Получайте оповещения

в вашем браузере

Подписаться Нет, спасибо

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

Properm.ru
«Пермские НТО в разрушении экскаватором не нуждаются». Интервью с первым вице-мэром Виктором Агеевым Зачем реформировать рынок нестационарной торговли именно сейчас? Наведут ли порядок напротив ЦУМа? Что будет с киосками, продающими прессу и воду? На эти и другие не менее интересные вопросы Properm.ru ответил первый заместитель главы Перми.

«Пермские НТО в разрушении экскаватором не нуждаются». Интервью с первым вице-мэром Виктором Агеевым

«Пермские НТО в разрушении экскаватором не нуждаются». Интервью с первым вице-мэром Виктором Агеевым
Зачем реформировать рынок нестационарной торговли именно сейчас? Наведут ли порядок напротив ЦУМа? Что будет с киосками, продающими прессу и воду? На эти и другие не менее интересные вопросы Properm.ru ответил первый заместитель главы Перми.

— Почему такие масштабные изменения на рынке нестационарной торговли происходят именно сейчас?

— Усилия по упорядочению мелкорозничной нестационарной торговли предпринимались достаточно систематически. Поэтому нельзя сказать, что это явление последних лет. Тем не менее любая сфера деятельности, тем более такая подвижная, как нестационарная торговля, нуждается в новых этапах своей жизни.

Основополагающим документом, который установил параметры перехода к новой системе функционирования нестационарной торговли Прикамье, стало постановление правительства Пермского края от 28 ноября 2017 года №966-п. Оно установило новые принципы, параметры, ограничения нестационарных объектов. В связи с этим была разработана новая схема, проект которой сейчас выложен в общий доступ, и приняты изменения в правила благоустройства, касающиеся размещения нестационарных объектов на частных землях.

Поэтому, отвечая на ваш вопрос, я бы сказал, что это естественное развитие событий по обновлению этой сферы.

— То есть нормы и правила, которые до этого регулировали рынок, изжили себя?

— Мы с вами должны честно констатировать факт, что существовавшее до 2017 года регулирование перестало справляться со своей задачей. Стало увеличиваться количество самовольных объектов. Мы стали больше демонтировать, но этого недостаточно. Такой путь не решает проблемы — мы демонтируем, а потом киоск устанавливается снова, и, как правило, на частной территории. Поэтому мы решили пресекать незаконное размещение НТО через административную ответственность — штрафы за торговлю в неустановленном месте, использование территории не по назначению.

Более того, в 2017 и 2018 году было много жалоб от населения на установку НТО на частных территориях. В большинстве своем решение по тем же ТСЖ не так часто принималось в том виде, в каком это действительно положено — решением общего собрания. Зачастую это делалось решением руководящих органов ТСЖ. Поэтому, те меры, которых требовало общество и в которых нуждался город, были систематизированы постановлением правительства и получили свое развитие в действиях администрации и думы города.

— Когда вы прорабатывали реформу, ожидали, что будет общественный резонанс? Предполагалась такая реакция населения?

— Это не реакция населения. Это реакция представителей бизнеса. Естественно, она была ожидаема. Мы предполагали, что отдельные сегменты отрасли будут иметь свое видение, но дело ведь не в том, чтобы это предполагать. Дело в том, чтобы с этими сегментами нормально работать.

С прессой вопрос по сути урегулирован. Мы понимаем, что судьба печатных изданий зависит от того, насколько они будут иметь возможность для розничной продажи и регулярно встречаемся с сообществом предпринимателей, которые распространяют прессу.

Вопрос с киосками воды также решен. Повторю, что уже говорил неоднократно. Никто не ставит задачу уменьшить количество киосков по продаже питьевой воды. Мы увеличили количество мест в схеме на муниципальных землях. Мы констатировали, что все-таки большинство этих объектов — это действительно не киоски, а вендинговые автоматы.

По данным Properm.ru, из 400 водных киосков на территории Перми только около 160 — вендинговые автоматы. В оставшихся работает около 1000 человек.

Та реакция, о которой вы говорите, инициирована одной компанией. У нее действительно специфический набор объектов и направленность деятельности. Это классические киоски с сидящей внутри бабушкой, в которых реализуется не только разливная, но еще и бутилированная вода. Вместе с тем, и этой компании был предложен пакет мер, который минимизирует потери. В тех районах, где киоски будут вынуждены уйти с частных земель, мы предложили разместить их в этих же районах в близости к этим же домам, но на муниципальных территориях.

— Вопрос с прессой был урегулирован по такому же принципу?

— Концептуально да. Мы включили необходимое, даже с некоторым запасом, количество мест, предложив представителям этого бизнеса определить, где они хотели бы «стоять». Постарались максимально учесть их пожелания и включили в схему размещения необходимое именно этой отрасли количество мест. Также мы перепрофилировали под продажу прессы места, которые ранее предназначались под размещение киосков смешанного ассортимента.

— Изначально в проекте схемы размещения НТО предполагалось 606 мест. Получается, что эта цифра увеличится?

— Да, она увеличится. Пока не могу сказать точно на сколько, потому что итоговое формирование вместе со всеми заинтересованными сторонами проекта схемы еще продолжается. Точное количество мест в схеме мы скажем в ближайшее время.

При этом нужно понимать, что новая схема размещения НТО, как и старая, не будет догмой. В нее будут вноситься изменения. Какие-то места будут исключаться, если бизнес к ним не проявит интерес, какие-то будут добавляться. Мы понимаем, что в отдаленных районах, где недостаточно стационарной торговли, размещение павильонов и киосков — это способ решить проблему.

— В СМИ много говорят о землях ТСЖ и муниципальных территориях, но ведь есть и другие частные земли, на которых также могут быть установлены НТО. Новые правила распространятся и на них?

— Безусловно. В дискуссии в большей степени преобладает тематика размещения на территории многоквартирных домов. Может быть, она просто несколько ближе к населению. Вместе с тем, изменения в правила благоустройства, которые были приняты в марте, касаются любых территорий, для которых не установлен вид разрешенного использования — а именно размещение НТО. Поэтому, скопление киосков напротив ЦУМа, на улице Островского в районе «авторынка» или напротив торгового дома «Петропавловский» будет нарушением правил благоустройства.

Кроме того, мы совместно с правительством края достаточно серьезно либерализуем ярмарочную форму торговли. Владельцы стационарных объектов смогут организовывать ярмарки на прилегающих территориях. То есть временную торговлю в нестационарных объектах, но в более цивилизованном формате.

— В чем отличие ярмарочной торговли от классической нестационарной?

Ярмарочная торговля — временный формат, который предполагает, что в течение нескольких дней происходит торговля. Потом она сворачивается, а территория содержится в обычном режиме. В следующее оживленное время ярмарка организуется снова.

Мы считаем, что ярмарочную деятельность в городе нужно развивать. В течение года у нас проходит порядка 70 ярмарочных мероприятий, но для Перми этого не достаточно. Такую деятельность нужно делать более упорядоченно и гласно. Должен быть сквозной календарь ярмарочных мероприятий, чтобы и потребитель и предприниматель понимал, когда и где будет ярмарка.

Что касается частных территорий, то мы рассчитываем, что такая организация торговли будет альтернативой для собственников.

— Недавно по конкурсу Минстроя Прикамья были отобраны три проекта внешнего вида киосков. Что дальше? Эти проекты будут адаптироваться под городские реалии?

— Приказом министерства архитектурные решения для нестационарных объектов будут утверждены. После чего органы местного самоуправления должны определить, на каких местах какое архитектурное решение объекта должно быть размещено.

Пермь — город большой, мы исходим из того, что в центре и центральных частях районов должны быть применены более дорогостоящие, презентабельные решения. Более простые решения могут быть приняты для размещения в периферийных частях города. Конечно, мы постараемся адаптировать архитектурные решения к потребностям бизнеса, но в первую очередь будем исходить из того, как должен выглядеть город.

— Новые правила благоустройства вступят силу уже 1 июня. Предполагается какой-то переходный период для тех же ТСЖ, чтобы они смогли решить юридические вопросы с частником, который арендует у них территорию?

— Мы исходим из того, что переходный период был и сейчас продолжается. Изменения в правила благоустройства были приняты в конце марта. Таким образом, было два месяца до вступления в силу регулирования. Повторюсь, это время продолжается.

Естественно, административная комиссия будет принимать решения о привлечении к ответственности, исходя из специфики нарушения и намерений нарушителя устранить его. Уверен, что будут приниматься во внимание действия собственника участка. Если он определился с тем, когда у него уходит объект и он гарантирует, что в ближайшее время участок будет освобожден, то будет применяться одна санкция. Если нарушение осознанное и длящееся, то будет применяться другая, более жесткая санкция.

— На счет жесткости. Почему решили выбрать штрафы, максимально допустимые для таких нарушений? Чтобы люди стали шевелиться и демонтировать НТО?

— Установление размеров санкций — все-таки вопрос Законодательного Собрания Пермского края. Но я не совсем понимаю исходный посыл вашего вопроса. Согласитесь, если нарушение совершается и продолжает совершаться, значит, санкция по нему недостаточна. Я полагаю, из этого исходят коллеги, устанавливая соответствующий размер санкций. Поэтому не нужно совершать правонарушения, тогда не будет и никакой санкции, и никакого штрафа.

Санкция ведь направлена не на то, чтобы получить с правонарушителя деньги. Она направлена на то, чтобы проступок, правонарушение перестало совершаться. Сумма штрафа — в данном случае лишь мерило и инструмент достижения ситуации, в которой правонарушение перестает совершаться.

— Стоит ли Перми ждать «ночь длинных ковшей»?

— «Ночь длинных ковшей» — сложившийся у людей стереотип о тех мероприятиях, которые были проведены в Москве по наведению порядка в сфере нестационарной торговли. Но там эта отрасль функционировала в определенной специфике, которая от Перми значительно отличается. В Москве практически все НТО были размещены на муниципальных территориях. Поэтому там был сделан выбор в сторону демонтажа.

Для Перми эта ситуация не столь характерна. Тем не менее мы усилим меры по демонтажу объектов на муниципальных территориях. Но в условиях, когда объекты размещаются на частных территориях, мы идем по пути административного регулирования, поскольку сложно занормировать право муниципалитета осуществить снос объекта на частной территории. Для этого они должны представлять опасность. Мы исходим из того, что собственник не захочет выплачивать штрафы и сам ликвидирует объект.

И еще, почему «ночь длинных ковшей»? Пермские НТО в разрушении экскаватором не нуждаются. У нас это скорее может быть «ночью длинных погрузчиков».


Оцените материал