Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Пермский край
Всего заражений
46841 +194
Выздоровели
39035 +123
Умерли
2906 +16
Properm.ru
«Чтобы реформа заработала, нам нужен дефицит мусора». Как Прикамье будут приучать к раздельному сбору В этом году половина районов Перми и несколько городов Прикамья должны перейти на раздельный сбор мусора. Заместитель краевого министра ЖКХ Андрей Красников рассказал Properm.ru, как власти будут мотивировать бизнес и жителей сортировать бытовые отходы и что ждет мусорную сферу региона в ближайшие годы.

«Чтобы реформа заработала, нам нужен дефицит мусора». Как Прикамье будут приучать к раздельному сбору

«Чтобы реформа заработала, нам нужен дефицит мусора». Как Прикамье будут приучать к раздельному сбору
Фото: Кирилл Козлов для Properm.ru
В этом году половина районов Перми и несколько городов Прикамья должны перейти на раздельный сбор мусора. Заместитель краевого министра ЖКХ Андрей Красников рассказал Properm.ru, как власти будут мотивировать бизнес и жителей сортировать бытовые отходы и что ждет мусорную сферу региона в ближайшие годы.

— В прошлом году в Пермском крае провели пилотный проект по раздельному сбору мусора — в Дзержинском районе и деревне Беляевка. Участникам пилота в городе за сортировку ТКО давали скидку в 5% на вывоз мусора, а селу — 20%. Почему так?

— Во-первых, разный состав мусора, во-вторых, разные системы вывоза. На территории города отходы сортировались в два бака. В первый жители складывали все, что можно потом переработать: бумагу, пластик, стекло и так далее. Во второй — органические отходы, из которых потом нельзя извлечь полезные фракции. В деревне же ставился один контейнер — только для того, что можно переработать. Остальные отходы жители компостировали на придомовых участках. Поэтому, за счет того, что за мусором в село нужно отправлять не две машины, а одну, скидка давалась больше.

— Что показал проект?

— Жители Беляевки оказались более организованными, чем пермяки. Примерно треть участников пилота в городе все равно скидывала разные фракции мусора в оба бака. Человек идет — и ему без разницы. Он мусор бросил в бак — и все. Это уже культура, поэтому совместно с министерством образования мы заходим в школы и детские сады с уроками. Так мы обучаем не только детей, но и взрослых. Знакомые рассказывали, что как-то дочка у них пришла из садика и сказала: «Мама, а где у нас два бака?».

— Осенью прошлого года губернатор заявил, что в 2021 году на раздельный сбор должны перевести четыре района Перми и несколько территорий региона. Пока что массового появления сортировки незаметно. Почему так происходит и когда прикамцы начнут сортировать мусор?

— Главное в этом процессе — инициатива жителей. Сейчас на всех территориях, где есть возможность вывозить ТКО на мусороперерабатывающие комплексы, региональный оператор «Теплоэнерго» и местные власти ведут работу с ТСЖ и УК. Чтобы у дома появилась площадка с контейнерами для раздельного сбора, собственникам нужно провести собрание и проголосовать. После того, как они голосуют, заключается соглашение между управляющей организацией и региональным оператором. Затем ставится контейнер для раздельного сбора на площадку и предоставляется скидка за услуги по вывозу ТКО.

— Сколько жителей соглашаются на раздельный сбор сейчас?

— Когда мы заходили в пилотный проект, принять в нем участие изъявили около 70% домов, которым поступало предложение. Здесь, как мне кажется, цифры будут примерно такие же. Поэтому говорить о том, что раздельным сбором по итогам года будет охвачено 100% населения районов и округов, где мы будем внедрять сортировку, нельзя. Многое здесь зависит от позиции жителей. Если говорить о левобережной части Дзержинского района и Индустриальном районе, то там за раздельный сбор выступили уже около 25 тыс. жителей. Их мусор будем вывозить на сортировку в Лобаново. Также в этом году начнем вывоизить отсортированные отходы на полигоны в Лысьве, Ключиках и Кудымкаре.

— Но ведь кроме мнения пермяков огромное значение имеют сами полигоны и их возможности. Если нет мест, где мусор из общей кучи будут сортировать на отдельные фракции, то даже 100% согласия жителей ситуации не изменят.

— Разумеется, поэтому мы увеличиваем количество полигонов и их мощности. В январе 2019 года, когда мы только зашли в реформу, в Пермском крае было 13 официальных полигонов. Только четыре из них были оборудованы весами, и лишь на пяти было электричество. Сейчас на территории края 20 полигонов, везде есть весы и электричество. Теперь мы точно можем посчитать, сколько мусора образуется в регионе. По итогам прошлого года — это 520 тыс. тонн.

Сегодня, когда мы понимаем откуда и сколько мусора вывозится, чтобы мотивировать бизнес налаживать линии сортировки, край предлагает им такие тарифные условия, по которым выгоднее развивать свои мощности, чем стоять на месте. Из 20 полигонов абсолютно все заявились в инвестпрограммы. При этом сам тариф для полигонов не растет, меняются только его внутренние пропорции.

Кроме того, каждый полигон перечисляет в бюджет плату за негативное воздействие на окружающую среду (НВОС). Размер этого платежа высчитывается по итогам каждого года на основании объемов, которые захоронил. А если ты больше сортируешь, то меньше мусора уходит в землю, следовательно, и НВОС из года в год будет сокращаться.

— В любом случае мощности полигонов ограничены временем. Часть из них будет вынуждена закрыться. Как собираетесь решать эту проблему?

— Чтобы закрыть все потребности, краю требуются три крупных экотехнопарка (ЭТП): на севере — Соликамский округ, в центре — Софроны и на юге — Чайковский округ.

— Кстати, насчет ЭТП в Чайковском округе. Несколько лет назад его собирались разместить на территории заказника, где подобные объекты запрещены. Сейчас рассматривается та же точка?

— Нет, не рассматривается. Я не готов комментировать действия предыдущих коллег. Скажу так. Изначально, когда в 2016 году принималась территориальная схема, предполагалось, что к моменту запуска реформы у нас уже все будет готово. По старой терсхеме в Пермском крае уже должны были построить шесть экотехнопарков общей стоимостью шесть млрд рублей. Где мы что видим?

Наш подход — здравый смысл прежде всего. Зачем закапывать деньги? Нет смысла строить ненужные мощности, надо смотреть по факту. У нас есть 520 тыс. тонн, есть существующие объекты. Так давайте мы лучше их модернизируем хорошими инженерными комплексами и технологиями, чем будем в чистом поле массово строить всякую непонятную историю.

— Однако три экотехнопарка краю все-таки нужны. Их будут строить за счет бюджета?

— Это будет концессия 100%. Край не будет тратить деньги на строительство, это бизнес-история. Сколько бы меня не упрекали и что бы не говорили, моя позиция не изменилась: ТКО — рыночная история. Государственный и муниципальный сектор в «мусорной» сфере Пермского края представлен только регоператором ГУП «Теплоэнерго» и парой муниципальных полигонов. Все остальное: сортировку, переработку, перевозку и захоронение отходов — отдали в рынок. Даже контейнеры закупаются в рынке. Все новые объекты должны быть построены за счет инвестора, не за счет денег края. И сам ГУП «Теплоэнерго» должен быть коммерческим.

— Когда вы собираетесь искать инвесторов на экотехнопарки?

— У нас уже есть, как минимум, четыре-пять предложений от федеральных и местных игроков по развитию всех трех ЭТП. Чтобы провести все конкурсы, завести инвестора, концессии объявить и начать работать, у нас есть первое полугодие 2021 года. К 2023 мы должны построиться.

— Если «Теплоэнерго» должно быть коммерческой организацией, то почему изначально не стали привлекать бизнес, а отдали под контроль региона все?

— Когда началась реформа, никто не знал, с чем её едят, никто не понимал, как будут платежи населения собираться, куда эти деньги пойдут. Для этого нужна была государственная структура, чтобы пройти период турбулентности и становления рынка. Сейчас все встало на рельсы и работает. Проблемы с вывозом есть, но мелкие. Это частные случаи, а не системные проблемы. Теперь рынок можно спокойно отпускать.

— Тогда возникает вопрос: за сколько отпускать «Теплоэнерго» в рынок? В предприятие за эти годы вложили огромные деньги.

— За сколько купят регоператора — вопрос чисто рыночный. Мы сформируем предложение, выставим. Это будет как голландский аукцион со ставками на повышение. Условно, стартовая цена 1,5 млрд — и погнали вверх. В итоге могут купить за 2,5 млрд рублей, а могут и за 1,5 млрд взять. Работа по подготовке к этому аукциону уже идет.

— Принято решение, какой процент акций регоператора будет продаваться? Его «отпустят» полностью или какую-то долю край за собой оставит?

— По структуре акционерного капитала сейчас сценарии разные смотрятся. Тут важен баланс. Если мы оставляем миноритарную долю у себя, это обесценивает основной пакет — меньше денег в бюджет уйдет. Если мы выставляем полный пакет, то тогда край теряет контроль над отраслью. Также рассматривается вариант с «Золотой акцией», когда за Пермским краем останется одна бумага, дающая возможность контролировать действия остальных акционеров.

В любом случае развитие раздельного сбора будет одним из условий продажи ГУПа. Если инвестор решает зайти, то он будет должен поддерживать политику региона и федерации в этом направлении. Работающая модель у нас готова, если у бизнеса будет более эффективная система организации работы — мы готовы обсуждать. Тем не менее нужно понимать, что сейчас, пока «Теплоэнерго» подведомственно правительству, его можно нагружать любой работой. Когда появится частник, уже придется договариваться: либо в рамках условий продажи, либо каким-то отдельным соглашением.

— Каким вы видите будущее раздельного сбора, когда всё уйдет в рынок?

— Чтобы раздельный сбор жил, в нем должны быть заинтересованы сами полигоны. Если реализуются планы по модернизации и строительству полигонов, то сам бизнес будет «охотиться» за мусором. Чтобы реформа заработала на 100%, нам нужен дефицит мусора, как бы это парадоксально и смешно не звучало.

Участники рынка должны думать, где им взять мусор, чтобы заработать на нем. Окупить инвестиции в проект бизнес может двумя способами: тарифом и прибыль от переработки. При этом за счет тарифа никто им не даст на 100% окупить свои затраты. Он максимум закроет их на 60%. Остальные деньги нужно будет искать в переработке, а для этого необходимо сырье, которого сейчас в достатке.


Оцените материал
14 3 2 1 7