Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
95950 +451
Умерли
-5733
Привито V2
607134 +1175
Вакцинация спасает жизни
Properm.ru
Русский лес. Сага о коррупции, экономике и цифровизации каждого дерева в Прикамье Лесную отрасль в Прикамье называют одной из самых корумпированных и слабо контролируемых, впрочем, как и по всей России. Чтобы разобраться в том, возможно ли обеспечить контролем каждое дерево в лесном хозяйстве и почему региональные депутаты без восторга восприняли создание системы онлайн контроля за лесами, журналисты Properm.ru отправились в самую таежную часть Пермского края — Красновишерск, Чердынь, Соликамск. Как говорят силовики, преступления в лесной отрасли до алгоритмов одинаковы, вне зависимости от района, как будто кто-то издал методички, как красть русский лес.

Русский лес. Сага о коррупции, экономике и цифровизации каждого дерева в Прикамье

19 августа 2020, 07:51

Русский лес. Сага о коррупции, экономике и цифровизации каждого дерева в Прикамье
Фото: Properm.ru
Лесную отрасль в Прикамье называют одной из самых корумпированных и слабо контролируемых, впрочем, как и по всей России. Чтобы разобраться в том, возможно ли обеспечить контролем каждое дерево в лесном хозяйстве и почему региональные депутаты без восторга восприняли создание системы онлайн контроля за лесами, журналисты Properm.ru отправились в самую таежную часть Пермского края — Красновишерск, Чердынь, Соликамск. Как говорят силовики, преступления в лесной отрасли до алгоритмов одинаковы, вне зависимости от района, как будто кто-то издал методички, как красть русский лес.

В лесу раздавался топор дровосека

Три четверти территории Пермского края — 12 млн гектаров — занимает лесной фонд. По данным минприроды региона, Прикамье по объемам заготовки древесины и уровню запасов лесных ресурсов сейчас находится в первой десятке среди субъектов федерации и на первом месте в Приволжском федеральном округе. В Пермском крае сегодня производится около 20% от общероссийского объема бумаги, бумажных изделий и картона — около 1 млн тонн. По официальным данным фактически все серьезные игроки рынка лесопереработки (АО «Соликамскбумпром» (Соликамск), ЦБК «Кама» (Краснокамск), «СВЕЗА Уральский» (Нытвенский район), «Красный Октябрь», «Пермский домостроительный комбинат» (Пермь) и другие арендуют лесные участки, имеют дочерние предприятия для рубки леса или осуществляют куплю-продажу древесины.

Пермский край занимает не менее лидирующие позиции в антирейтинге регионов по вовлеченности лесной отрасли в криминальные истории. Это особенность отрасли не только в Пермском крае, но и в других лесных регионах — в 2018 году причиненный незаконными рубками ущерб в России превысил 11,6 млрд рублей, в 2017 году данный показатель составил 11,5 млрд рублей.

Только за первое полугодие 2020 года правоохранительными органами было выявлено 129 незаконных рубок, которые принесли ущерб экономике региона 18,6 млн рублей. Подразделениями главка МВД России по Пермскому краю возбуждено 11 уголовных дел, связанных с лесной отраслью. В 2018–2019 годах было возбуждено 35 уголовных дел, всего за два года было выявлено 1797 правонарушений в сфере лесопользования. В 2019 году, по данным минприроды Пермского края, по сравнению с 2018 годом зафиксировано снижение незаконных рубок на 21% — выявлено 379 случаев общим объемом 29,8 тыс. кубометров.

Я из лесу вышел, забрал НДС

До 2014 года наиболее часто встречающейся махинацией в лесной отрасли был незаконный возврат НДС. Например, в 2012 году было возбуждено уголовное дело в отношении группы мошенников — выходцев из Азербайджана. Лес закупался у населения без всяких документов, в дальнейшем его отправляли на экспорт, в основном — в Иран. Следствие установило, что члены преступной группы по фиктивным документам получали из бюджета возмещение НДС. За несколько лет на счета аферистов из казны было перечислено порядка 270 млн рублей. Задержание участников группы проходило одновременно по нескольким адресам — в Перми и населенных пунктах края. Одна из крупнейших лесопилок работала в поселке Менделеево Карагайского района.

В 2015 году Индустриальный районный суд Перми приговорил организаторов преступления — бизнесмена Афика Алиева к семи годам лишения свободы, а его супругу Наталью Селеткову к пяти годам пребывания в колонии. Они обвинялись в многочисленных эпизодах мошенничества в особо крупном размере и легализации доходов, добытых преступным путем в составе организованной преступной группы. Как установили следствие и суд, господин Алиев, являясь фактическим руководителем ООО «ЛесИнвест», занимался незаконным возмещением НДС. Общая сумма хищений составила более 200 млн рублей.

Алиев скрылся от правоохранительных органов и некоторое время находится в международном розыске. После чего он был обнаружен правоохранительными органами и отбыл наказание. Как писал в 2018 году «КоммерсантЪ-Прикамье», параллельно с этим уголовным делом силовикам удалось раскрыть два убийства: жителя Перми Артура Абрамяна и главного архитектора Соликамска Ольги Карапетян. Отрабатывая окружение Алиева, сыщики установили, что своего рода телохранителями у него являются бывший боец спецназа Азар Акбаров и Эльданис Мамедов.

После введения учета древесины в ЛесЕГАИС, говорят в правоохранительных органах, преступления по незаконному возврату НДС фактически не совершаются. Незаконный оборот леса происходит на всех стадиях — при его заготовке, переработке и реализации. На сайте Генпрокуратуры РФ есть данные, что по разным оценкам на незаконные рубки леса приходится от 10% до 35% всей лесозаготовки в стране. Стоит отметить, что российское законодательство в сфере лесопользования было ужесточено в 2014 году, когда в Уголовном Кодексе РФ появилась статья «Приобретение, хранение, перевозка, переработка в целях сбыта или сбыт заведомо незаконно заготовленной древесины». Она подразумевает наказание как в виде штрафов, так и реального лишения свободы. Тогда же в России появилась и единая система учета товарной древесины в системе ЛесЕГАИС.

Лес гниет с головы

Общая площадь Красновишерского городского округа составляет 15,4 тыс. кв. км, 87% из которых — лес. Как говорят в местной прокуратуре, основная проблема лесной отрасли — отсутствие учета вырубки, переработки и вывоза древесины. Предприниматели «забывают» вести внутренние журналы учета. А это значит, что данные, внесенные в ЛесЕГАИС не корректны, что и фиксирует прокуратура при каждой второй проверке.

«Когда мы приезжаем на территорию, видим объемы леса. Начинаем его сверять с журналами, то есть сколько пришло на территорию, та ли эта древесина, которая находится на территории лесопильного комплекса. Так и выявляется нелегальный оборот древесины. Мы работаем с ЕГАИС, где они должны фиксировать все сделки с древесиной, но выясняем, что реального учета леса нет», — говорит старший помощник прокурора Красновишерского района Анастасия Григорьева.

Силовикам Красновишерский район известен также и тем, что в отношении двух подряд директоров местного лесничества были возбуждены уголовные дела — один в один совпадающие по составу.

Первое было возбуждено в 2016 году в отношении Раисы Ничковой, она подозревалась в получении взяток от арендаторов лесосек и своих сотрудников. По данным следствия, фактически в лесничестве была создана целая система, позволяющая безнаказанно нелегально рубить и вывозить лес. «Ничкова знала, что в ее кабинете была установлена камера, но даже это ей не мешало брать взятки, всего — на сумму не менее 400 тыс. рублей», — рассказывают силовики. В 2018 году Ничкову приговорили к двум годам реального лишения свободы и штрафам.

Сейчас полиция расследует еще одно уголовное дело, подобного состава, но уже в отношении преемника Ничковой — директора лесничества Юнира Ишсарина. В уголовном деле также фигурирует один из участковых лесничих и трое жителей Красновишерска — арендаторы лесных участков. Уголовное дело насчитывает 13 преступных эпизодов. Общий ущерб по ним превышает 50 млн рублей. В красновишерской прокуратуре отмечают, что обвинительное заключение по этому делу может быть направлено в суд уже осенью 2020 года.

Как говорят силовики, «подобная схема деятельности в лесной отрасли как будто описана в методических рекомендациях для преступных сообществ». Два подобных уголовных дела в последние годы расследовались в Чердынском районе, по одному из них вынесен приговор, второе находится в активной фазе расследования. Несколько подобных дел возбуждались в районах Коми-Пермяцкого округа, в Верещагино и Краснокамске. В 2018 году к реальным срокам лишения свободы были приговорены Алексей Гриновский и Евгений Зарубин за организацию преступной группы для незаконной вырубки леса в Соликамском районе. В Горнозаводском районе в июле за организацию преступной группы для хищения леса суд приговорил владельца компании «Уральский лес» Павла Литягина к 3 годам 5 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере 350 тыс. рублей и запретом заниматься деятельностью в сфере лесозаготовки на срок 3 года. Список подобных уголовных дел можно продолжать долго.

«При мониторинге вырубки делянок видели разные чудеса. Допустим, по адресу делянка прямоугольная, а она какой-то звездочкой вырублена, больше влево, вправо, не той формы. Арендаторы участков в свое оправдание пытались нам сказать, что инструмент какой-то начали использовать, навигатор, поэтому лишнюю ленту деревьев вырубили. Абсурд объяснений доходил до того, что ручка у работника была толстая, на карте граница делянки вышла за пределы отведенного участка и его длина стала больше на 5 м», — рассказал Properm.ru заместитель руководителя Березниковсой межрайонной природоохранной прокуратуры Вячеслав Дейнес.

Пилите, Шура, гири золотые

Следующий этап, где правоохранительные органы выявляют правонарушения — первичная переработка древесины. По закону на лесопилку должен поступить уже внесенный в ЛесЕГАИС лес-кругляк, его объемы должны совпасть с объемами проданных древесных «полуфабрикатов». В федеральном законе все прописано так, чтобы сделать лесную отрасль на каждом этапе прозрачной. Однако, в реальности этого часто не происходит.

«Откуда поступил лес, в каком количестве, куда он ушел, чтобы незаконного оборота древесины не было — все отражается в ЛесЕГАИС. В первую очередь, когда мы приходим проверять перерабатывающие предприятия, мы смотрим, какой на лесопилке оборот древесины. «Лес пришел, я его еще не записал», — часто слышим такой ответ от владельцев. Приезжаем на лесопилку, грубо говоря, видим — тут гора опилок, тут гора горбыля, тут какой-то лес. Спрашиваем: «Что за лес? Покажите книги», — «Что за книги? Мы лесом занимаемся давным-давно, про них не слышали». Этот закон уже три года как действует, они занимаются давно лесом, но про них не слышали. Меня это удивляет. Некоторые предприятия раньше в другом районе занимались распилкой древесины — но рассказывают, что ничего не знают о правилах ее учета», — рассказал о «чудесах» проверок Вячеслав Дейнес.

Проблемы с учетом древесины, как говорят в правоохранительных органах, существуют как у мелких лесопользователей, так и у крупных. В 2019 году среди компаний, чьи данные были некорректно внесены в ЛесЕГАИС оказался пермский «Красный Октябрь», это было выявлено при проверке лесопользователей межрайонной природоохранной прокуратурой. «Одна из его делянок вообще не была внесена в декларацию ЛесЕГАИС. Разрешительные документы были на рубку, но в ЛесЕГАИС ее не внесли. Понятно, когда вносят целый перечень делянок, одну можно случайно пропустить», — поясняет Вячеслав Дейнес. Данные в ЛесЕГАИС вносились минприроды Пермского края, они и получили требования прокуратуры, после чего оформили документы надлежащим образом.

В красновишерской прокуратуре журналисту Properm.ru рассказали еще об одной, возможно, незаконной схеме ухода от учета древесины. Предприятие, арендующее землю под лесопильный комплекс, уведомляет контролирующие органы о том, что временно не ведет деятельность. После чего сдает территорию частному лицу в субаренду. Выявить, кто реально работает на лесопилке какие объемы древесины на ней перерабатываются и легально ли они получены, иногда бывает крайне сложно.

Заграница не поможет

Пермский край активно экспортирует древесину, большей частью — в дальнее зарубежье. С начала 2020 года лесная промышленность экспортировала леса более, чем на 81 тыс. долларов США. За 2019 год на территории Пермского края было сертифицировано более 1,2 млн тыс. куб.м лесоматериалов для экспорта. Основную часть внешнеторгового оборота составляет бумага, картон, фанера и пиленая доска. Пиломатериалы Прикамье большей частью экспортирует на мебельные производства Китая и Ирака. Здесь также не обходится без правонарушений.

В советское и постсоветское время Красновишерск можно было считать столицей лесной и алмазной отраслей Прикамья. Сейчас здесь нет никакого серьезного производства, кроме десятков лесопилок. Некогда градообразующее предприятие — «Вишерскую бумажную компанию» заняли под обработку и экспорт древесины две китайские компании. Работает сейчас только одна — «УралЛесКом». Вторая — «МУ СЭН» пытается в судах восстановить свое присутствие в Пермском крае. В 2019 году из Красновишерска был депортирован топ-менеджер лесопильного предприятия из Китая, Чжан Фэнчунь. Однако, как говорят его бывшие подчиненные — он стал жертвой рейдерского захвата. Хотя его российские партнеры заявляют об обратном.

В отношении российских компаний-экспортеров леса в 2020 году было возбуждено два дела о контрабанде леса. Сотрудники Пермской таможни выявили, что в 2017 и 2018 годах при вывозе лесоматериалов в Китай заявлялись недостоверные сведения о таможенной стоимости экспортируемых лесоматериалов. Компания, работающая в Прикамье, оформляла вывозимые за границу России лесоматериалы из белой березы на таможенном посту в Удмуртской республике. По данным таможни, в Китай незаконно были вывезены ценные сорта древесины на общую сумму более 20 млн рублей.

Космические корабли бороздят лесные просторы

Все преступления, связанные с лесной отраслью, так или иначе упираются в отсутствие постоянного, ежедневного мониторинга и учета лесного хозяйства. Сейчас в Пермском крае наряду с федеральным мониторингом ЛесЕГАИС реализуется проект «Умный лес», в пилотном первом этапе — в Пермском и Добрянском районах. В этих двух программах лесопользователи самостоятельно вносят данные об объемах древесины, поступающей в коммерческий оборот.

Учет лесного хозяйства большей частью ведется патрулированием лесников, выявление незаконных рубок усиливается ежегодными аэрокосмическими съемками и последующими мероприятиями правоохранительных органов — прокуратуры, ГУ МВД, управления ФСБ по Пермскому краю. По данным Рослесхоза, в 2019 году космический мониторинг выявил около 70% из всего объема незаконных рубок леса.

«Аэрокосмический мониторинг прекрасно, показывает места незаконных рубок, но эффективность его использования для выявления преступников, к сожалению, мала. Нам пришли снимки, мы выехали на место, а там оказалась, что это вырубка прошлого или позапрошлого года. В 2019 году только в одном случае из нескольких была выявлена нелегальная рубка «по горячим следам», где удалось найти нарушителя», — пояснил Properm.ru зампрокурора Красновишерского района Александр Дьяков.

Основная нагрузка по контролю за лесным фондом лежит на лесниках. В том числе и из-за частого вовлечения лесничих на местах в преступные сообщества, в 2019 году разрозненные 26 лесничеств Пермского края были объединены в единую структуру — ГКУ «Управление лесничествами Пермского края», которую возглавляет бывший директор Пермского лесничества Олег Кошевой.

Комплекс мероприятий всех заинтересованных и надзорных ведомств за последнее десятилетие позволил почти вдвое снизить размеры наносимого преступной деятельностью ущерба лесному фонду — с 402 млн в 2012 году до 258 млн рублей в 2019 году. По данным прокуратуры Пермского края, с 2012 года число выявляемых незаконных рубок сократилось в 2,4 раза.

В правоохранительных органах говорят, что при нехватке лесников организация современного онлайн-мониторинга в отрасли необходима. «Есть понятие «непрерывный дистанционный мониторинг». При его введении сотрудники лесничества понимают, что за ними в режиме онлайн наблюдают, это выплывет, и это будет не двух-трехгодовалое нарушение, а свежее», — предполагает замруководителя Березниковской межрайонной природоохранной прокуратуры Вячеслав Дейнес.

Этот безумный, безумный, безумный лес

Региональный проект «Умный лес» начал работать в Пермском крае в 2019 году. Создание первого этапа собственной системы учета и мониторинга обошлось в 33,15 млн рублей, разработчиком выступила столичная компания «Концепция ИБ». Сейчас объявлен аукцион на реализацию второго этапа, его стоимость составляет 34 млн рублей. Хотя заказчик «Умного леса» — минприроды Пермского края, курирует проект мининформационного развития и связи региона.

На сайте минприроды региона говорится, что «Умный лес» позволит решить комплекс таких задач, как: управленческий учет природных ресурсов, их структуры и качественного состава; мониторинг вырубки леса и перемещения древесины на всех этапах — от заготовки до переработки. По планам региональных властей эта система должна сократить в пять раз теневой оборот древесины, что должно увеличить налоговые доходы от лесной отрасли в бюджет региона на 100 млн рублей — от вовлеченного в оборот.

В феврале 2020 года проект «Умного леса» и необходимость потратить на него не менее 50 млн рублей из бюджета региона вызвали серьезные дебаты в законодательном собрании. «Планируем, что появится цифровой реестр лесосек, мест складирования и переработки с привязкой к географическим координатам, — сообщил тогда депутатам министр природных ресурсов Дмитрий Килейко. — Это позволит «контролировать транспортные потоки необработанной древесины, сократить незаконные рубки и оборот».

Депутаты отметили дублирующие функции «Умного леса» и базы федеральной ЛесЕГАИС, отсутствии в лесах Пермского края покрытие интернетом и наличие более насущных потребностей региона для вложения миллионных сумм. Как пояснил Properm.ru один из депутатов, с просьбой не публиковать имя, «все понимали, что проект лоббирует интересы на сегодня уже экс-министра Павла Шевырова, заявляется как амбициозный и впоследстивии предназначенный для продажи в соседние регионы. Но из представленного нам зимой проекта, решений для всех этих амбициозных задач мы не увидели». Весной 2020 года для изучения необходимости законопроекта в заксобрании была создана рабочая группа.

Как поясняют в министерстве инфомационного развития региона, на время пилотной эксплуатации предприятия вносят часть данных в две системы — федеральный ЛесЕГАИС и региональную «Умный лес». С момента запуска промышленной эксплуатации «Умного леса», система будет интегрирована с федеральной и предприятиям необходимо будет вносить данные только в региональную систему, это будет реализовано в начале 2021 году.

В заксобрании Пермского края лесоперерабатывающую отрасль представляют несколько депутатов. В том числе это Александр Бойченко, до 2012 года возглавлявший группу компаний «Пермская ЦБК» (он перешел на работу в парламент на постоянной основе) и президент АО «Соликамскбумпром» Виктор Баранов. В ПЦБК отказались комментировать необходимость создания системы онлайн мониторинга лесного фонда региона.

В компании «Соликамскбумпром» подтвердили позиции, высказанные Виктором Барановым на пленарном заседании заксобрания в феврале 2020 года. Аргументами против остаются отсутствие интернета для организации онлайн мониторинга в лесу, как предлагают региональные власти, и возникновение у лесопользователей дополнительной существенной финансовой, организационной и административной нагрузкой для работы в программе «Умный лес».

«При этом лесопользователи, нарушающие законодательство, смогут продолжить вести свою нелегальную деятельность. Нарушители чаще всего не выезжают на дороги общего пользования и, конечно, не отчитываются перед государственными органами по объемам заготовки и перевозки древесины. Поэтому, считаем, что предлагаемый механизм отслеживания движения древесины с мест заготовки в пункты переработки и отгрузки готовой продукции из древесины не проработан, что приведет к невозможности его практической реализации на большей части Пермского края, а также не позволит сократить объемы незаконного использования древесины», — указывается в официальномо ответе за подписью директор по лесозаготовкам и лесоснабжению «Соликамскбумпром» Вячеслава Трошева.

Сейчас в России есть единичные реализованные проекты полностью оцифрованных участков леса, но они не связаны с коммерческим лесопользованием. Так, в 2019 году в Кузбасе был создан проект «Рудничный бор». Реликтовый участок лесополосы в центре Кемерово полностью оцифрован, каждому дереву присвоены геокоординаты. По некоторым данным оцифровка площади примерно в 400 гектаров и 256 тыс. деревьев обошлась в 1 млн рублей. Площадь лесного фонда Пермского края больше в 31 тыс. раз. Расчетная стоимость, применяемая при реализации подобного проекта на Дальнем Востоке, которую ведет АО «Фонд развития Дальнего Востока и Арктики», исходит из стоимости изучения и таксации одного гектара леса не дороже 150 рублей.

Однако, в правоохранительных органах отмечают, что затраты на реальную систему мониторинга лесного фонда необходимы. «Посмотрите, в каких суммах исчисляются в суде ущербы лесному фонду, и сравните, дорого или нет это. Во-первых, порядок: мы же полиции платим, тем не менее никто же не говорит: «Давайте уберем, зачем нам содержать эти структуры, у которых еще и неплохая зарплата». Что у нас будет? Беспредел, беспорядок, беззаконие. Здесь примерно то же самое. Нельзя убрать лесную охрану как таковую, а это, так скажем, новое время, новая эпоха, новые виды контроля. Они однозначно нужны», — резюмирует зампрокурора Березниковской межрайонной природоохранной прокуратуры Вячеслав Дейнес.

Весной 2020 года Рослесхоз и минприроды России заявили, что к 2023 году будет создана платформа «Цифровой лес». Она объединит в себе информационные системы управления лесами ЛесЕГАИС и ИС дистанционного мониторинга Рослесхоза. Пилотный проект «Цифровой лес», по планам федеральных ведомств, будет отрабатываться на территории шести лесничествах отдельных российских регионов: Хабаровского края, Приморского, Забайкальского, республиках Бурятия, Саха (Якутия) и в Амурской области. Проектирование платформы уже начато.


Оцените материал
5 4