камеру. Рядом за столом молодой парень заполняет документы. Это Александр Шабарчин, которому должны вынести постановление об административном правонарушении по статье 20.29 КоАП «Производство и распространение экстремистских материалов». Александр нехотя общается с нами. Еще перед судом просил не приезжать на рассмотрение.

История его судебного дела началась в конце марта 2017 года. Тогда он был одним из заявителей для проведения в Перми антикоррупционного митинга «Он вам не Димон». Незадолго до самого мероприятия на свою страничку в социальной сети «Вконтакте» он добавил песню, которая была внесена в список экстремистских материалов.

Подобные истории в новостных поводах по всей стране и Пермском крае проскакивают регулярно. Например, в феврале в Перми задержали Валентина Мурзаева. Активиста доставили в отделение полиции по Дзержинскому району. Поводом для возбуждения административного дела тоже была аудиозапись, размещенная на странице в социальной сети в октябре 2014 года. Как рассказал сам активист, запрещенный аудиофайл обнаружили сотрудники Управления по противодействию экстремизму 16 февраля 2017 года.

Заседание приближалось и я заметил, что Александр один.

— Без группы поддержки? Родителей не будет?

— Нет.

— Не волнуешься за приговор? Александр повторил прошлый ответ.

Молодой человек не подавал признаков нервозности, но сел подальше от нас. Перед кабинетом собрались несколько журналистов и фотографов. После начала заседания, мы попросили разрешения на фотосъемку. Поинтересовавшись, с какой целью мы здесь и для чего нам кадры из зала заседания, судья обратилась к Александру.

— Не возражаете против съемки?

— Ну ладно давайте.

— Определитесь, «ну ладно» или «возражаю»? — уточнила судья.

— Вообще-то возражаю. Извините,  — обратился к фотографу Александр.

Было принято решение снимать со спины. Судья рассказала о ходе суда, разъяснила права обвиняемого, попросила вставать, когда обращаются к ней.

 — Указано, что обвиняемый 23 марта на своей страничке в социальной сети под псевдонимом Саша Шабарчин, опубликовал в разделе аудиозаписи в свободном доступе аудиозапись…Так……"25/17- Просыпайтесь», которая внесена в список экстремистских материалов. Тем самым нарушил статью 20.29 КоАП. Вам понятно, в чем вас обвиняют?

— Да.

— Ваше отношение к данному обвинению?

— Я виновен. Добавил аудиозапись. Не знал, что внесена в список экстремистских материалов. Мне понравился мотив, но я не вслушивался. Песня была на страничке примерно до 26 марта.

Александр пояснил, что знает о списке запрещенных законом материалов, но конкретно про эту песню «не знал». «Сейчас она удалена, аудиозаписи закрыты. Удалил при следователе», — подметил Шабарчин

Судья несколько минут рассказывает о том, что Благовещенским районным судом эта композиция была внесена в список запрещенных материалов, после проведенных экспертно-криминалистических анализов текста.

 — У вас имеются какие-либо дополнения?

 — Нет.

 — Когда вина признается, это упрощает порядок рассмотрения, поэтому суд удаляется для вынесения решения. Пресса тоже будет ждать рассмотрения?

 — Да, — практически хором отвечаем мы.

 — Тогда встречаемся через 45 минут.

Комментировать что-либо во время перерыва Александр отказался. Не рассказал, как обстоят у него дела после начала рассмотрения его дела, не поделился своими планами на будущее. Предпочел отстраниться.

Через 45 минут Александру назначат административный штраф в размере 1 тысячи рублей. У него будет время обжаловать приговор, но вряд ли он будет это делать.

— Почему ты не хочешь ничего сказать?  — вновь обращаюсь к Александру с вопросом.

 — Я не понимаю, зачем вообще это все стали обсуждать. Чем меньше людей об этом знало, тем лучше. Те, кто публиковал записи в социальных сетях об этом деле, уже их удалили. Нет никакого смысла в наших разговорах. У меня теперь есть штраф за экстремизм, и никто в будущем не будет разбираться, что получил я его за песню «Вконтакте».

 — Неужели начались серьезные проблемы на учебе?  — пытаюсь понять проблему молодого человека.

 — Извините, больше никаких комментариев.